Президент «Ливадийского клуба» Игорь Шатров: «Россия и Турция...
29 ноября 2009 в 01:32

Президент «Ливадийского клуба» Игорь Шатров: «Россия и Турция идут навстречу стратегическому партнерству»

http://www.newsazerbaijan.ru/analytics/20091128/43157218.html

Россия и Турция делают осознанный выбор в пользу стратегического партнерства в Черноморско-Каспийском регионе. На мой взгляд, это значит, что турецкие сценарии решения карабахской проблемы в ближайшее время будут активно продвигаться. Это может пойти на пользу переговорному процессу. Если принять во внимание, что Азербайджан и Турция выступают в роли стратегических партнеров, подключение к этому партнерству России будет выгодно всем южно-кавказским странам и будет способствовать разрешению конфликта. Выведенная за скобки Армения, которая пока воспринимается как единственный форпост России в этом регионе, должна будет сделать ряд шагов навстречу, которые смогут повысить степень доверия в регионе и перевести переговорный процесс на новый уровень. Как вариант, Ереван мог бы, например, по собственной инициативе пойти на предварительное освобождение «санитарной зоны» — большей части оккупированных районов Азербайджана. Такой шаг доброй воли позволил бы сдвинуть ситуацию с мертвой точки, возможно, заставив пойти на уступки и Баку.

Полагаю, что распространенная на днях турецкими источниками информация о якобы достигнутых в ходе завершившихся в Мюнхене переговоров решениях – согласованный с Россией шаг, направленный на активизацию процесса. Возможно, информация распространена по инициативе России без информирования об этом других сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Целью этой информационной провокации могла быть проверка реакции обеих сторон и публичная сверка свежей контраргументации участников переговоров. Напомню, сообщалось, что лидеры двух стран достигли договоренности по вопросу освобождения пяти из семи (Кельбаджар, Лачин, Губадлы, Агдам, Физули, Джабраил, Зангилан) прилежащих к Нагорному Карабаху районов, контролируемых Арменией, не уточнив, какие пять районов будут освобождены. Также якобы было признано в принципе возможным определение окончательного статуса Нагорного Карабаха на основе референдума. Кроме того, сообщалось, что в ходе встречи Ереван категорически выступил против вынесения на повестку дня вопроса об освобождении Лачинского коридора, обеспечивающего связь Армении с Нагорным Карабахом. Кстати, ничего нового в озвученных пунктах нет. Они давно присутствуют в документах Минской группы ОБСЕ. Обе страны позднее в очередной раз не подтвердили достижение в Мюнхене каких-либо договоренностей.

Ситуация на Кавказе, как и в двух других регионах древнего цивилизационного треугольника «Кавказ — Балканы — Ближний Восток», всегда зависела от внешних игроков, использующих эти точки скрепления мировых цивилизаций для изменения миропорядка в свою пользу. В настоящее время в Кавказском регионе вновь происходит перегруппировка сил. Россия, признав в качестве субъектов международного права Абхазию и Южную Осетию, изменила политическую карту мира. Этот жесткий и вынужденный геополитический «эксперимент» уже стал фактом мировой истории. Одним из результатов такого развития событий стала смена отношения США, того самого внешнего игрока, к Грузии. Последняя перестала представлять для Америки интерес, который присутствовал до военного вмешательства России в конфликт. Теперь на этом направлении отсутствуют основания для активного внешнего модерирования, потому что горячая фаза конфликта завершена, предстоит нудная дипломатическая работа. И в Белом доме раздумывают, находясь в процессе смены объекта для приложения усилий. Ведь на Кавказе осталась одна серьезная проблема – карабахская.

Россия, в отличие от Соединенных Штатов, за столом переговоров по Карабаху присутствует не только как сопредседатель Минской группы ОБСЕ, но и географически находится в этом регионе. Поэтому логично, что Москва не менее заинтересована в разрешении конфликта возле своих границ. При этом с учетом новой конфигурации геополитического пространства Россия будет стремиться к тому, чтобы закрепить свои партнерские отношения со всеми странами региона, с которыми это возможно, а не только с Арменией, выступающей сейчас в роли единственного российского форпоста на Южном Кавказе. Тем более что новой миссии для Армении в российской внешнеполитической стратегии, похоже, пока не нашлось. А необходимости в том, чтобы Ереван продолжал и дальше «держать в тонусе» Баку и Анкару, для Москвы больше нет. После признания Абхазии и Южной Осетии, наличие неплохих отношений между Баку и Тбилиси больше не является препятствием для более тесного сотрудничества России и Азербайджана, а даже наоборот дает для этого дополнительные стимулы. Богатый Азербайджан будет необходим бедной Грузии. И в будущем он может выступить неплохим посредником в восстановлении отношений России с Грузией, которое рано или поздно произойдет.

Турция не менее привлекательна для России в послевоенном кавказском контексте. Имея на своей территории 500-тысячную абхазо-адыгскую диаспору, территориально соседствуя с участниками событий, Анкара объективно не может слепо придерживаться навязанных атлантическими партнерами взглядов. Так и происходит, хотя это и не заявляется на официальном государственном уровне. Но именно турецкий флот обеспечивал в период экономической блокады снабжение Абхазии необходимыми товарами, именно турецкие суда регулярно захватывались грузинскими военно-морскими силами, именно турецкие капитаны попадали в грузинские тюрьмы. Причем это происходило даже в последний год, после признания Россией независимости Абхазии и высказанного негативного отношения НАТО к этому решению Москвы. Все основания для того, чтобы изменить формат отношений с Турцией с «сотрудничества» на «партнерство», у России присутствуют. Понимание этого имеется и у турецкого руководства. Ведь многолетняя дружба с Соединенными Штатами, участие в НАТО не позволили Турции приблизиться к осуществлению исторической мечты — стать полноправным членом европейского клуба демократий. Турция никак не может доказать чистоту своих помыслов, а ее мощная армия и флот часто втемную используются союзниками по блоку. Участие в атлантических институтах ничего не изменило в ситуации с курдским сепаратизмом, нерешенной остается проблема Северного Кипра, а с таким союзником как Греция постоянно возникают конфликты, балансирующие на грани «горячей» войны. В аналогичном положении, кстати, оказывается и Азербайджан, которому посредничество США в карабахском урегулировании ничего не дало, кроме того, что в очередной раз подтвердило силу армянского лобби в США.

Но вернемся к Турции. Как известно, она выступила с инициативой «Платформа стабильности и безопасности на Кавказе». Именно согласно этому документу, Турецкая Республика проводит политику сближения с Арменией. Не имея возможности из-за позиции Армении войти в состав стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, она, тем не менее, реально влияет на переговорный процесс, своими действиями инициирует его новые раунды. Можно сказать даже больше: неформально Турция сегодня играет роль основного посредника в карабахском урегулировании. Однако, на мой взгляд, пока все происходящее — внешнеполитическая самодеятельность Турции исключительно в ее интересах. Лишь отчасти эти инициативы стимулируются Америкой. Такое состояние не будет вечным. Вопрос о необходимости более тесного сближения Турции и России стоит на повестке дня. И процесс этот начался. Судить можно по цифрам, характеризующим торгово-экономические отношения государств. Товарооборот между Россией и Турцией в 2008 году достиг почти $40 млрд. Россия в настоящее время является самым крупным торговым партнером Турции. Турция, свою очередь,— пятым среди партнеров России, оставив позади США, Великобританию и Японию. При этом сотрудничество в наиболее капиталоемкой, энергетической сфере еще только вступает в серьезную фазу. Турция, не отказавшись от участия в проекте NABUCCO, решила создать совместные с Россией СП, согласовала реализацию проекта «Южный поток», договорилась о строительстве АЭС и «Голубого потока — 2» для транзитной поставки газа на Ближний Восток и на Кипр.

Взаимодействие развивается не только на государственно-политическом уровне и в торгово-экономической сфере. Повысился интерес друг к другу неправительственных организаций. Это пока менее заметно, но, возможно, даже более существенно. Участились совместные проекты, в частности, молодежные. Например, в 2009 году впервые известный российский политолог Сергей Марков провел патронируемый им летний молодежный форум «Форос» не только в Крыму, где политически активная молодежь постсоветского пространства собирается уже 12 лет подряд. Из Крыма молодые политологи, историки, социологи на этот раз переместились в абхазскую Пицунду, где к ним подключились как абхазские, так и турецкие студенты. И осенью форум «Форос» уже открыл свой первый сезон в турецкой Анталье. Возможно, это событие прошло в первый раз не замеченным, так как к нему сознательно не привлекалось большее внимание. Однако сам факт говорит о многом. Изменение геополитического расклада, последовавшее за признанием Россией Абазии и Южной Осетии в качестве субъектов международного права, заставляет страны региона корректировать свою политику, выстраивая новую конфигурацию отношений. Усилившаяся со стороны России работа с молодежью стран региона говорит о четко обозначившемся перспективном тренде. Россия явно не намерена упускать ситуацию в Черноморско-Каспийском регионе из-под своего контроля. И уже не кажется утопией мысль того же Сергея Маркова о создании на евразийском пространстве в будущем новой конфедерации, куда войдут и Турция, и Россия.

О ситуации на Южном Кавказе и путях решения карабахской проблемы шла речь и во время переговоров президентов России и Азербайджана Дмитрия Медведева и Ильхама Алиева в Ульяновске. Многочисленная азербайджанская диаспора в России, с местными представителями которой Алиев там встретился, заинтересована в дружеских отношениях наших стран. Это интегрированная во внутрироссийскую проблематику группа населения не менее влиятельна, чем армянская диаспора в Соединенных Штатах. Она имеет долгую, не только постсоветскую историю и потому хочет адекватного уважительного к себе отношения со стороны России. Этого можно достичь в полной мере только в том случае, когда отношения новой родины с родиной исторической находятся на высоком дружественном уровне. Ильхам Алиев подтвердил наличие такого уровня, заявив: «Если бы у всех в мире были такие отношения, как между Россией и Азербайджаном, то в мире не было бы проблем». Это очень хороший сигнал. Российская сторона отреагировала на него адекватно. Пресс-служба российского президента сообщила, что, по словам Медведева, «Москва и дальше будет прилагать все необходимые усилия для достижения урегулирования нагорно-карабахского конфликта». Это не слова, а объективная реальность. Ведь России для развития совместных проектов с той же Турцией крайне необходимы транзитные транспортные коридоры на Южном Кавказе. Поэтому стратегическое партнерство России и Турции очень выгодно Азербайджану. Как, впрочем, и стратегическое партнерство России и самого Азербайджана. Объединяясь с сильными странами региона – Турцией и Азербайджаном, Россия не опасается, что потеряет Армению в качестве партнера и союзника. Напротив, находясь в окружении друзей и партнеров России, имея возможность быть вовлеченной в совместные экономические проекты (например, в качестве страны-транзитера), Армения будет вынуждена согласовать свои позиции со всеми игроками, а значит, карабахское урегулирование станет неизбежным.

213
Комментарии (0)

Выберите из списка
2010
2010
2009