ЕСЛИ БЫ ГЕРА УМЕЛ ГОВОРИТЬ

Дорогие друзья и коллеги. Ниже — перепост материала наших коллег из Русфонда.

Мне вообще не понятно, почему это лекарство отсутствует в перечне бесплатных от Минздрава: (. Но факт остается фактом: его там нет. В связи с этим, просьба ознакомиться и, по возможности, помочь. Заранее спасибо.

http://www.rusfond.ru/panushkin.html?id=162

ЕСЛИ БЫ ГЕРА УМЕЛ ГОВОРИТЬ;

Чтобы выжить, мальчику нужны лекарства на полмиллиона

Герману Кузьмину один год и десять месяцев. Это не тот возраст, чтобы взять да и рассказать свою историю. Гера еще в четыре месяца от роду испытал приступ астмы. А в полтора года у него отнялись ноги, и даже врачи сначала не могли определить, что это за беда такая. Потом разобрались: у Геры острый лимфобластный лейкоз. Мальчик слышит эти слова и хорошо, что не понимает их. Это рак крови.

Если бы Гера умел говорить, то рассказал бы, что его родители задолго до его рождения переехали в Петербург из Пикалева. Из того самого, ныне знаменитого. Оказывается, в нем и десять лет назад молодым людям, как они выражаются, «нечего было ловить». Не сказать, что они и в Питере, точнее, в поселке Металлострой так уж много «поймали». Квартиру снимают, и это дорого. Но работа есть, и значит, жить можно и растить детей можно. Тут Гера, если бы умел говорить, обязательно рассказал про старшего брата, восьмилетнего Влада, который Геру очень любит. Когда Геру отпускали из больницы домой, то Влад так его обнимал, что мама и папа даже пугались.

Гера рассказал бы, что когда заболела правая нога и поднялась температура, его мама Татьяна, медсестра по специальности, поняла, что это неспроста. Она не очень-то поверила врачам, которые три недели лечили Геру от артрита, и забрала его из больницы домой, а потом увезла в Педиатрическую академию. А уж оттуда их с подозрением на лейкоз отправили в Институт им. Р.М. Горбачевой.

Подозрение подтвердилось.

Гера рассказал бы, что сначала мама, услышав эти слова – острый лимфобластный, – долго плакала. Гера тоже всплакнул за компанию, потому что он этих слов все равно не понимает. А мама понимает, хотя и не до конца.

А тут клиника такая строгая, что брату Владику лишний раз лучше не приходить: и сам не заметит, как принесет какой-нибудь микроб или вирус, на который ему в полном смысле начихать, а для Геры любой микроб опасен.

Правда, после 36-дневной химии врачи отпускали Геру с мамой домой – вот тогда Владик его и обнимал. Химия штука трудная и противная, сказал бы нам Гера, если бы умел говорить. И они с мамой очень надеялись отдохнуть дома от химии. Не получилось. Через два дня опять поднялась температура, мама испугалась и подумала о наихудшемо рецидиве. Но это оказалась грибковая инфекция, которая не менее опасна. Вдобавок Гере подходит далеко не каждое лекарство, на некоторые у него аллергия. Но доктора в институте терпеливые, они подбирают Гере те лекарства, которые его лечат и не калечат.

Гера не то чтобы совсем не умеет говорить. Умеет ровно настолько, насколько нужно в его возрасте. Он уже знает много нужных слов. Просто их не хватает, чтобы рассказать всю его сложную и грустную историю.

А если бы хватало, то он рассказал бы, что врачи маму приободрили. По части лейкоза у него все-таки ремиссия, то есть лейкоз ушел. Но у этой болезни есть плохая особенность – она может вернуться. Надо очень тщательно лечиться и постоянно проверяться, это трудно, но возможно. Врачи сказали маме, что в Герином возрасте и да с учетом, что лейкоз пока не залечен («не предлечен», говорят они), есть надежды.

Вот только грибок бы победить. Часто бывает так, что не «основная болезнь», как здешние врачи называют лейкоз, а именно грибковое осложнение губит малышей. Тут все и дело в лекарствах для Геры. Они очень дорогие. А государство почему-то оплачивает другие, те Гере не помогают, зато дешевые.

Даже если бы Гера умел говорить, он все равно ничего не сказал про государство, потому что он пока не знает, что это за зверь. Так что это мы за него сказали.

Виктор КОСТЮКОВСКИЙ,

ДЛЯ СПАСЕНИЯ ГЕРЫ КУЗЬМИНА НЕ ХВАТАЕТ 496 600 РУБЛЕЙ

Заведующая отделением Института детской гематологии и трансплантологии им. Р.М. Горбачевой Наталья Станчева рассказала нам, что хотя Геру удалось вывести в полную ремиссию, осложнения у него очень серьезные. В том числе инвазивный микоз с поражением легких. «Поэтому по жизненным показаниям ему на протяжении всего лечения, а это два года, необходим препарат вифенд», – сказала госпожа Станчева. Она опасается осложнений в легких, так как еще до лейкоза у мальчика нашли бронхиальную астму. И как любому ребенку на длительной терапии, подавляющей иммунитет, малышу жизненно необходим иммуноглобулин.

Дорогие друзья! Лекарства для спасения Геры Кузьмина, обойдутся в 496 600 руб. Если вы решили помочь Гере выжить, пусть эта сумма вас не смущает. Любой взнос, даже самый небольшой, будет с благодарностью принят. Пожертвования можно перечислить в благотворительный фонд «Помощь» (учредители Издательский дом «Коммерсантъ» и Лев Амбиндер). Все необходимые реквизиты есть в Российском фонде помощи. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав перевод с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. Спасибо.

Экспертная группа Российского фонда помощи

191
Комментарии (0)