Top.Mail.Ru
О благотворительности и тех, кто около...

О благотворительности и тех, кто около...

Мне переслал друг, который очень давно «в теме», да и сам инвалид. Надеюсь, не примете на личный счет, а просто примете к сведению. Источник: runewsweek.ru

Двухлетняя дочь финансиста Андрея Щербакова угасала, а московские медики даже не могли толком поставить диагноз. Щербаков обратился к немецким врачам, и те предупредили: лечить будем, но в случае осложнений стоимость лечения возрастет вдвое. Через три недели Сашу поставили на ноги, и она вернулась домой. А еще через три месяца ее отец получил спам-рассылку. <Спасите Сашеньку! Нужно собрать?100 000>,— просил неизвестный отправитель. К письму была приложена фотография и история болезни дочери Щербакова. Он удивился: дочка уже была здорова, а полный курс лечения у немцев стоил всего?8000.
Благотворительность — тоже индустрия, и по мере того как она росла, в нее пришли мошенники. С ними сталкиваются все чаще, и фонды, которые занимаются сбором пожертвований, уже не могут — а многие и не хотят — замалчивать проблему. По оценкам Александра Финютина, директора фонда <Кто, если не Я>, на благотворительность в России тратится около 16 млрд рублей в год, и почти половина этих денег уходит не по назначению. В 90-х годах в Штатах сложилась похожая ситуация, говорит Татьяна Тульчинская из фонда <Все вместе>: там тогда люди перестали доверять благотворительным организациям.
В России благотворительным фондам тоже не очень доверяют, хотя большинство из них работают честно — не доверяют не из-за мошенников, а из общей подозрительности и склонности везде видеть обман. И честные фонды от греха подальше боятся показывать на жуликов пальцем. Проблема еще и в том, что скоро тем, кто зарабатывает на благотворительности, станет жить проще. Минэкономразвития обещает в ближайшее время согласовать законопроект о поддержке благотворителей, и эксперты говорят, что он поможет не только порядочным фондам. Newsweek изучил, как в России наживаются на благотворительности.
В благотворительных фондах рассказывают, что в последнее время желающих заняться благим делом особенно много. <Постоянно приходят пиарщики от компаний-доноров и говорят: вот вам 500 000 рублей от нас, а вы мне за это 100 000 верните в конвертике>,— рассказывает руководитель крупного благотворительного фонда. То же самое с поставщиками имплантов и дорогих лекарств, подтверждает глава Российского фонда помощи Лев Амбиндер: <Говорят, размер отката там доходит до 60% от стоимости препарата. Как с этим бороться, неясно>. Впрочем, многие его коллеги уверены: лучше платить откаты и помогать нуждающимся, чем терять эти деньги. Потерять их сейчас проще, чем найти.
Самый популярный способ нажиться на благотворительности — интернет-сайты и спам-рассылки. Два года назад журналист и публицист Максим Кононенко закрыл один такой сайт: <Я обнаружил портал, на котором размещалась информация фонда <Доноры — детям>. Они брали фотографии больных детей и их истории, а номер счета меняли>. Кононенко говорит, что написал заявление в ФСБ, и злоумышленника поймали. Им оказался школьник из небольшого сибирского городка. Его пожурили и отпустили.

Волонтер из Москвы Марина раньше находила такие сайты раз в пару месяцев. А теперь рассказывает: <Но с началом кризиса они как с цепи сорвались. В месяц появляется по четыре сайта>. Она надеется, что этим порталам не удается собрать много денег.
Впрочем, если созданием <клона> занимается не ребенок, справиться с ним будет нелегко. Фонд <Подари.орг> этой весной собирал 500 000 рублей на пересадку почки для восьмилетней Ксении Гусевой. <И тут мы узнаем, что кто-то рассылает информацию о Ксюше на электронные адреса. Мошенники сменили только номер счета>,— говорит финансовый директор фонда Мила Шахматова. Фонд немедленно обратился в милицию, и счета злоумышленников арестовали. С Ксюшей все закончилось хорошо — в мае ей успешно пересадили мамину почку.
А вот фонд до сих пор пытается разобраться с мошенниками — спам-рассылки продолжаются. Шахматова рассказывает: <Мы под видом благотворителей даже в переписку с ними вступали. А они нам отвечали от лица несуществующего папы девочки. Потом мы опять привлекли прокуратуру. Они ненадолго прекратили свою деятельность, а в июне пошла та же самая рассылка>.
Мошенники успешно действуют и вне интернета. Их называют ложными волонтерами. В сентябре в Саранске арестовали Валентину Лукшину. По версии следствия, она несколько раз приезжала в Москву, находила больных детей, собирала деньги на операцию, а потом бесследно исчезала. Окончательный приговор ей пока не вынесли — материалов для дела так много, что следствие дай бог управится к осени.
Благотворительные фонды не доверяют получателям помощи и тщательно проверяют их запросы. Обычно проверка проходит в три этапа. <Первый — разговор с самой мамой. Второй — беседа с соцработником, который может проверить финансовое состояние семьи. Третий этап — комментарий и прогноз врача>,— говорит Амбиндер. Фонды сталкиваются с фактами мошенничества на каждой из этих стадий. Глава фонда <Созидание> Елена Смирнова утверждает, что из 10–15 просьб о помощи, поступающих в фонд, проверку проходит лишь одна.
<Золотое правило фондов — не давать деньги в руки. Иначе непонятно, что с ними будет. Только безналичный расчет и только с непосредственными поставщиками медицинских препаратов и услуг>,— говорит Тульчинская из фонда <Все вместе>. Впрочем, фондам поневоле приходится нарушать это правило. Например, чтобы сэкономить на налогах.
А иногда благотворитель проявляет настойчивость и хочет лично вручить деньги — считает, что так надежней. Лев Амбиндер рассказывает про такой случай: кто-то захотел сам вручить семье больного ребенка $10 000. Всего на лечение требовалось $50 000. <Ну, думаю, ладно,— вспоминает Амбиндер.— Лично так лично. Звоню маме, проверяю: пришли деньги? А она в ответ — какие деньги? Все, говорю, в таком случае мы прекращаем сбор денег. И вешаю трубку. Через полчаса мама перезванивает. Плачет, говорит: вы же все равно все соберете, а мне потом лишние $10 000 пригодятся>. Наличные — слишком серьезное искушение. От сумм выше 10 000 рублей, продолжает Амбиндер, у людей из провинции <едет крыша>, и каждый второй начинает воровать. Стремление дать деньги в руки — типичная ошибка волонтеров, говорят в фондах.
Волонтеры в свою очередь не верят фондам. В Волгограде Newsweek рассказали историю про Ефима Едигарова. Два года назад десятилетний мальчик играл в футбол и получил травму плеча. На первый взгляд пустячное повреждение переросло в саркому плечевой кости. Семья кинулась по врачам. Местные врачи помочь не смогли, и Едигаровы поехали в Москву. Там объяснили: чтобы сохранить мальчику руку, нужно купить за 970 000 рублей эндопротез и лекарства. Еще не было известно, что Ефима спасти нельзя.
В НИИ детской онкологии и гематологии к Юлии, матери Ефима, подошли сотрудники Союза благотворительных организаций России (СБОР). Они предложили собрать деньги на протез для ее сына. Юлия согласилась. <А потом полгода от фонда ни слуху ни духу. Искать новые фонды мама не стала — никакой протез, как выяснилось, Ефиму помочь не мог, и ему становилось все хуже>,— рассказывает участник ассоциации <Волонтеры Волгограда> Оксана Полтавченко. Через полгода московские врачи отправили семью обратно в Волгоград, чтобы Ефим провел свои последние дни дома.
И тут снова возник СБОР. <Пришли и говорят: мы вам сейчас привезем пустые накладные на лекарства, а вы подпишите. Деньги мы потом все равно соберем, поможем еще кому-нибудь. А потом они звонили и предлагали купить биологически активную добавку от рака>,— говорит Полтавченко. Юлия, понятное дело, отказалась. 9 февраля Ефим умер.
В СБОРе говорят, что все это неправда. Там утверждают: сотрудник ездил к Едигаровым, чтобы взять с них расписку об отсутствии претензий к СБОРу. Но волонтер Оксана теперь не верит ни московским фондам, ни местным. <Наши [фонды] тоже хороши: вместо реальной помощи онкобольным детям привозят просроченные булочки и ношеную обувь>,— говорит Оксана.
Не всем фондам можно доверять, согласна с ней Анна Белокрыльцева, автор радиопрограммы <Богач, бедняк, благотворитель> на <Радио России>, <Маяке> и еще двух федеральных каналах. Белокрыльцева не стала сотрудничать с фондом <Дети мира>. <Мы до сих пор не уверены в их прозрачности. Я лично посетила все их пресс-конференции, но так и не поняла, сколько денег они собирают и на что тратят>,— говорит Белокрыльцева. Все прозрачно и понятно, возражают представители <Детей мира>: только в мае они помогли воинам-интернационалистам и ветеранам миграционной службы. Непонятно только, причем здесь дети.
Таких примеров масса. Newsweek спросил у представителей нескольких благотворительных фондов, знают ли они о случаях мошенничества среди коллег. <Знаем. Но проще закрыть на это глаза, чем во всеуслышание обвинить известный фонд в нечистоплотности. Вреда от этой информации будет гораздо больше. Люди испугаются и вообще перестанут жертвовать>,— заявили в одном крупном фонде.
Пожертвований и так стало меньше: у крупных корпораций, основных доноров в России, теперь хватает своих забот — они не могут свести концы с концами. По данным исследования Сharities Aid Foundation (CAF), в кризис 69% российских благотворительных организаций отмечают уменьшение притока денег. Они уповают на две вещи: прямую бюджетную помощь и налоговые льготы. И льгот они вполне могут добиться.
Заместитель директора департамента стратегического управления (программ) и бюджетирования МЭР Артем Шадрин рассказал Newsweek, что в правительство наконец внесены два законопроекта и одна концепция, регулирующие отношения в благотворительности и добровольчестве. Он рассчитывает, что законопроекты будут приняты осенью.
<Изменения коснутся налогообложения>,— говорит Шадрин. Во-первых, получателям пожертвований на лечение не надо будет платить 13% с полученной суммы. Во-вторых, налоговый вычет получат физлица-<доноры>. Планируется, что они не будут платить налог с доходов, жертвуемых на благотворительность.
Кроме того, в перспективе компании будут освобождены от уплаты налога на прибыль с доходов юридических лиц, перечисляемых на благотворительность. Эта льгота действовала в 90-х. Тогда это был эффективный способ <налоговой оптимизации>: при многих крупных фирмах существовали благотворительные фонды, и их единственная функция состояла в том, чтобы помочь собственникам сократить налоговые издержки. В 2002 году от этой льготы отказались, но теперь в МЭР надеются, что ее снова введут. Хотя бы частично.
Эксперты опасаются, что эти инициативы опять позволят как частным лицам, так и компаниям уходить от налогов. <Появится новое поле для злоупотреблений. Нечистый на руку жертвователь сможет прийти в такой же фонд, дать 10 000 рублей на благотворительность — и получить 5000 рублей откатом, а потом еще и налоговую компенсацию от государства>,— считает руководитель департамента налогов и права УК <Независимые директора> Надежда Ерилова.
За этим, по данным Newsweek, будет следить Федеральная налоговая служба. Но налоговики занимаются исключительно налогами, и мошенничество в сфере благотворительности их мало интересует. Шадрин категорически отказался обсуждать тему мошенничества. Не затрагивается она и в концепции Минэкономразвития. Но эксперты утверждают: введение льгот поможет как благотворителям, так и тем, кто под них маскируется.
Тульчинская из фонда <Все вместе> рассказывает, что американские фонды вышли из тяжелого положения, в которое они попали в 90-х, разработав четкие стандарты. Фонды измеряют и проверяют сами себя. Это называется саморегулирование. Самые прозрачные и ответственные компании получают от ассоциации, объединяющей крупнейшие фонды, специальный <Знак безупречности>. То есть ассоциация гарантирует: обращаясь в такую компанию, вы знаете, что вас не обманут. По исследованию CAF, российские благотворительные организации пока оценивают свою прозрачность на 5,9 балла по десятибалльной шкале. Это крепкая <тройка>.
Потенциальные жертвователи — граждане России — о фондах и благотворительности в целом тоже невысокого мнения. По разным опросам, передавать через них деньги нуждающимся готовы только 15-20% жителей России. Это немного: сказывается распространенная в России склонность при прочих равных никому не верить. Например, в Индии с мошенничеством и коррупцией дела точно обстоят не лучше, но до 40% индийцев готовы жертвовать деньги.
Честных фондов больше, чем нечестных. Как выбрать надежный благотворительный фонд

  1. На сайте фонда должен быть публичный отчет о расходовании средств и аудиторское заключение, выполненное авторитетной компанией.
  2. Фонд должен предоставить контактную информацию с телефоном и адресом. Желательно, чтобы в этих данных были имена конкретных сотрудников фонда.
  3. Запросы от фонда должны быть предельно внятными: сколько стоит операция, какое требуется оборудование и препараты. Эту информацию легко проверить в открытых источниках.
    Надежные, по данным CAF, организации представлены на сайтах: www.wse-wmeste.ru, http://www.blago.ru, www.tak-prosto.org
    Большинство опрошенных хотят сами решать, кому жертвовать средства.

Автор: Светлана Зайцева

438
Комментарии (29)
  • 23 июля 2009 в 20:34 • #
    Юлия Яковлева

    Данная статья не открыла ничего нового. Все так и есть. Я против денежных пожертвований в фонд. Если нужны лек. препараты: спрашиваю какие и сколько и покупаю, нужен шовный материал( лет 6 назад это тоже было в дефиците) закупала, нужен протез - покупала и т.д. Крупные проблемы мы решаем с коллегами- докторами в складчину, но это все открыто и прозрачно. Считаю так правильно.

  • 23 июля 2009 в 20:42 • #
    Наталья Львовна Гузик

    У меня сейчас реализуется просветительская программа: готовим к публикации журналы и книги по реабилитации инвалидов.
    До настоящего времени вкладывалась я. Сейчас цена номера уже стала неподъемной и для меня.
    Как Вы считаете, я нужным делом занимаюсь или благоглупостью? И у кого мне просить помощи - у государства или у кого-то другого?

  • 23 июля 2009 в 20:46 • #
    Юлия Яковлева

    Не спорю - нужным. Я думаю, что нужно просить помощи у издателей, допустим, отпечатать номер, у журналистов или реабилитологов написать или отредактировать статьи или материал и т.д. Деньги и раньше мола кто давал, а сейчас и подавно.

  • 23 июля 2009 в 20:53 • #
    Наталья Львовна Гузик

    статьи есть. С избытком :). Мой сайт - http://gold-child.ru Рассылки посмотрите :).
    Издание - затратная часть. Никто бесплатно работать сейчас не будет. Не то время.
    Редактор даже в благотворительном проекте кушать хочет. А еще худ. редактор, художник, верстальщик, корректор и прочие...
    В общем, куча денег без видимого результата :(. Скоро извинюсь и прекращу проект...

  • 23 июля 2009 в 20:59 • #
    Юлия Яковлева

    Наталья, где Вы распространяете свое издание?

  • 23 июля 2009 в 21:03 • #
    Наталья Львовна Гузик

    В России. В сентябре первый журнал выйдет.
    Сейчас как раз все скопилось - и верстка книг и вычитка и прочее...
    Могу подробности в личку написать.

  • 23 июля 2009 в 21:08 • #
    Юлия Яковлева

    Давайте

  • 10 августа 2009 в 18:06 • #
    Михаил Филонов

    А почему, например, не использовать портал СБОРа - как единый ресурс по информационному потоку? Не получить от него какой-нибудь гос.статус? Определить это всё поправками в соответствующий закон!?

  • 10 августа 2009 в 18:30 • #
    Наталья Львовна Гузик

    СБОР лично мой фонд игнорирует уже 2 года. Кланяться не считаю нужным.

  • 10 августа 2009 в 19:09 • #
    Михаил Филонов

    Ясно, междусобойчики :-)

  • 11 августа 2009 в 13:45 • #
    Perminova Olga

    я бы не торопилась ярлыки приклеивать сходу :)) В этом мире помощи - все не так просто,как кажется....

  • 11 августа 2009 в 15:39 • #
    Наталья Львовна Гузик

    В СБОР принимают организации по ходатайству тех, кто туда уже вошел.
    Из Белгорода там 2 организации было. Одна уже исчезла в неизвестном направлении... понятно почему, да? Вторая на заре создания моей организации заявила, что реабилитационный центр для детей-инвалидов в Белгороде не нужен :))).
    Поэтому, я и заняла такую позицию. И к "ярлыкам" мое отношение не имеет никакого отношения :)))

  • 11 августа 2009 в 20:07 • #
    Михаил Филонов

    Рекомендация - это хорошо, но в определенном искажении сути - имеет уже упомянутый Вами результат. Если смотреть с точки зрения эффективности для малых или региональных организаций - то данное сообщество практически не достижимо. А если и попала организация в него, то предложить "старичкам" ей практически нечего - ресурсы распределены.

    Это напоминает замкнутый цикл. Есть ли выход?

  • 11 августа 2009 в 22:37 • #
    Perminova Olga

    А он нужен? Мы не попали в благотворительное собрание "Все вместе", но нисколько от этого не страдаем. Дружим с теми, кто хочет дружить с нами и не дружи с теми, кто не хочет. Мы просто работаем:)))

  • 11 августа 2009 в 23:48 • #
    Наталья Львовна Гузик

    Вот! Универсальное золотое правило: делай свое дело и не смотри по сторонам - это только отвлекает.
    Молодец, Ольга.

  • 12 августа 2009 в 18:59 • #
    Perminova Olga

    офф Наташа, сегодня была на пресс конференции http://dplaneta.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=130&Itemid=46
    Интересная программа. Ты о ней знаешь? Поддержка группы риска, но именно индивидуальная работа , в том числе с семьями и их детьми, детьми: безнадзорниками, инвалидами, сиротами и пр.. Поизучай, может и твоим мамашкам московским отломиться кусок пирога с государственного стола.

  • 13 августа 2009 в 12:51 • #
    Наталья Львовна Гузик

    Оля, так там не только беспризорниками занимаются? Тогда попробую связаться, спасибо.

  • 11 августа 2009 в 19:55 • #
    Михаил Филонов

    а никто не приклеивает...
    то что не просто - это на личном опыте знаю, так же знаю, как бывает сложно объединить людей даже если цель одна.

    А вот междусобойчики - реалии жизни и тут всё более чем просто - разные ценности и ресурсы.

    p.s. А касательно взаимодействия с СБОРом и с CAFом - был приятно удивлен тому, что на отправленные и официальные и не официальные письма никто за три месяца так не ответил.

  • 11 августа 2009 в 20:01 • #
    Наталья Львовна Гузик

    "А касательно взаимодействия с СБОРом и с CAFом - был приятно удивлен тому, что на отправленные и официальные и не официальные письма никто за три месяца так не ответил." - аналогичный опыт.
    Солдат спит - служба идет

  • 11 августа 2009 в 20:10 • #
    Михаил Филонов

    А готовы ли фонды быть 100% прозрачными?

    p.s. О благодателях не говорю, т.к. их можно выводить в анонимных пожертвователей.

  • 11 августа 2009 в 20:15 • #
    Наталья Львовна Гузик

    я - да. А это надо банку ВТБ24 показывать, что выделив ребенку-инвалиду 10 тысяч на лекарство, он тут же снял со счета благотворительного фонда 2 тысячи "за обслуживание счета"?
    То есть, меня лично наказали за то, что я эти деньги ему нашла... За лекарство я отчиталась полностью чеками. Даже с избытком.
    Но, ребенку - не жалко. А вот банку - как сказать...

  • 11 августа 2009 в 20:27 • #
    Михаил Филонов

    так, если порог прозрачных фондов превысит 10% от общей массы, то банки сами под общественным прессингом окажутся - будут немного двигаться.

    Кстати в прошлом году в Питере инциативная группа с помоги.орг реализовывали проект по объединению систем банков и иных платежных систем для пожертвований. Так же стоял вопрос по снижению комиссионных посредничестких организаций. РБК освещало. Никто не знает, каковы результаты по проекту?

  • 11 августа 2009 в 20:32 • #
    Наталья Львовна Гузик

    А сама организация помоги.орг сколько берет за свои услуги? И помогает ли всем нуждающимся?
    Там тоже есть нюансы...

  • 11 августа 2009 в 20:47 • #
    Михаил Филонов

    Помочь всем - не возможно, мы же люди, а не бог.

    Сколько берет сама организация помоги.орг не знаю.
    Да и не важно это.

    Важно, если люди делают отлично свою работу - получали за это вознаграждение (для каждого это свое: деньги или иные ресурсы, слава или общественное признание и т.д.)...
    Если организация делает хорошо свою работу, то почему она не может использовать входящие ресурсы (конечно публично сообщив условия) - это же элемент устойчивости.

    p.s. Люди, которые занимаются благотворительностью, а у самих дома или родных нужда - занимаются весьма утопичным делом для себя и окружающих, не говоря уже о своем духовном здравии. Не надо пытаться быть милосерднее и добрее бога.

  • 11 августа 2009 в 20:56 • #
    Наталья Львовна Гузик

    Бог Вам в помощь. Это бессмысленно - спорить. Каждый живет как может.

  • 13 августа 2009 в 21:48 • #
    Константин Васильев

    СПОРТИВНЫЕ ТАНЦЫ НА КОЛЯСКАХ
    «КУБОК КОНТИНЕНТОВ’ 2009»
    29 – 30 августа 2009 года
    Санкт-Петербург
    Министерство спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации,
    Комитет по физической культуре и спорту Правительства Санкт-Петербурга,
    Федерация физической культуры и спорта инвалидов России с ПОДА,
    Межрегиональная общественная организация инвалидов
    «Федерация спортивных танцев на колясках».
    Пресс-релиз
    29-30 августа в Спортивно-концертном комплексе «Петербургский»
    состоится международный турнир по спортивным бальным танцам на инвалидных колясках. В Петербург съедутся спортсмены из Австрии, Белоруссии, Бразилии, Германии, Гонконга, Израиля, Казахстана, Мальты, Нидерландов, Норвегии, Словакии, Финляндии и, конечно же, России,
    Помимо ставших привычными номинаций «КОМБИ» (один из партнеров в коляске, второй стоячий), «ДУО» (оба в колясках), «АНСАМБЛЬ» (группа от 3 до 16 человек) и «СИНГЛ» (одиночное выступление), танцоры будут впервые участвовать в командных соревнованиях. Такой турнир в мире еще не проводился. Это первый опыт. Чем же он интересен? На таких соревнованиях повышается командный дух, возникает спортивный азарт, а болельщики болеют не только за любимую пару, но и за свою команду. Результат одной пары совсем не означает безусловного лидерства, а команда, которая в одном туре может быть последней, после следующих - способна вырваться в лидеры. Это повышает элемент «боления» и включает элемент непредсказуемости, так как результат неизвестен до самого последнего момента.
    В мире проводятся различные соревнования по танцам на колясках: это и чемпионаты мира и Европы, и Кубок мира, и чемпионаты стран. Несколько лет назад Россия впервые провела соревнования среди «Ансамблей», затем в соревнования мы включили категорию «Single», а теперь предлагаем еще один новый вариант – конкурс команд.
    Такого рода международные соревнования, мы планируем сделать ежегодными и популярными среди стран всех континентов. В дополнение к этим соревнованиям будут проходить и обычные индивидуальные первенства.
    Также велика социальная значимость этих соревнований. В дальнейшем, планируется проводить эти соревнования, как интеграционные, совместно со здоровыми танцорами. Таким образом, в соревнованиях принимают участие все, независимо от физических возможностей и способах передвижения, в рамках международных правил танцевального спорта и спортивных танцев на колясках.

    Церемония открытия Первого «Кубка Континентов» по спортивным танцам на колясках состоится 29 августа в 13.00 часов
    по адресу: Санкт-Петербург СКК «Петербургский» пр. Гагарина, д.8

    Вход для зрителей свободный
    Дополнительную информацию вы можете получить по тел.: 347-64-48, 347-64-49. Секретарь - Федоренко Анна: +79045102094
    Аккредитация журналистов: PR-менеджер - Андреева Татьяна: +79112335311
    Координаты Оргкомитета: e-mail: # http://www.wdr.ru/
    Tel/fax: +7 – 812- 234-54-32

  • 15 августа 2009 в 15:26 • #
    Александра Выходцевская

    Весьма полезная статья. Я 4 года в благотворительности, и в статье для меня мало нового, разве что имена и факты...
    а тенденции, к сожалению ... В украинских условиях быть явным благотворителем - не просто "не выгодно", часто еще и опасно, так как сразу возникает интерес у соответствующих органов " ага! разбогател? или сюда! "
    Следующий момент. Вот я, например, точно знаю некоторые фонды, которые ведет себя как в бизнесе, не задумываясь, что в благотворительности не может быть конкуренции, кроме как " кто сделает еще больше?"

    Здесь вопрос ценностей и целей. Но, даже зная конкретные факты злоупотреблений и вреда нуждающимся такими фондами, мы не придаем их огласке, чтобы не разрушить и без того хрупкое доверие людей к благотворительным фондам вообще...

  • 15 августа 2009 в 15:40 • #
    Наталья Львовна Гузик

    Александра, так и для меня мало нового, поскольку давно работаю - в общей сложности уже лет 20, не меньше...
    Вопрос в одном...
    Вот, говорят, что "бывших" не бывает... В руководстве, в ФСБ и т.д....
    В нашем секторе - тоже бывших не бывает.
    Была Людмила Веко председателем БелАПДИ, работала со шведами. Сделала реабилитационный центр для детей-инвалидов в Минске. Плохой - хороший - обсуждать не будем...
    Переехала она в Нижний - и так же продолжает работать с этими благотворителями.
    Но, проблема в том, что в Нижнем Новгороде Центр ранней помощи детям-инвалидам изначально делался при методической поддержке института коррекционной педагогики РАО. А сейчас там шведы, и Николай Николаевич Малофеев, директор ИКП, говорит: "пока там шведские деньги - нам делать нечего".
    Я говорила с сотрудниками этого центра. Они говорят, что то, что им давал московский институт - на порядок лучше.
    Однако...
    Я не думаю, что это позитивная тенденция - соревноваться средствами на счетах. Но, как решить проблему - я пока не знаю.