Рефлекс свободы >>>
20 сентября 2011 в 23:29

Рефлекс свободы >>>

В этой статье Вы узнаете о том, почему люди защищают своих палачей; почему орга-низм сам стремится к болезням; почему мы постоянно попадаем в одни и те же неприятности; и еще многое другое.

ВСТУПЛЕНИЕ
В 1917 году И.П. Павлов и М.М. Убергриц описали новый безусловный рефлекс, при-сущий всем животным (5). Этот рефлекс выражается в том, что встретив препятствие, животное старается его преодолеть, освободиться от него. И.П. Павлов назвал данный рефлекс рефлексом свободы. В том случае, если препятствие является непреодолимым, то, повинуясь инстинкту самосохранения (стремлению к выживанию – прим. ред.), животное смиряется, и таким образом, проявляется рефлекс рабства (приспособление – прим. ред.). Наиболее просто в лабораторных условиях рефлекс свободы демонстрируют следующим образом: животное руками фиксируют на одном месте. В ответ животное старается вырваться (это первая стадия рефлекса свободы), но через некоторое время животное прекращает бесплодные попытки освободиться, ведущие только к потере сил, и затихает. Это вторая стадия рефлекса свободы, или рефлекс рабства.

Подавить рефлекс свободы и заставить животное подчиниться можно и более изощренным образом. Собаку закрепляют в экспериментальном станке, она отчаянно сопротивляется, но при этом может получить пищу только в таком фиксированном положении. Собаке ничего не остается как смириться, иначе ей грозит смерть от голода.

По мере продолжающегося ограничения свободы закономерно происходит дальнейшая адаптация поведения животных и человека к обстоятельствам, изменить которые они не в си-лах. И это — третья стадия рефлекса свободы (2). (Для удобства предлагается называть эту третью стадию «СОУЧАСТИЕ» – прим. ред.). На этой стадии происходит не только активное торможение рефлекса свободы, проявляющееся смирением и вынужденным подчинением роковым обстоятельствам, но и патологическая адаптация, к ранее не приемлемым обстоятельствам по принципу все более полного и безоговорочного обслуживания господина его рабом. Такой тип поведения приводит, во-первых, к закреплению, стабилизации, самоподдержанию патологической ситуации и, во-вторых, к развитию патологического процесса. В итоге это неминуемо ведет в развязке – гибели организма или другой системы, например, социальной (фирмы или государственного организма).

Пример 1. Девушка выходит замуж. Со временем муж начинает пить. Между тем, рожда-ется первый ребенок, за ним второй. Женщина уходит с работы и становится все более зависи-мой от мужа. Муж продолжает пить. Сначала женщина пробует возражать (рефлекс свободы), но затем смиряется со своей судьбой (рефлекс рабства). А дальше, чтобы заслужить одобрение домашнего тирана, сама наливает ему и даже участвует в попойках (третья стадия – «Соуча-стие»). Часто подобная драма переходит в трагедию, когда в пьяном угаре муж убивает жену (ножом), или она его (сковородкой).

Пример 2. Когда к власти приходит тоталитарный режим, то народ после стадии сопротивления в результате переходит к «молчанию ягнят» и тихим разговорам на кухне, а затем все больше людей начинает активно сотрудничать с новой властью. При этом неизбежно происходит деградация общества. Когда пропаганда ежедневно призывает разобраться с «врагами народа», убить «врачей-вредителей», расстрелять «маршалов-шпионов», а всех, кто эту идею не поддерживает — тоже причисляет к «врагам народа» с соответствующими оргвыводами, то такая вера перерождается в «правоту правого дела». В итоге люди постепенно присоединяются к толпе и гневно требуют оторвать собачьи головы «врагам народа», и закручивается «красное колесо». Со временем погибает все больше талантливых и способных людей, а покорные и людишки («серые мышки»), согласные пасть ниц перед режимом и обслуживать его, остаются жить. Все это приводит к тому, что только эти «серые мышки» и дают потомство, при этом рабский дух «впитывается с молоком матери». Таким образом, селективное преимущество получают рабские гены и рабское поведение, т.е. осуществляется патологический, противоестественный отбор, а к власти на всех уровнях приходят люди, поддерживающие эту систему. Создается видимость благополучия, которая рассеивается по мере прогрессирования третьей стадии рефлекса свободы («Соучастие»), и наступает развал системы.
—————
Скачать статью полностью можно по ссылке — http://www.osoznanie.biz/info/books.htm (4. «Рефлекс свободы»)

—-
С уважением,
Балыкин Александр

159
Комментарии (3)
  • 21 сентября 2011 в 11:50 • #
    Александр Владимирович

    Super!

  • 21 сентября 2011 в 13:35 • #
    Александр Балыкин

    Спасибо.

  • 21 сентября 2011 в 23:50 • #
    А Максаков

    Почему так инертен наш народ
    редактировать
    Вот попалась такая статья в нете, думаю вот здесь разгадка многих процессов в нашем обществе.

    В 1964 году Мартин Зелигман, оказался в одной из известных психологических лабораторий Пенсильванского университета. Руководитель лаборатории Ричард Соломон в то время проводил серию экспериментов над собаками по схеме Павлова, для изучения условных рефлексов. В ходе первых экспериментов Зелигман заметил, что существуют ситуации, в которых собаки перестают подчиняться условному рефлексу. Чувствительный удар электротоком, который следовал за громким звуком, не вырабатывал рефлекс. Селигман предположил, что причина может состоять в том, что в ходе самого эксперимента собаки не имели физической возможности избежать электрошока – и привыкли к его неизбежности. Собаки научились беспомощности. Для подтверждения этой идеи было решено организовать эксперимент по изучению открытого им феномена выученной беспомощности.

    Вот как сам Селигман описывает схему этого эксперимента:
    "...Первой группе предоставлялась возможность избежать болевого воздействия. Нажав на панель носом, собака этой группы могла отключить питание системы, вызывающей шок. Таким образом, она была в состоянии контролировать ситуацию, ее реакция имела значение. Шоковое устройство второй группы было "завязано" на систему первой группы. Эти собаки получали тот же шок, что и собаки первой группы, но их собственная реакция не влияла на результат. Болевое воздействие на собаку второй группы прекращалось только тогда, когда на отключающую панель нажимала "завязанная" с ней собака первой группы.
    Третья группа шока вообще не получала." [Селигман, 1977]

    Таким образом, две группы собак подвергались действию электрошока равной интенсивности в равной степени, и абсолютно одинаковое время. Единственное различие состояло в том, что одни из них могли легко прекратить неприятное воздействие, другие же имели возможность убедиться в безрезультативности своих попыток как-то влиять на неприятности. С третьей группой собак ничего не делали. Это была контрольная группа.

    После такого рода "тренировки" все три группы собак были помещены в ящик с перегородкой, через которую любая из них могла легко перепрыгнуть, и таким образом избавиться от электрошока. Именно так и поступали собаки из группы, имевшей возможность контролировать шок. Легко перепрыгивали барьер собаки контрольной группы. Собаки же с опытом неконтролируемости неприятностей жалобно скулили, метались по ящику, затем ложились на дно и, поскуливая, переносили удары током все большей и большей силы.

    Из этого Селигман и его товарищ сделали вывод, что беспомощность вызывают не сами по себе неприятные события, а опыт неконтролируемости этих событий. Живое существо становится беспомощным, если оно привыкает к тому, что от его активных действий ничего не зависит, что неприятности происходят сами по себе и на их возникновение влиять никак нельзя.

    С людьми бывает то же самое…
    Хирото придумал следующую схему эксперимента. Сначала он предложил трем группам испытуемых обнаружить комбинацию кнопок, нажатие которых будет отключать громкий раздражающий звук. У одной группы такая возможность была – искомая комбинация существовала. У другой же группы кнопки были просто отключены. Какие бы комбинации они не нажимали – неприятный звук не прекращался. Третья группа вообще не участвовала в первой части эксперимента.

    Затем испытуемых направляли в другую комнату, где стоял специально оборудованный ящик. Испытуемые должны были положить в него руку, и когда рука прикасалась ко дну ящика, раздавался противный звук. Если испытуемые касались противоположной стенки – звук прекращался.

    Эксперименты Хирото доказали две важные вещи. Было установлено, что люди, имевшие возможность отключать неприятный звук, выключали его и во второй серии экспериментов. Они не соглашались с ним мириться и быстро обнаруживали способ прекратить неприятные ощущения. Так же поступали люди из группы, не участвовавшие в первой серии.

    Те же, кто в первой серии испытал беспомощность, переносили эту приобретенную бес