Top.Mail.Ru
Рейдерский захват. Случай из практики

Рейдерский захват. Случай из практики

Автор неизвестен.

Этот случай интересен тем, что рейдерами стали сами учредители, захотевшие исключить неугодных участников (так называемое внутреннее рейдерство).
Организация (ООО), подвергшаяся рейдерству, изначально занималась автомобильными перевозками, причем в составе ее участников значилось четыре физических лица, один из которых занимал должность генерального директора. Доли в уставном капитале были поделены следующим образом две по 30% (участник 1 и участник 3) и две по 20% (участник 2 и участник 4, он же — генеральный директор). В результате возникновения внутреннего конфликта между учредителями относительно управления организацией, участник 1 и участник 2 вступили в сговор с целью исключить из состава участников общества участника 3 и участника 4 без их ведома.

Формально исключение произошло так: в определенный момент за спиной директора было «проведено» внеочередное общее собрание участников общества, на котором согласно данным регистрационного листа присутствовали трое участников общества (за исключением участника — директора). Доли участников составляли вместе 80%, что позволяло им принимать значимые для организации решения. По итогам было составлено два протокола общего собрания участников. Согласно первому протоколу было принято решение о досрочном прекращении полномочий директора и назначение на его должность другого участника. Так был создан юридический документ, содержание которого позволяло взять текущий контроль над организацией участнику 1, получившему полномочия генерального директора. Вторым протоколом участников 3 и 4 лишают принадлежащих им долей в уставном капитале по мотиву неоплаты доли в установленный законодательством РФ срок (напомним, этот срок равен одному году с момента создания организация).

В результате участники 1 и 2 становятся полновластными хозяевами организации. Им остается только одно: на основании составленных протоколов внести изменения в ЕГРЮЛ, которые налоговая, конечно же, регистрирует (по причине отсутствия права налоговой вникать в законность происходящего), в результате чего происходит полное узаконение смены генерального директора и изменения состава учредителей общества. Это и было сделано.

Затем оставшиеся два участника совершают ряд действий, направленных на «размывание» незаконно полученных долей для того, чтобы «отстраненным» участникам было сложнее требовать их возврата в судебном порядке. Для этого сначала все доли продаются самой организации, а потом новый генеральный директор вновь входит в состав участников и вводит туда новых лиц, таким образом, перераспределив доли в уставном капитале между новыми участниками. Соответствующие изменения исправно вносились в учредительные документы юридического лица и регистрировались в налоговых органах.

Так состоялся рейдерский захват: власть в организации оказалась захваченной, и налоговый орган зарегистрировал соответствующие изменения в учредительные документы.

В действительности (что впоследствии было установлено судом, рассмотревшим иск пострадавших участников о признании недействительными всех решений общих собраний участников общества, см. решение Арбитражного суда г. Москвы от 6 июля 2007 года № А40-66061/06-134-492) внеочередное собрание участников общества было неправомочным, поскольку на самом деле на нем присутствовало лишь двое участников, доли которых составляли 50%. А в силу положений Устава, такие решения могли приниматься только в случае, если в совокупности доли участников составляли более 60%. Кроме того, двое участников не были надлежащим образом уведомлены о созыве данного собрания: один из них получил конверт с чистым листком бумаги, второй же не получил даже чистого листка.

Суд захотел ознакомиться со спорным решением, но участники 1 и 2 отказались представить подлинный экземпляр решения общего собрания, в том числе регистрационный лист участников собрания, поскольку заведомо знали, что подписей участников 3 и 4 на нем нет либо они поддельны. Тактическим ходом рейдеров стало то, что они представили суду только нотариально заверенные копии регистрационного листа участников собрания общества, из которого следовало, что в собрании принимали участие все участники общества. Недобросовестные участники надеялись на то, что нотариальная копия документов — достаточное доказательство правомерности проведения общего собрания, а также и на то, что по таким документам нельзя делать экспертизу, доказывающую факт подделки документов. При этом участник 1 заявил, что оригиналы документов общего собрания у него были похищены, о чем он поставил в известность правоохранительные органы.

Несмотря на то, что участники 3 и 4 подтвердили в суде, что на момент проведения оспариваемых собраний, обладая 50% уставного капитала они не принимали участия в собрании, не были извещены о времени и месте проведения собрания, получилось, что ровно половина участников заявляла одно, а вторая половина — противоположное. Ситуация практически тупиковая, на чем и был построен расчет рейдеров.

Однако суд не поверил участникам 1 и 2, фактически подтвердив факт рейдерского захвата. Суд указал, что в соответствии с п. 8 ст. 75 АПК РФ письменные доказательства предоставляются в арбитражный суд в подлиннике или в форме надлежаще заверенной копии. Подлинные документы представляются в арбитражный суд в случае, если обстоятельства дела согласно федеральному закону или иному нормативному правовому акту подлежат подтверждению только такими документами, а также по требованию арбитражного суда. Согласно ст. 37 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» доказательствами участия лица в собрании участников общества является регистрация участника общества. Таким образом, по мнению суда, при отрицании участниками 3 и 4 своего участия в оспариваемом собрании отсутствие подлинного регистрационного листа лишает других участников общества права выразить свою мотивированную позицию по подлинности подписи в копии регистрационного листа. На довод рейдеров о том, что суду представлена нотариально заверенная копии листа регистрации участников общего собрания с подписями участником 3 и 4, суд отреагировал, указав, что нотариусом удостоверена лишь подлинность представленной обществом ведомости регистрации, но не удостоверена подлинность самой подписи участников 3 и 4 на данном документе. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что факт участия участников 3 и 4 в оспариваемом собрании не доказан.

В результате суд признал все решения общего собрания недействительными из-за отсутствия кворума, необходимый для принятия такого решения участниками общества.

Другой процесс был связан с решением вопроса о незаконном лишении двух участников принадлежащих им долей в уставном капитале общества (см. решение Арбитражного суда г. Москвы от 12 декабря 2007 года № А40-72677/06-134-555). Мотивировка осталась той же: незаконное проведение общего собрания. Помимо этого, пострадавшие участники указали суду на то, что действия по их незаконному выводу из состава участников общества были произведены новым директором общества, незаконно избранным на эту должность, и именно он подписал со ссылкой на решение общего собрания документы о перераспределении долей, на основании которых налоговым органом были внесены последующие изменения учредительные документы общества. По итогам рассмотрения спора суд пришел к выводу, что заявление о государственной регистрации изменений в учредительные документы организации, подписано неуполномоченным лицом, участники общества не принимали решений о внесении изменений, на основании которых были налоговым органом произведены записи в ЕГРЮЛ. На этом основании суд удовлетворил требования участников 3 и 4 о признании недействительными записей о переходе принадлежащих им долей, внесенных в ЕГРЮЛ.

Рейдеры, пользуясь имеющимися у них возможностями, обратились в апелляционный суд с надеждой пересмотреть позицию суда первой инстанции, или, по крайней мере, оттянуть момент вступления решения суда первой инстанции в силу. Но апелляционный суд также не пошел на поводу у рейдеров. По мнению суда, отраженному в постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 октября 2007 г. № 09АП-11112/2007-ГК, суд первой инстанции пришел к верному выводу.

С целью максимальной защиты своих прав один из участников, незаконно лишенный доли в уставном капитале организации, обратился в арбитражный суд еще с одним иском, целью которого стало оспаривание договора, заключенного между обществом и новым директором, о продаже последнему 100% доли уставного капитала (см. решение Арбитражного суда г. Москвы от 23 октября 2007 г. № А40-29333/07-136-152). И этот иск был удовлетворен. По мнению суда, договор о продаже 100% доли в уставном капитале общества подписан неуполномоченным лицом, который не мог выступать в качестве генерального директора (что следует из предыдущего решения суда). А в случае заключения сделки от имени юридического лица при отсутствии полномочий, такая сделка должна быть призвана ничтожной по правилам статьи 168 ГК РФ. Результатом стало признание недействительным оспариваемого договора купли-продажи 100% доли в уставном капитале общества, заключенного между обществом и новым директором.

Параллельно обращению в арбитражный суд участник 4, незаконно лишенной должности генерального директора, обратился в районный суд по месту нахождения организации с иском о восстановлении на работе в качестве генерального директора (см. Заочное решение Кузьминского районного суда г. Москвы от 18 декабря 2007 г.). Основанием для подачи иска выступило решение арбитражного суда, которым был признано недействительным решение общего собрания общества, которым прежний директор был отстранен от должности. Районный суд, иск удовлетворил, указав, что согласно п. 2 ст. 278 Трудового кодекса РФ трудовой договор с руководителем организации прекращается в связи с принятием уполномоченным органом решения о прекращении трудового договора. Поскольку решение, на основе которого руководитель был снят с должности, было признано в судебном порядке недействительным, то отсутствовал какой-либо документ, позволяющий уволить его с поста генерального директора. Дальнейшая попытка отменить данное решение также оказалась неудачной (см. Определение Кузьминского районного суда г. Москвы 15 февраля 2008 г.).

5464
Комментарии (6)
  • 13 июня 2010 в 18:11 • #
    андрей кузнецов

    какова по вашему вероятность при рейдерстве выиграть переломить так сказать ситуацию быть в выигрыше отвоевать свое!совет если можно

  • 14 июня 2010 в 05:35 • #
    Artem Dultsev

    Вероятность переломить ситуацию в лучшую сторону для истинного собственника изначально во многом зависит от грамотно составленного устава. Знание тонкостей нашего законодательства стоит по умолчанию.
    А в целом, в каждой ситуации - свой подход.
    Если есть "выход" на правоохранительные органы - это только плюс.

  • 14 июня 2010 в 13:56 • #
    андрей кузнецов

    сейчас у моих друзей такая сложная ситуация замешаны главные фигуранты области но как только генпрокуратура ими заняласьпомогаем начали возбуждать уголовные дела .вообщем интересно

  • 14 июня 2010 в 18:55 • #
    Artem Dultsev

    Передел собственности - занятие наверняка занимательное. Особенно для тех, кто зарится на чужое. Для собственника же это своеобразная проверка на прочность. Неслучайно те, кто имеет возможность, оформляет право собственности на актив через оффшор: хороший способ ограничить доступ рейдеров к предприятию.

  • 25 июня 2010 в 20:45 • #
    Artem Dultsev

    Из той же серии...

    Рейдерство в России (по сути – захват фирм) становится всё более острой проблемой. Уже развита своего рода инфраструктура – есть те, кто занимаются рейдерством профессионально. Однако почему-то до сих пор практически нет тех, кто мог бы ему противодействовать.
    От захвата не застрахована ни одна фирма, будь то успешно работающее и приносящее прибыль предприятие или начавший загибаться ещё в начале 90-х локальный монополист. Если сама компания, её активы или перспективы вызвали чей-то интерес – схему захвата для него подготовят. Масштабы проблемы уже таковы, что она обсуждается на самом высшем уровне. Из недавнего выступления Президента России Дмитрия Медведева: «Это очень опасная болезнь и, может быть, это прозвучит не вполне либерально, но за такого рода действия нужно сажать в тюрьму».
    Но пока не сажают. Пока официально даже нет такого преступления – рейдерство. В лучшем случае, возможно привлечь «чёрных» рейдеров за мошенничество, вымогательство, подделку документов, самоуправство и т.п.

    Рейдерские схемы
    Основных сценариев захвата фирмы может быть несколько:

    •«Чёрное» рейдерство – откровенно противозаконные действия, вплоть до силового захвата предприятия, шантажа руководителей, подделки документов и т.п.
    •«Серые» схемы – незаконное «корректирование» законных или псевдозаконных методов. Например, подкупают судей, чтобы было принято вполне законное решение на основании фальшивых документов (например, поддельного реестра акционеров), различного рода воздействие на партнёров предприятия.
    •«Белый» захват – без прямого нарушения действующего законодательства. Здесь применяются самые изощрённые и изящные варианты: срыв собрания акционеров, скупка долгов с последующим доведением до банкротства и введением внешнего управления.

    Особенности рейдерства в России

    1.В России применяются абсолютно все известные методы – от самых «чёрных» до полностью «белых», с использованием административного ресурса.
    2.Как отметил в одном из выступлений президент Торгово-промышленной палаты России Евгений Примаков, рейдеры добрались уже даже до российской глубинки. В пример часто приводят компанию «Брянсксельхозмаш» - её удалось спасти, но австрийские инвесторы отвернулись, испугавшись именно ситуации с возможностью захвата и разграбления предприятия.
    3.Как уже отмечено, почти никогда не удаётся привлечь рейдеров к ответственности из-за отсутствия соответствующей статьи Уголовного кодекса или профильного федерального закона. Также препятствует защите от рейдерства степень бюрократизации практически всех ведомств. Заявления от пострадавших по много раз перенаправляются из одного ведомства в другое, суды месяцами рассматривают заявления, а тем временем успешные предприятия переходят в чужие руки и зачастую подвергаются разграблению.
    4.Из-за особенностей жизни страны в прошлые годы в арсенале рейдеров есть и такой, хоть и довольно экзотический, инструмент, как оспаривание результатов приватизации.
    Впрочем, сроки давности по большинству приватизационных сделок уже истекли. Поэтому даже в крупных делах используются иски и обвинения, связанные с налоговыми или кредитными схемами.

    Примерно с 2007 года постоянно предпринимаются попытки внести в законодательные акты изменения, которые позволили бы защищать предприятия от незаконного захвата. Это и проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования процедуры разрешения корпоративных конфликтов)», и ужесточение ответственности при нарушениях процедуры проведения собрания акционеров (поправки вносятся в Кодекс об административных правонарушениях), и многое другое. Сюда же относится целый ряд изменений в закон «Об акционерных обществах» и ужесточение требований к частным охранным предприятиям. Однако пока всё это лишь поправки к действующим законам.

    Отдельно, в явной форме прописанного определения рейдерства и наказания за него нет. Хотя инициатива по внесению поправок в Уголовный кодекс исходила от Торгово-промышленной палаты ещё в 2006 году.

  • 27 июля 2010 в 05:17 • #
    Марина Пенязь

    Эта история очень интересна и поучительна. Но объективно я считаю, что всегда при создании юр. лица с участием нескольких лиц следует внимательно изучать учредительные документы.
    Обращайтесь все кому потребуется моя помощь и за одно присоединяйтесь к моему сообществу "За права человека". Я думаю не повредит, Не оставайтесь равнодушны к тем кто нуждается в Вас.