Профессионалы приходят на помощь. Игорек Загваздин.

Профессионалы приходят на помощь. Игорек Загваздин.

Эта статья написана Екатериной Михиной — журналистом из Рязани. Как она сама о себе говорит, «ничего особенного».
Возможно, в ней найдут профи недочеты и неточности. Но для меня это было не важно. Важно то, что человек откликнулся, пусть впервые, получил опыт делания добра и сопереживания — и чуть-чуть по иному стал смотреть вокруг. А, значит, все впереди.

«У ребенка нет мозгов!

Пусть тихонько умирает».

Даже в наше отнюдь не гуманное время история трехлетнего Игорька Загваздина отличается не просто циничным отношением к больному ребенку, а какой-то изощренной жестокостью.

Поздний, желанный и больной…

Игорь появился на свет, когда его маме, Надежде Анатольевне, уже «стукнуло» 36 лет. К тому времени старшей дочери было 20 лет, младшей — 16. Последующие несколько беременностей закончились трагически. И вот Надежда Загваздина поняла, что снова беременна. Радость ее могут понять только те женщины, которые неоднократно теряли своих желанных, но так и не родившихся детей.

Во время ожидания ребенка у Надежды подскочило давление. Ее отвезли в Ханты-Мансийскую больницу, сделали УЗИ… Исследование показало, что у плода началось кровоизлияние в мозг. Малышу — это оказался мальчик — в срочном порядке помогли появиться на свет, поместили в реанимационное отделение, и началась борьба за его выживание.

  • У меня сжалось сердце, когда я впервые увидела сына, такого маленького, беспомощного, под стеклянным колпаком. Тогда он весил всего два килограмма,— вспоминает Надежда Анатольевна, вновь переживая первые страхи за жизнь ребенка.— Но все обошлось. Мой мальчик, Игорек, выжил, и спустя месяц мы оказались дома. Как мы радовались с дочерьми! Думали, что все самое страшное позади, что дальше будем просто жить и воспитывать сыночка и братика. Но нет, кошмар только начинался.

Когда ребенку исполнилось три месяца, мама Игоря заподозрила неладное. Малыш стал вдруг неуправляемым, не ел и не спал, ветхое жилье Загваздиных и днем и ночью оглашалось плачем. Снова больница, снова страхи и боль матери, и жуткий диагноз — гидроцефалия. Игорьку сделали операцию и выписали домой. Казалось бы, хватит уже мучений, выпавших на долю маленького мальчика и его мамы. Но кто-то там, наверху, решил, что они многое еще могут вынести.

Вместо операции — капли в нос!

  • Конечно, Игорек отставал в развитии, у него же еще и ДЦП. В положенное время он, например, не смог сесть. Я занималась с ним все время: делала массаж, играли в развивающие игры. Думала, что понадобится только чуть больше времени и терпения. Но в два года мой мальчишечка снова заболел. Так получилось, что это произошло в субботу, и мне ничего не оставалось, кроме как вызвать «скорую». Врачи моментально поставили диагноз: «ОРВИ». «Вам надо в инфекционное отделение!»,— сообщают мне. «Посмотрите,— говорю,— нашу карточку! У ребенка гидроцефалия!». Но почему-то врачам такое положение вещей не понравилось, они сунули мне бланк и велели писать отказ от госпитализации. Оставили «простудный» диагноз, выписали лекарства и уехали.

Так Игорек еще два дня пролежал дома без врачебной помощи. А в понедельник Надежда Анатольевна собрала ребенка и отправилась с ним в известную уже больницу. Загваздина подумала уж было, что теперь-то помогут, но… Нейрохирург ханты-мансийской больницы, который делал операцию трехмесячному Игорю, отказался от него. «У ребенка нет мозгов, зачем его мучить понапрасну? Пусть себе лежит тихонечко…». Пока сам не умрет, другими словами.

Надежда Анатольевна кинулась к главврачу, тот отправил ребенка в Сургут, и на операционный стол мальчик попал, будучи уже в коме… Но операция прошла успешно, и Игорек не только выжил, но и спустя 11 дней был уже дома. А самое главное, что сделали врачи Сургута,— дали Надежде надежду. Специалисты заверили ее, что ребенок далеко небезнадежен, что за границей дети с такими заболеваниями если и не излечиваются полностью, то после реабилитационного курса живут и развиваются почти как полноценные детки. Так то за границей…

«Да сдайте Вы его!»

Но Надежда Загваздина не опустила руки, она принялась обивать пороги инстанций. Мэр, губернатор, чиновники помельче, депутаты всех уровней… Она стучалась во все двери, где ее соглашать и… и только. «Сдайте в интернат!»,— звучал привычный уже ответ. Некоторые при этом, правда, выражали сочувствие. Единственный человек, который помог конкретно — директор «Ханты-Мансийского Банка» Дмитрий Мизгулин — выделил денег на косметический ремонт. А вот с водопроводом, отоплением и канализацией дела обстоят как нельзя хуже. Но речь сейчас не о том. И Надежда Анатольевна, и младшая сестренка (старшая живет отдельно) готовы терпеть эти неудобства, лишь бы как-нибудь помочь Игорьку.

Загваздина обращалась во многие благотворительные организации, даже в фонд имени Аниты Цой, но не получила никакой помощи. А какая же помощь нужна Надежде Анатольевне? — спросите вы. Отвечу: ей надо собрать 18500 евро для прохождения курса лечения Игорька в медцентре Франкфурта-на-Майне. Это одна из ведущих клиник мирового уровня, где мальчику могут реально помочь. А пока… Пока в семье Загваздиных не хватает денег даже для поездки в сургутскую клинику.

Непригодная жизнь в непригодном жилье

Всем известно, что деньги — к деньгам, а вот беда одна не ходит. Заполыхал по соседству с Загваздиными ветхий домишко, приехали, как положено, пожарные. Сделали доброе дело — погасили огонь, попутно залив дом, где проживает семья больного мальчика. И что теперь? За счет МЧС отремонтировали дом? Городские власти помогли? Да нет, конечно! Все это — из области фантастики. Живут люди в непригодных квартирах, сырых, с прогнившими полами, с облупленными потолками. Дом вроде бы предполагают сносить. Когда? Нет ответа. Переедут ли Загваздины в нормальное жилье? Нет ответа. Все как всегда.

Жизнь или шуба?

Когда узнала об этой семье, задумалась над вопросом: восемнадцать с половиной тысяч евро — много это или мало? Для обитателей какой-нибудь Рублевки, наверное, так, пшик, даже не «оттянуться по-человечески»! Или, к примеру, не купить девятую по счету шубу. Может, и вправду не покупать, а? Ведь можно же обойтись без очередной эксклюзивной шмотки, тем более, весна на носу. Может, помочь Игорьку купить здоровье? Ведь жизнь-то у каждого одна, и она тоже эксклюзивная.

175
Комментарии (1)
  • 6 апреля 2009 в 13:19 • #
    Наталья Львовна Гузик

    Информация для заинтересованных лиц.
    19 марта по нашему настоянию ханты-мансийский здравотдел устроил телемост семьи Загваздиных с РДКБ. Неизвестный ни нам ни маме Игорька специалист объявил, что ребенок в дополнительной реабилитации не нуждается, а, поэтому, в Москву ему ехать нет необходимости.
    Мягко говоря, странное заявление специалиста. Международные клиники пришли к диаметрально противоположному заключению.

    Сегодня рано утром Надежда Загваздина с сынишкой выехали из Ханты-Мансийска в Москву.
    Самостоятельно, на свои средства.
    Они приедут рано утром 8 числа.

    Все, кто желает встретиться с семьей и мной, а так же помочь с организацией приема наших подшефных, могут позвонить мне на моб. +7=962-922-36-03 или написать на e-mail #

  • Желаете ознакомиться с остальными комментариями или оставить свой? в сеть, чтобы получить полный доступ к функционалу Профессионалов.ru! Еще не участник сети?