Top.Mail.Ru
Когда ничьих я вижу стариков....
21 декабря 2011 в 17:43

Когда ничьих я вижу стариков....

Нашла на просторах инета, зацепило….

Когда ничьих я вижу стариков,

Свой бой последний жизни проигравших,

Одетых кое-как, седых, уставших,

К земле пригнувшихся, все думаю: каков

Их сын, их внук, а может внучка, дочь?

Где их любви волшебное лекарство?

Чего уж там пенять на государство,

Что не желает горькой старости помочь.

Ну, не желает! Твердо и давно.

Но мы ведь можем собственного деда

Одеть тепло и накормить обедом,

Включить про Штирлица любимое кино?

И дело не в достатке, ерунда!

Немного надо старости беззубой.

Не оскудеет рубль от миски супа,

Но вот терпение и время — это да.

Принять капризы, странности, маразм,

Болезни, запах старческого тела,

Неловкость рук. Не крикнуть: «Надоело!»

Сдержаться как-то, улыбнуться и как раз

Увидит это милый карапуз,

Который через быстрые полвека

Решит из внука сделать человека:

«Зови дедульку, будем вместе есть арбуз!»

590
Комментарии (3)
  • 22 декабря 2011 в 16:26 • #
    Татьяна Красных

    А меня это цепляет до сих пор, еще со школы:
    "Боже! - думал я, глядя на него,- пять лет всеистребляющего времени -
    старик уже бесчувственный, старик, которого жизнь, казалось, ни разу не
    возмущало ни одно сильное ощущение души, которого вся жизнь, казалось,
    состояла только из сидения на высоком стуле, из ядения сушеных рыбок и груш,
    из добродушных рассказов, - и такая долгая, такая жаркая печаль! Что же
    сильнее над нами: страсть или привычка? Или все сильные порывы, весь вихорь
    наших желаний и кипящих страстей - есть только следствие нашего яркого
    возраста и только по тому одному кажутся глубоки и сокрушительны?" Что бы ни
    было, но в это время мне казались детскими все наши страсти против этой
    долгой, медленной, почти бесчувственной привычки. Несколько раз силился он
    выговорить имя покойницы, но на половине слова спокойное и обыкновенное лицо
    его судорожно исковеркивалось, и плач дитяти поражал меня в самое сердце.
    Нет, это не те слезы, на которые обыкновенно так щедры старички,
    представляющие вам жалкое свое положение и несчастия; это были также не те
    слезы, которые они роняют за стаканом пуншу; нет! это были слезы, которые
    текли не спрашиваясь, сами собою, накопляясь от едкости боли уже овладевшего
    сердца.
    Он не долго после того жил..."
    (Н.В.Гоголь "Старосветские помещики"

  • 22 декабря 2011 в 16:30 • #
    Наталья Вельгушева

    ндаааааа...
    сильно..

  • 24 декабря 2011 в 09:48 • #
    Борис Васильев

    Оба моих родителя прошли всю Войну.
    Вынесли из неё ордена, медали, ранения, жестокие воспоминания.
    Сам я служил 39 месяцев в ракетных войсках. Под землей.
    Вынес оттуда медаль, знания, язву, пониженный слух.
    Когда вижу 9 мая на обочине ветерана Войны (а особенно - одинокую старушку с медалями), стараюсь подвезти на машине до нужного места. Во всяком случае – поздравить. Иногда – вместе утереть слёзы.
    И вот попалась лет десять назад на глаза Притча неизвестного Автора.
    Теперь часто её вспоминаю-перечитываю.

    Притча о Драке

    Подралась после школы гурьба парней.
    Стенка на стенку. Жёстко. Не до первой крови, а и до второй, и до третьей. Красным по снегу.
    Победила «стенка» более отчаянных, бесшабашных, умелых в драке.
    Во главе победителей стоял самый наглый Драчун. Ему досталось большая часть трофеев: дорогой кожаный заморский ранец, авторучка с золотым пером, меховая шапка, другие мелочи, интерес девчонок.

    Прошло много времени. Давно помирились драчуны, окончили школу, некоторые – институты, расселись по офисам, расселились по квартирам-коттеджам-островам.

    Раз в пять - десять лет они встречались, вспоминали начало жизни, делились рассказами – кто – где, кто – с кем, что и как, у кого – что, и чего сколько.

    Приезжали на встречи издалека, каждый на своем транспорте: кто на самолете, кто на лакированном джипе, а кто и на космическом корабле.
    Главный Драчун обычно лихо подруливал на дымящем, гремящем, ржавом танке.
    Он спрыгивал с грязной гусеницы Т-34, прижимая к себе локтем тот самый кожаный ранец (лямки давно порвались), поправлял облезлую меховую шапку. В наружном кармане пиджака напоказ блестела всё та же трофейная авторучка.

    Его бывшие со-товарищи по драке, победители - давно его покинули, перестали приезжать. Однако, подходя к каждому из аккуратно приезжавших «побежденных», Драчун, аккуратного роста умелый боец, свысока хлопал гостя по плечу, приговаривал: а помнишь, как МЫ-ВАМ - морды начистили?..
    Тот уважительно соглашался, терпел руку на плече, но едва Драчун отворачивался, переставал прятать улыбку…

    Стол обычно заказывали в лучшем ресторане. Тосты, закуски, рассказы, уважение красавиц - почти всё поровну. Драчун больше всех ударялся в воспоминания, но с каждой новой встречей его рассказы становились громче, однообразнее и скучнее, а веселящихся вокруг него женщин становилось всё меньше.
    Во время перекуров иногда подходили к Драчуну: то Белобрысый, то Узкоглазый, то Кудрявый – просили (без особой надежды на успех) – вернуть старые трофеи, ссылаясь на то, что это, мол, подарки, память о родных, которых уже и нет…
    Драчун иногда колебался, бывало, с пьяну, что-то возвращал, но обычно отказывал.

    Особенно грубо стал отворачиваться от просьб после того, как услышал дома разговор своих Детей: мы сами ничего не умеем делать - автомобили все покупают у Белобрысого, а телевизоры – у Узкоглазого (и ведь у самого Драчуна стоял в гараже Мерседес, и стоял в кабинете заморский телевизор).

    …в конце встречи Драчун со всеми целовался, и хотя был беднее всех, широким жестом открывал золотое перо «трофейной» авторучки и подписывал, не проверяя, ресторанный счёт.
    После разъезда участников встречи на джипах-самолетах, Драчун один подходил к своему танку, постукивал пару раз по гусеницам, забирался внутрь, заводил со второго-третьего раза коптящий дизель и уезжал с высоко задранным стволом пушки.

    Снарядов для неё всё равно давно уже не было.


Выберите из списка
2015
2015
2014
2013
2012
2011
2010