Первый после "Газпрома"
9 сентября 2011 в 08:21

Первый после "Газпрома"

Первый после "Газпрома"Если представить на минуту, что ЮКОС не стал банкротом, а «Роснефть» не получила его основные добывающие активы, то каким бы был российский нефтяной рынок сегодня?

«В 1995 г., когда мы — я и наша команда — пришли в ЮКОС, компания была убыточной, накопились долги по зарплате за полгода, а просроченная кредиторская задолженность достигала $3 млрд. ЮКОС работал только в девяти регионах страны, добывая 40 млн тонн нефти в год, при этом добыча последовательно снижалась»,— вспоминает бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский в одном интервью газете «Ведомости». Всего за 8 лет ему удалось кардинальным образом изменить ситуацию: к 2003 г. деятельность ЮКОСа охватывала уже 50 российских регионов, ежегодная добыча нефти составляла 80 млн тонн. «ЮКОС стабильно платил рабочим высокую зарплату: до 7000 руб. в месяц в европейской части России и до 30 000 руб. в Сибири. В начале десятилетия компания была вторым, после „Газпрома“, налогоплательщиком страны, формируя почти 5% федерального бюджета»,— подчеркивает господин Ходорковский. Но планы были еще более масштабными. Незадолго до ареста основного владельца ЮКОС вел переговоры о привлечении стратегического западного инвестора, которым должен был стать Chevron. Иностранцы планировали приобрести блокпакет российской нефтяной компании, а сам господин Ходорковский намеревался направить вырученные деньги на расширение и диверсификацию бизнеса. То есть уже в 2003 — 2004 гг. в России мог появиться крупный международный нефтегазовый консорциум, который только в начале текущего года попыталась создать «Роснефть» с BP. И именно ЮКОС, а не «Роснефть», с высокой долей вероятности, стал бы основным оператором по поставкам углеводородов в Китай. За несколько месяцев до ареста Михаил Ходорковский выступал на одной из отраслевых конференций и озвучил свое видение развития нефтегазовой отрасли России: необходимо увеличить добычу нефти в стране с 380 до 500 млн тонн в год. Кроме того, господин Ходорковский предлагал снизить транспортные расходы за счет строительства новых трубопроводов, а также повысить доходы бюджета путем продажи лицензий на новые месторождения на аукционах. Как оказалось, прозорливости экс-главе ЮКОСа не занимать. За прошедшие годы было реализовано сразу несколько транспортных проектов, лицензии стали выдавать исключительно по результатам открытых торгов, а в 2010 году Россия достигла показателя добычи нефти в 500 млн тонн в год. Вот только самому господину Ходорковскому не удалось поучаствовать в этом процессе, а место ЮКОСа на рынке заняла «Роснефть».

Заступник в Кремле
В роли председателя совета директоров «Роснефти» вице-премьер Игорь Сечин «предпринимал откровенные и достойные восхищения действия», сообщила в середине июля «Новая газета» со ссылкой на материалы WikiLeaks. "Его неоспоримым достижением является тот факт, что он превратил самую отстающую нефтяную компанию России в конкурентоспособного на мировом уровне лидера российского рынка (хотя и с привлечением активов ЮКОСа). Он также защитил «Роснефть» от возможного слияния с «Газпромом»,— цитирует издание документы WikiLeaks. Действительно, в период до 1998 года «Роснефть» испытывала постоянные сложности в связи с частой сменой руководящей команды, что, в свою очередь, приводило к падению нефтедобычи и снижению объемов переработки нефти до минимальных значений. Только в период 1998 — 2000 гг. новому руководителю Сергею Богданчикову удалось сделать компанию прибыльной. Но дальнейшие перспективы ее развития были весьма туманны, так как денег на покупку новых активов не имелось, а увеличивать добычу за счет существующих мощностей было попросту невозможно. Именно в этот период (2004 г.) совет директоров компании возглавил Игорь Сечин, при котором «люди, давно работающие в энергетике», через «лондонскую» «Байкалфинансгруп» приобрели основной добывающий актив ЮКОСа — «Юганскнефтегаз». Впоследствии он достался «Роснефти» и позволил резко (на 60%) нарастить добычу. При этом многие источники называют господина Сечина «идеологом дела ЮКОСа». Как раз благодаря ему «Роснефть» и получила «Юганскнефтегаз», на который претендовал в то время «Газпром». Большинство аналитиков были уверены, что «Роснефти» не удастся победить газового монополиста. В конце октября 2004-го рейтинговое агентство Fitch Ratings в специальном заявлении фактически одобрило возможную покупку «Газпромом» основного нефтедобывающего подразделения ЮКОСа — АО «Юганскнефтегаз». Одновременно с этим в прессе появились «официальные» заявления о том, что «Газпром» покупает «Юганскнефтегаз», которые впоследствии были опровергнуты. Поводом к пересудам стал вопрос тогда еще работавшего в банке «Зенит» Сергея Суверова, на одной из пресс-конференций спросившего представителя «Газпрома» о том, намерен ли холдинг поучаствовать в разделе активов ЮКОСа. Представитель монополии, не долго думая, не исключил такой возможности. После чего ленты агентств тут же запестрели яркими заголовками, а сотрудникам пресс-службы «Газпрома» пришлось обзванивать журналистов и убеждать их, что ответ представителя монополии был не так истолкован. Но сути это не меняло: всем было очевидно, что «Газпром» будет бороться за «наследство Ходорковского» до последнего.

За ценой не постоим
«Роснефть» в преддверии аукционов сумела договориться с пулом западных банков о предоставлении кредитов на общую сумму $22 млрд. «Газпром» понадеялся на административный ресурс и столь значительные средства привлекать не стал. Это была ошибка, стоившая монополии нескольких крайне интересных активов, доставшихся «Роснефти». Речь идет о добывающей компании «Томскнефть» и перерабатывающей Ангарской нефтехимической компании (АНХК)". Обладая значительными финансовыми ресурсами, «Роснефть» последовательно повышала цену предложения, перебивая заявку «Газпрома». Так, цена лота, в который входила, помимо указанных выше структур, также Восточно-Сибирская нефтегазовая компания, выросла на 10 млрд руб. «Роснефть» просто не могла отступить: ведь это был ее «билет» на китайский рынок. Восточно-Сибирской нефтегазовой компании принадлежало крупнейшее Юрубчено-Тохомское месторождение, одно из тех, что составляют ресурсную базу нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан. Так же недешево, с превышением конечной цены над начальной в 11 млрд руб., достались «Роснефти» и самарские активы ЮКОСа. Но здесь шла речь уже не столько о деньгах, сколько о борьбе двух лоббистских группировок, стремившихся откусить максимально большой кусок от ЮКОСа. Судя по результатам, безоговорочную победу одержал господин Сечин, которому в первый раз удалось одолеть казавшегося ранее непобедимым газового монополиста. Очевидно, что, если бы не Игорь Сечин, «Роснефть» так бы и осталась вне Top-5 российского нефтяного рынка, а возможно, и вовсе была бы поглощена «Газпромом». «Я напомню, что все решения налоговых органов были закреплены в судах. Не производилось никаких экспроприаций! Более того, даже банкротство ЮКОСа было инициировано группой иностранных инвесторов, которую возглавлял „Сосьете Женераль“, французский банк»,— говорил в свою защиту в одном из интервью газете «Ведомости» сам вице-премьер.

ЮКОС в «топах»
Если представить себе, что Игорь Сечин не возглавил в 2004 г. совет директоров «Роснефти» и не стал лоббировать ее интересы… «Учитывая агрессивную политику ЮКОСа по приобретению новых активов, а также возможное слияние с „Сибнефтью“, которая в 2003 г. добыла 31,4 млн тонн нефти, можно предполагать, что в 2010 г. добыча ЮКОСа составила бы 140 — 150 млн тонн нефти. При таком раскладе ЮКОС по итогам 2010 г. занял бы лидирующие позиции на российском рынке среди нефтяных компаний»,— рассуждает ведущий аналитик по нефтегазовой отрасли ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Виктор Марков. Капитализация ЮКОСа составляла бы на сегодняшний день около $110 — 120 млрд, что позволило бы ему войти в десятку крупнейших нефтегазовых компаний мира. Напомним, что сегодня мировым лидером является ExxonMobil с капитализацией в $405 млрд, а «Роснефть» оценивается примерно в $100 млрд. Если бы не добывающие активы ЮКОСа, которые «Роснефть» смогла «прирастить» в 2004 г., вполне возможно, такой бы компании на сегодняшний день уже и не существовало. Напомним, что добыча «Роснефти» в 2003 г. составляла примерно 20 млн тонн. «Дальнейшее развитие „Роснефти“ без покупки ЮКОСа зависело бы от позиции государства. При отсутствии поддержки со стороны властей добыча нефти компании могла бы вырасти к 2010 г. максимум до 25 млн тонн, что в два раза ниже, чем у „Газпром нефти“,— 50,1 млн тонн. Не исключено, что при определенном раскладе „Роснефть“ могла быть поглощена „Газпромом“ или другими частными компаниями, поскольку не выдержала бы конкуренции»,— считает Виктор Марков.

Арктические проекты Ходорковского
"В случае если бы не было «дела ЮКОСа» с последующим развитием событий, карта российского нефтегазового ландшафта выглядела бы совершенно по-иному. Наиболее вероятно, что в альтернативном варианте состоялось бы слияние ЮКОСа и «Сибнефти»,— предполагает заместитель начальника аналитического отдела ИК «Грандис Капитал» Тимур Хайруллин. Объединенная компания стала бы очень крупным игроком не только на отечественном рынке, но и в глобальном, мировом масштабе. Впоследствии ее собственники могли бы монетизировать свой актив, частично продав его иностранному инвестору из нефтяных мейджоров или осуществив перекрестный обмен акциями. «Думаю, что, если бы крупная мировая компания владела значительным пакетом акций ЮКОСа, то банкротство этого холдинга было бы не таким скорым, а разбирательства — более тщательными. Хотя неизвестно, повлияло бы это на конечный результат или нет. Сегодня есть вступившие в законную силу решения суда, в остальном рассудит история»,— заключает управляющий партнер адвокатского бюро «Леонтьев и партнеры» Вячеслав Леонтьев. Михаил Ходорковский предвидел возникновение проблем у ЮКОСа и поэтому еще до своего ареста вел переговоры о возможности продажи части акций зарубежному стратегическому инвестору. «Есть мнение, что именно сам факт ведения переговоров с иностранцами и стал во многом катализатором проблем, возникших впоследствии у ЮКОСа, его акционеров и менеджмента»,— отмечает Роман Беседовский, управляющий фондом «Финам Нефтегаз». Государство на тот момент активно наращивало свое присутствие в экономике, и получение иностранцами контроля над крупнейшим активом ТЭК, стратегического сектора, явно противоречило позиции властей страны. «В какой-то степени ситуация тех лет, связанная со стремлением российских нефтяных компаний сотрудничать с иностранцами, схожа с текущей, однако партнером (как в случае с соглашением „Роснефти“ и BP) выступает не частный капитал, а государство»,— поясняет Роман Беседовский. Кто знает, возможно, именно ЮКОС мог бы стать партнером BP в разработке арктического шельфа. «Сложно сейчас предположить, что был бы возможен альянс ЮКОСа и BP, поскольку подобный альянс сильно влияет на распределение политических сил»,— резюмирует Алексей Козлов, замдиректора департамента торговли и продаж UFS Investment Company.

372
Комментарии (1)
  • 9 сентября 2011 в 12:15 • #
    Александр Степаненков

    Если пытаться найти закономерности в человеческой глупости - можно стать шизофреником.


Выберите из списка
2018
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008