Малым и средним заграница не поможет
25 июня 2018 в 09:10

Малым и средним заграница не поможет

Счетная палата критически оценила систему господдержки экспорта

Развивая экспорт, власти в основном оказывают поддержку крупным компаниям, а не малому и среднему бизнесу, заключила Счетная палата. При этом, согласно новым майским указам, его доля в несырьевом экспорте должна возрасти до 10%


Основная часть правительственных мер по поддержке экспорта в России ориентирована на крупные компании, а малый бизнес зачастую может не знать о них. Об этом РБК сообщила директор департамента Счетной палаты по контролю за расходами на международные отношения Ирина Третьякова.

Аудиторы пришли к выводу, что «национальная система поддержки экспорта, по сути, пока не создана», сообщается на сайте Счетной палаты, которая провела оценку российского механизма поддержки внешнеэкономической деятельности. У властей «отсутствует четкое и системное понимание того, как реализуемые механизмы поддержки экспорта в совокупности повлияют на выход российской продукции на международные рынки», заявил на коллегии палаты аудитор Александр Жданьков.

Поддержка на международном уровне приходится «в основном на крупный бизнес, который в полной мере пользуется сразу всем имеющимся инструментарием — кредитованием, страхованием, субсидированием затрат и др.», заключили аудиторы. Как объяснила РБК Третьякова, в большинстве случаев государственные меры затрагивают поддержку экспорта высокотехнологичной продукции в таких секторах, как автомобилестроение, сельскохозяйственное машиностроение, железнодорожное машиностроение и авиастроение.

В Счетной палате также назвали основных получателей экспортной поддержки среди крупных компаний. «В отрасли железнодорожного машиностроения это торговый дом «РМ Рейл», в автомобилестроении — КамАЗ, в сельскохозяйственном машиностроении — «Ростсельмаш», в авиастроении — «Гражданские самолеты Сухого», — сообщила Третьякова.

По данным аудиторов, общая сумма, на которую в прошлом году оказал поддержку Российский экспортный центр по четырем приоритетным отраслям, составила $1,4 млрд. Ее получили 45 организаций. В то же время стоимостные объемы экспорта в 2017 году составили $357,1 млрд, «превысив показатель 2015 года всего на 4%». Несырьевой неэнергетический экспорт за два года увеличился на 13,6%. Но половина таких поставок «приходится всего на десять государств, в том числе значительная часть на Китай, Казахстан и Белоруссию», указывает Счетная палата.

Усилия госорганов в вопросах поддержки экспорта не скоординированы, а часть показателей по оценке соответствующего приоритетного проекта «изначально занижены, что приводит к их перевыполнению», сказал Жданьков. «О системной работе по поддержке экспорта на региональном уровне говорить даже не приходится. Отдельно стоит отметить торговые представительства в иностранных государствах, которые реализуют одни и те же возложенные на них функции по-разному. Все плановые документы, как мы видим, нуждаются в ревизии и переосмыслении, в том числе на предмет достижения поставленных президентом задач», — подчеркнул он.

Незначительная доля

Доля экспорта, который благодаря господдержке осуществляют малые и средние предприятия (МСП), остается незначительной, говорится в сообщении СП. Однако «в большинстве случаев Счетная палата не отмечает фактов вытеснения МСП-экспортеров за счет поддержки крупных экспортеров», отметила Третьякова.

«Экспорт субъектов МСП в основном представлен сельскохозяйственной продукцией, товарами пищевой и легкой промышленности. Такой экспорт хоть и относится к несырьевому неэнергетическому экспорту, но при этом, как правило, не является высокотехнологичным», — объяснила она.

Довольствуются малым

Наращивание экспорта МСП — одна из задач, поставленных в новом майском указе президента Владимира Путина. Документ предусматривает «модернизацию системы поддержки экспортеров, являющихся субъектами малого и среднего предпринимательства». Их доля в общем объеме несырьевого экспорта должна вырасти минимум до 10%.

Сейчас однозначных оценок этого показателя нет. В целом экспортом занимаются 6% компаний МСБ, говорилось в опросе «Опоры России» по итогам четвертого квартала прошлого года. 68% ведут бизнес только в своем регионе, а еще 26% поставляют товары в другие субъекты. В качестве основной причины, почему компании не экспортируют свои товары и услуги, респонденты называли «локальную идею бизнеса» (о ней говорили 46% тех, кто не экспортирует).

В вопросе поддержки поставок за рубеж есть проблемы с терминологией, отмечается в сообщении СП. Понятия «несырьевой экспорт» и «несырьевой неэнергетический экспорт» и соответствующие перечни товаров «нормативно не закреплены», указывают аудиторы.

Еще одной причиной недостаточной поддержки малого бизнеса в вопросах экспорта стала «недостаточная осведомленность» небольших компаний об имеющихся инструментах, сказала Третьякова. Кроме того, у них может быть недостаточно знаний, чтобы заниматься экспортом.

Экспортная поддержка малых компаний эффективна в небольших экономиках, где любой предприниматель «имеет физическую возможность добраться до потребителей за пределами своей страны», считает научный руководитель Лаборатории исследований предпринимательства Высшей школы экономики (ВШЭ) Александр Чепуренко. «Опыт всех больших стран — тут Россия не исключение — показывает, что экспортная поддержка малого предпринимательства в принципе охватывает очень узкую целевую группу. Потому что подавляющее большинство МСП в России в качестве рынка имеет в лучшем случае свой субъект и несколько сопредельных. Для того чтобы выходить на экспорт, им нужны совершенно другие компетенции, которых у них нет», — считает эксперт.

Не нужна господдержка в экспорте и крупным компаниям, полагает Чепуренко, так как они имеют собственные аналитические службы, а также могут создавать филиалы за рубежом и использовать инфраструктуру российских торгпредств. Эти меры могли бы быть полезны среднему бизнесу, но его в России почти нет, добавляет эксперт.

Источник: РБК

766
Комментарии (2)
  • 25 июня 2018 в 19:14 • #
    Александр Варзар

    Всем здоровья и хорошего настроения.

    Уже четверть века в нашей стране увлеченно, даже самозабвенно, вещают про малый и средний бизнес.
    Это стало вечным трендом. Особливо перед какими либо событиями. Либо для поднятия имиджУ.
    Однако, до сих пор внятного и однозначного определения МАЛОГО бизнеса как небыло, так и нет.
    Малый - это КАКОЙ? Каковы его основные определяющие характеристики?
    Число работников?
    Валовый доход?
    Физический объем продукции?
    Ниша на рынке?
    Ежели 10 работников и 10 млрд. долларов годовой оборот это малый бизнес?
    Ежели 1000 работников 1 млрд. рублей оборот - это большой бизнес? Или градообразующий?
    Ежели 50 работников и 1000 роботов выпускают номенклатуру в сотни наименований - это какой бизнес?
    И вообще - что такое "БИЗНЕС", чем отличается от ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА? А от самозанятых?
    Посему - пока невнятность будет сохраняться. торговый центры будут субъектами малого предпринимательства, также, как управляющие компании, владеющие элеваторами...
    А этим МСБ и экспортировать то нечего. Окромя умения мимикрировать под очередную законодательную эпохаку.
    Увы и ах.

  • 26 июня 2018 в 13:26 • #
    Олег Крылов

    А чего здесь не понятного.
    Тот который у кормушки - крупный бизнес
    Кому с кормушки какие-то крохи перепадают - тот средний бизнес
    А который ни кому не нужен и о кормушке только слышал, но не видел - тот малый бизнес.
    Да и вообще уже давно надо проще делить на своих и чужих, особенно когда о "своих" не знает только ленивый, а чужие - все остальные


Выберите из списка
2019
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010