Конгресс в Сеуле и «Философский поезд»: журналистский отчет
2 января 2009 в 12:31

Конгресс в Сеуле и «Философский поезд»: журналистский отчет

Конгресс в Сеуле и «Философский поезд»: журналистский отчет
(в трех частях)
Часть 1.
Переосмысливая философию
С чем едут российские философы на Всемирный Философский Конгресс?
Никогда до сих пор Философские Конгрессы не проходили в Азии. И вот впервые этим летом (30 июля — 5 августа) в столице Южной Кореи Сеуле пройдет XXII Всемирный Философский Конгресс. «РФГ» будет освещать это крупнейшее событие философов планеты. Конгрессы организуются Международной Федерацией философских обществ раз в пять лет, и собирают каждый раз две-три тысячи философов со всех стран мира. Диалог цивилизаций на этот раз состоится под названием «Переосмысливая философию сегодня»: Кон-гресс поставил перед собой задачу переосмыслить ответственность философии и философов в эпоху глобализации. Философы мира подвергнут анализу неравенство, несправедливость и конфликты, вызванные развитием современной мультикультурной и техногенной цивилизации, попытаются наметить пути их решения.
С какими мыслями и настроениями российская делегация готовится к Конгрессу? На вопросы «РФГ» отвечают члены оргкомитета этой акции из Российского философского общества.
«РФГ»: о какой ответственности философии и философов в эпоху глобализации идет речь?
Александр Чумаков, председатель Оргкомитета проекта, первый вице-президентРФО, д.ф.н., профессор МГЮА. Философское осмысление процессов глобализации еще не вышло на должный уровень, теория глобализации отсутствует, и, думаю, Конгресс в Сеуле сделает продвижение в этом вопросе.
Андрей Дахин, д.ф.н. проректор Волго-Вятской Академии госслужбы. Мир един и разнообразен, и потому проблема — как совместить это единство и многообразие народов и культур — как раз для мировой философии.
Наум Ярощук, член Президиума РФО, член Оргкомитета Проекта, д.ф.н., профессор МГУ. Поскольку философия — есть эпоха, схваченная в мысли (Гегель), поиск мировой философии должен быть направлен на решение глобального противоречия современной эпохи. В мировом развитии обозначились две тенденции: к интеграции, прежде всего, в экономической сфере, и, наоборот, к национально-государственной дезинтеграции, причем, протекающей не всегда в мирной форме. Будут ли национальные особенности социального бытия источником напряженности и конфронтации (в т.ч. с появлением взрывоопасных образований), или же они внесут яркие, самобыт-ные, жизнестойкие краски в картину глобализирующегося мира?
Владислав Лекторский, вице-президент РФО, главный редактор журнала «Вопросы философии», академик РАН. Разнообразие культур было всегда, но они развивались относительно изолированно друг от друга, сейчас же они пришли в сильное соприкосновение, даже в столкновение. При этом в разных культурах оказывается разное понимание и мира, и человека. Возникает проблема взаимоотно-шения разных культур, взаимопонимания между разными философскими взглядами на мир. На Конгрессе в Сеуле как раз и будет обсуж-даться проблематика межкультурного контекста.
Я бы указал и на другой вызов. Современная цивилизация вступает в эпоху «общества знания», когда знания начинают играть совершен-но новую роль в жизни общества, в культуре, в экономике. Соответственно, старые, традиционные смыслы, касающиеся понимания человека и мира, возможностей человека в этом мире — ставятся под вопрос, их надо заново переосмысливать. Если эту проблему не решить, человечество просто не сможет выжить. Предстоит труднейшая работа, и без философии с ней не справиться.
Андрей Королев, главный ученый секретарь РФО, к.ф.н., доцент. Мировая философия должна также дать ответы на вопросы: к какому обществу следует стремиться после завершения «цифровой» эпохи, какие независимые от сознания человека средства общения людей друг с другом будут главными в будущем?
Николай Бирюков, член Оргкомитета Проекта, руководитель группы переводчиков, к.ф.н., доцент МГИМО. Современные темпы развития подходят к порогу, за которым под вопросом оказываются адаптационные возможности человека — соответствуют ли они этим темпам? Происходящее мне напоминает человека, который сел на велосипед, разогнался под горку, колеса крутятся все быстрее… Как бы мы не разбились при этих скоростях!
Выскажу и несогласие: при столь серьезных задачах, стоящих перед философами, есть направление в философии — философия постмодер-низма — которая подменяет обсуждение проблем обсуждением характера дискурса по поводу этих проблем!
Владислав Лекторский. Да, постмодернизм, как явление в современной философии, довольно популярно, в том числе и у нас, в отече-ственной философии. Кстати, проблемы, которые они обсуждают, это реальные проблемы и, более того,— отчасти новые проблемы. Но то, как постмодернисты их обсуждают, меня абсолютно не устраивает, это попытка не решать их, а «заговорить», заболтать — очень опасное явление.
«РФГ»: есть ли задача, которую российские философы должны решить своим участием в Конгрессе?
Александр Чумаков. Российская и западная философская мысль имеют определенную дистанцию между собой, чему есть историческое объяснение. Задача российских философов эту дистанцию сократить, вступить в непосредственные контакты с западными философами, ближе с ними познакомиться, что у нас в ХХ веке практически отсутствовало. И надо показать, что и в России есть такие наработки, которые могли бы представить интерес для наших западных коллег, но на Западе их плохо знают.
Владислав Лекторский. Участники Конгресса из разных регионов и культур планеты должны увидеть, что в русской культуре, в русской философии есть интересные идеи, которые до сих пор по-настоящему еще не поняты, не осмысленны и которые, как мне кажется, имеют большое будущее.
Наум Ярощук. Мы, в отечественной философии, по-особенному решаем вопрос применения «вечных истин» к быстро меняющейся социально-политической обстановке через призму исторического и логического, общего и особенного. Поэтому надо убедительно донести до наших зарубежных коллег — в чем специфика, особенность, уникальность русской философии и в то же время органичная связь с мировой философией.
«РФГ»: а разве у отечественной философии одни достоинства?
Андрей Королев. Поскольку наша делегация впервые за 108 лет будет больше делегаций из США, Китая и даже самой Кореи, то, по-моему, наша главная задача — найти взаимопонимание, прежде всего, среди философов из самой России, а потом уже и с философами других стран.
Андрей Дахин. Наши философы нередко увлекаются производством философских текстов «для продажи» и упускают, что необходимо заниматься производством смыслов и понимания окружающей реальности, и это, по-моему, пагубно.
Андрей Королев. Философы у нас сегодня больше пишут, чем читают и обсуждают прочитанное. Я категорически не согласен с этим: так ценные идеи могут остаться незамеченными, и их придётся «открывать» второй раз.
Александр Чумаков. Я не согласен еще и с полным пренебрежением по отношению к гуманитарной науке и философии со стороны власть предержащих. Те фонды и ресурсы, которыми обладают государство и бизнес, и которые могли бы и должны бы идти на поддер-жание науки и культуры, сейчас практически не доходят до гуманитарной сферы, в частности, до философии, что недопустимо. Кстати, мы только что провели круглый стол с иранским культурным представительством, где присутствовал лично посол Ирана, другие руково-дители и мы увидели, какое внимание уделяют в Иране философии, как много там делается, чтобы их гуманитарная сфера развивалась. Такое внимание выигрышно было бы и для России. Ведь Ирана боятся не только потому, что он может обладать ядерным оружием, а и потому что он обладает идеологией, поддерживает философию, которая является не меньшим оружием, если грамотно им распорядиться.
Наум Ярощук. Отношения философии и политической элиты всегда были не простые. Само имя философии, замечал Сенека, вызывает достаточно ненависти. Вспомним и закрытие в 1850 году, при Николае I, философского факультета Московского университета. По свидетельству современников, министр народного просвещения князь П.А. Ширинский-Шихматов тогда высказался: «Польза от фило-софии не доказана, а вред от нее возможен». В самом деле, политическая элита смотрится в философию как в зеркало, и зеркало это дает не всегда приятное отражение. И все же, взаимодействие философии и власти жизненно необходимо.
Андрей Дахин. Задача нашего участия в Конгрессе и в том, чтобы посмотреть, как организован Конгресс, и на следующих этапах провес-ти Всемирный Конгресс в России, скажем, в Москве или в Санкт-Петербурге.
Часть 2.
Запад учит мир — как жить, Восток — для чего жить
Конгресс в Сеуле завершен, российская делегация возвращается домой — с каким багажом? Об этом с читателями «РФГ» де-лятся участники всемирного философского форума.

  • Какое впечатление от конгресса — не по содержанию дискуссий, а чисто внешне?
    Татьяна Кузнецова, дфн, профессор МГУ: Сеул — этакий Нью-Йорк на Востоке: бетон, стекло, небоскребы, сияющая реклама, свето-цветовой электронный дизайн. Все это потрясает, удивляет, радует, что вообще человечество пришло к такой красоте, вспоминаешь Достоевского: «Красота спасет мир». Когда попадаешь в Университет, видишь всего одну гортензию — один цветок на великолепной лужайке: философия созерцания! Но настораживает при этом какое-то электронное мышление корейского народа, оно — словно цифро-вой фотоаппарат, в метро все поделено на цифры: 222-я линия, переход на 228-ю. Цифра словно отучила народ от свободного мышле-ния и восприятия, превратила его в «цифровую» нацию.
    Меня впечатлили и американские коллеги-философы, их энергичность, подтянутость, эмоциональность — будто открылся мир воспри-ятия американцев. Они хотели вникнуть во все проблемы, с большим интересом слушали философов из России. Даже в первый мо-мент, когда наши говорили на русском без перевода, они не уходили из аудитории, а по интонации пытались нас понять — чем мы зани-маемся как нация, как народ.
    Вячеслав Мантатов, дфн, профессор, заведующий кафедрой ЮНЕСКО по экологической этике, директор Института устойчи-вого развития, зав. кафедрой философии Восточно-Сибирского государственного технологического университета, заслуженный деятель науки РФ: Всемирный философский конгресс стал первым, проводимым в Азии, и символично, что он по времени совпал с Олимпиадой в Пекине. Восток как бы олицетворяет собой и красоту мысли, и красоту тела: Олимпиада — состязание физическое, а Конгресс — состязание умов, школа мысли.
    Александр Чумаков, дфн, профессор, первый вице-президент РФО: Неожиданно, что было впервые за историю философских кон-грессов, русский язык исключили из числа языков, подлежащих переводу: английский, французский, немецкий, испанский, русский. Здесь не было злого умысла корейской принимающей стороны, но поскольку добавились два языка — китайский и корейский, то не хватило денег на перевод всех языков, поэтому убрали немецкий, испанский и русский. Однако наша делегация жестко поставила во-прос, что без перевода на русский конгресс не может начинаться, и ситуацию исправили мгновенно, деньги нашлись (но только для русского перевода). Затем корейская сторона сделала жесты, свидетельствующие, что сожалеет о накладке: приветственное слово на заключительном приеме было дано только России, а также корейские философы организовали незапланированную встречу с россий-скими коллегами, на которой присутствовало около 150 человек.
    Галина Коломиец, дфн, Оренбургский государственный университет: по масштабам поставленных проблем конгресс мощнейший, фундаментальный. Плотный график: с 9 утра пленарное заседание, потом, почти без перерыва, секции, с 6 вечера лекции. Разумеется, философы собрались не для того, чтобы решить проблемы, а для того, чтобы их поставить. Но меня это не полностью удовлетворяет, мне бы хотелось услышать и какие-то наводки на практические решения.
    Игорь Кондрашин, кфн, зам. председателя методического совета общества «Знание» России: Конгресс дает возможность выска-зывать различные мнения, но минус в том, что его формат не меняется в который раз и те вопросы, которые озвучиваются в повестке дня, практически не имеют какого-либо консолидированного решения, т.е. нет результатов работы, кроме тех впечатлений, которые каждый участник конгресса увозит сам с собой.
    Галина Коломиец: как эстетик выделяю главную идею гармонии — жить с природой и в природе, научить Запад жить так красиво, устроено, с ориентацией на человека, как мы почувствовали в Сеуле, даже в мелочах — все это создает особое светлое мироощущение. Вообще, конгресс был какой-то очень светлый.
  • Что существенного прозвучало с трибуны конгресса?
    Борис Есенькин, дэн, кфн, профессор, холдинг-директор торгового дома «Библио-Глобус» (Москва): Участвуя в форумах, мы каждый раз ищем подтверждения того, что делаем. И я нашел такое подтверждение здесь, в провозглашенных тенденциях развития всемирного общества: в его консолидации, в нахождении истины через ненасилие и диалог, в объявленных «правах природы», т.е. мы дети природы и не природа для нас, а мы вместе с природой. Вот так: книга, информационная революция и природа — это надо в нашем бытии совместить, философски обобщить и направить на улучшение социальной сферы, которая, к сожалению, в разных странах очень различается.
    Игорь Кондрашин: На конгрессе был призыв объединить европоцентристскую философию (названную философией созерцания) и восточную (философия действия) в новую, трасверсальную, т.е. как бы универсальную концепцию.
    Вячеслав Мантатов: Прозвучала мысль, что постмодернизм себя изжил и нужно переходить к концепции трансмодернизма — это, как я понял, концепция диалога и синтеза философских культур Востока и Запада. Т.е. нет философии западной и восточной как отделен-ных друг от друга, надо стремиться к созданию единой мировой философии, говорилось даже о философии планетарного альтруизма.
    Александр Пырин, дфн, профессор МГЮА: Киплинг говорил: «Восток есть Восток, Запад есть Запад и вместе им не сойтись», но действительность это отвергает: Восток идет на Запад, Запад — на Восток, Запад учит мир — как жить, Восток — для чего жить. Модер-низация как средство существования принесла возможность выживать и Западу, и Востоку, ставится задача научиться жить, постичь смысл жизни. На конгрессе западная и восточная ветви философии во многом пришли к взаимопониманию: философия глобальна.
    На смену постмодернизму с его двойными стандартами и принципом «все сойдет» приходит трансмодернизм, т.е. трансверсальность сознания, где различия совмещаются и бинарность мышления уходит в прошлое. Даосизм утверждает: «Великое Дао не имеет ворот, по нему можно путешествовать как по универсуму». Постмодернизм нес европоцентризм, пренебрежение Запада к Востоку, т.е. по сути — этноцентрическое невежество. Поэтому провозглашение трансверсализма — фактически коперниканский переворот.
    Александр Чумаков: Впервые звучали темы, которые никогда на мировых конгрессах не поднимались — темы космополитизма, миро-вого гражданства, мировой цивилизации, при этом утверждалось: это объективные тенденции, веление времени, их не надо бояться, а важно понять и научиться с этим жить.
    Галина Коломиец: На конгрессе все время вспоминались Платон, Аристотель, Кант, Гегель и подчеркивалось, что глобальных кон-цепций видения мира уровня этих авторитетов сегодня не выработано, т.е. мировое философское сообщество как бы пытается сообща родить одного гения.
  • Вы возвращаетесь, сверив свои воззрения со взглядами коллег планеты. Выскажитесь, пожалуйста, по поводу принципиальной линии «РФГ» о недопустимости случайных людей на руководящих постах государственного управления, о необходимости вы-движения мудрых как пути преодоления огромного числа острых общественных проблем.
    Вячеслав Мантатов: Я внимательно читаю все статьи в «Российской философской газете» по этим проблемам. «РФГ» — замечательная газета, одна из немногих, остро поднимающих проблему нравственного возрождения и нравственного облика руководящей элиты. Представители нашей элиты игнорирует проблемы морали — это факт, они даже открыто говорят по телевидению — о какой морали вы говорите для России, какая мораль вообще возможна? Но без этики, без морали никакое право работать не будет! К сожалению, наши законы принимаются таким образом, чтобы обслуживать отдельные круги. Например, закон, освобождающий от налога на наследст-венность, выражает интересы немногочисленной элиты, разбогатевшей на общенародном достоянии. Это — их собственность, что ли? Была общенародная государственная собственность, которая почему-то оказалась в руках случайных людей. Для России проблемы нравственного возрождения общества и нравственного облика руководителя очень важны, об этом надо в средствах массовой инфор-мации говорить постоянно. Как изменить ситуацию? Думаю, система образования должна быть направлена на нравственное воспита-ние человека. И хотя нравственность не воспитуема, как утверждает главный редактор «РФГ» А.К. Казьмин, но не воспитуема в том смысле, что нельзя навязать нравственность, однако вырабатывать нравственные нормы и сопротивляться безнравственному поведе-нию, нравственной деградации — это наша обязанность.
    Татьяна Кузнецова: Чтобы очень образованные люди избирались народом и приходили во власть, нужно давать хорошее образова-ние!
    Игорь Кондрашин: Аристотель со стороны европейской мысли и Конфуций со стороны восточной назвали разум и мудрость ценно-стью номер один, но современная европейская (так называемая — цивилизованная) философская мысль разум вообще не упоминает среди ценностей, а больше говорит о свободе, равенстве, братстве, частной собственности и т.д. Это неверно, разум должен превалиро-вать прежде всего в государственной политике, чего в настоящее время нет ни у нас в стране, ни во многих странах Европы. А на Вос-токе это требование традиционно соблюдается и поэтому мы видим, что экономики восточных стран имеют взрывной характер, их демография только улучшается, у нас же народ -вымирает.
    Борис Есенькин: Руководить должен лидер, в его лидерстве выражена суммированная природа гения и он как трибун несет ее общест-ву. Но вокруг лидера, как это было в древней Греции, в древнем Риме, должны быть советы мудрецов, которые бы помогали ему верно оценивать ситуацию (это и есть философия) в выдвижении, в становлении, в стратегии.
    Галина Коломиец: Вводя мудрых людей в руководство, надо воплощать стремление людей к лучшей жизни. Сегодня философия ста-новится очень практичной, философ иногда мыслят абстрактно, но он живет в социуме, т.е. всегда опирается еще и на идеи социально-го существования, социального космоса человека. Конечно, как и во времена Платона, можно уходить в абстрактные идеи, но философ обязан развивать также и прикладные философские науки, привязанные к жизни, которые, к сожалению, сегодня зачастую недооцени-ваются. Нам нужно спуститься к жизни.
  • Конгресс завершен. Выводы?
    Борис Есенькин: Россия мощно представила свой философский корпус. Но, почему-то, недостаточно представлена молодежь, которая могла бы также участвовать и высказывать свою точку зрения. Мир подвержен катаклизмам и мировые сообщества, вроде философско-го конгресса, могут положительно влиять на процессы стабилизации. К сожалению, властные структуры почти не воспринимают голос философов, который выражен в резолюциях философских саммитов.
    Вячеслав Мантатов: Кроме нас с профессором Кудашевым на секции философии окружающей среды, где я выступал с докладом, других россиян не было. И это при том, что западные и восточные философы очень интересуются проблемами окружающей среды, устойчивого развития, экологической этики, прикладной этики, отвечающей на вопрос — каким образом философия может влиять на образ жизни, на этизацию политики. Наши философы в основном интересовались философией образования, проблемами глобализации, философской антропологии. Почему? Почему российские философы мало внимания обращают на проблемы этики? Это потому необъ-яснимо, что создание нравственной системы управления обществом, его устойчивым развитием — одна из главных российских проблем.
    Александр Чумаков: В целом конгресс прошел на высоком уровне. Редкий случай: от России был пленарный доклад на симпозиуме — такое случилось только в 1998 году на философском конгрессе в Бостоне. 166 участников из России выступили на секциях (почти чет-верть всего конгресса) и частенько наши коллеги из других стран говорили — надо же, везде русские, так много русских, они такую активность проявляют! Это очень радовало. Кстати, впервые многие русские говорят на английском, по крайней мере, общаются — это качественное изменение, продвижение.
    Уровень нашей философии не уступал никаким докладам и обсуждениям на Конгрессе. И творческая активность российских филосо-фов в дискуссиях была очень высокой, что всеми было отмечено.
    Значение всемирных философских конгрессов не надо преувеличивать, но нельзя их и недооценивать. Человечество ищет пути выхода из глобальных кризисов, мировых проблем, а здесь в помощь только совместные усилия. Любому действию предшествует мысль, от-сюда и роль философов. Поэтому не только нет снижения интереса к всемирным конгрессам, наоборот, ЮНЕСКО в 2002 году учреди-ло День философии, подключилась Международная федерация философских обществ и День философии набирает обороты. Кстати, идут на подъем и международные философские олимпиады для детей. Конгрессы позволяют установить контакты, межличностные отношения, раздвигают границы, образно говоря — сдирают тот панцирь, в которой мы пребывали в XX веке.
    Часть 3.
    «Философский поезд» глазами участников
    Субъективные заметки
    Сначала три мнения о поездке в целом:
    Мы были словно пришельцы из космоса, которые откуда-то и куда-то едут, и, остановившись на этой территории, встречаются с неизведанным. При этом люди, живущие ближе к Востоку, не то, чтобы хотели чему-то у нас научиться, они больше хотели узнать нас, кто мы такие. Но самоощущение людей менялось: чем дальше мы продвигались к Западу, тем больше люди хотели показать нам себя, свои научные, культурные достижения (В. Недорезов).
    Власть на местах не очень воспринимает и понимает, что такое философия, смысл жизни, более того — боится об этом задумываться, потому что если задумаешься, надо отвечать, а наша власть ответственности боится, особенно персональной, особенно когда она связа-на с системными недочетами и просчетами (М. Пронин).
    Больше всего понравилось солнце — в Чите, Красноярске, Казани — более ласковое, чем итальянское, не было жары, духоты; ни до нашего путешествия, ни после такой погоды не было (А. Королев).
    С востока на запад, вдоль Транссиба, где проживает 85% населения страны, через девять часовых поясов, через весь российский синтез культур и цивилизаций четыре прицепных вагона две недели везли 80 философов, возвращавшихся с сеульского конгресса. Их миссия: в крупнейших городах России провести встречи с преподавателями, студентами, научной общественностью. Это — «Фило-софский поезд», организованный Российским Философским обществом как нечто обратное «философскому пароходу» 1922 года. Тогда двумя рейсами немецкого лайнера «Обербургомистр Хакен» из Советской России были высланы более двухсот философов, лучших представителей интеллигенции: «Расстрелять их не было повода, а терпеть невозможно», пояснял Троцкий.
    В составе «Философского поезда» 12 иностранных гостей: Иоанна Кучуради — президент Международной федерации философских сообществ (Турция, Анкара); Кальве Мартинес — профессор Мадридского университета, ректор Международного института филосо-фии (Париж) и другие, представляющие Словению, Турцию, Германию, Украину, Китай, Корею, Испанию.
    Владивосток встретил дыханием океана, его безбрежной далью и фантастическим рельефом — город расположен на сопках, поэтому изгибающиеся улочки идут круто то вверх, то вниз: потрясающе! «Жигулей» и «Волг» нет, машины только японские и корейские, все с правым рулем. Профессора В. Фунтусов, С. Пишун, другие коллеги организовали прекрасную встречу. Мы обошли на катере остров Русский: тут, при ныне отсутствующей инфраструктуре, власти намерены создать крупнейший федеральный университет, перекинув с материка гигантский мост — что-то запредельное! На конференции «Современная философия в контексте межкультурных комму-никаций», куда приехали философы из дальних уголков края, аплодисменты вызвал доклад профессора Чжан Байчуна. Китаец, спе-циализирующийся на русском православии, перевел 10 томов русской религиозной философии — Бердяева, Соловьева и др.: «Читать Достоевского китайским философам не трудно, а понять трудно, тем не менее, Достоевский — это контакт русской и китайской культу-ры не на поверхности, а на глубине».
    Но были и сожаления: Владивосток должен быть словно ворота в страну с Востока — мощные, соответствующие российской державе, как Петербург — ворота в Россию из Европы; к сожалению, город не таков, до этого статуса далеко не дотягивает (Г. Коломиец). Меня, как специалиста в криминологии, удручило количество потребителей наркотиков на улицах (Б. Калачев).
    Хабаровск — круглый стол «Социально-политические и гуманитарные проблемы развития Дальнего Востока России»; Чита — круглый стол «Человек в условиях трансграничья»; Улан-Удэ¬ — Байкальский форум «Диалог XXI века: человек и природа».
    Студенты Хабаровска, где, кстати, нет организации РФО, высказали интересное соображение о продолжительности человеческой жиз-ни: ежегодный рост составляет до трети года, десять лет назад — всего один-два месяца, двадцать лет назад — какие-то минуты. Т.е. и мы в России поправляем демографическую ситуацию, и мир приближается к долголетию (Б. Калачев). Т. Бернюкевич, завкафедрой фило-софии ЗабГГПУ (Чита) поддержала замысел «Философского поезда»: «переосмысливая философию» — тема не только сеульского кон-гресса, но и лейтмотив всей акции. На Байкальском форуме прозвучало разночтение между политологом В. Третьяковым и проф. В. Мантатовым по поводу понятия «устойчивое развитие». Если, по Третьякову, в природе нет и быть не может устойчивого развития, то, по Мантатову, концепция устойчивого развития, синтезируя ценности мировой философии и многовекового этнического мировоззре-ния, выступает против волюнтаризма техногенной цивилизации, разрушающей природное равновесие, и против агрессивного потреби-тельства, разрушающего моральные устои общества — за ноосферный социализм Вернадского, за нравственное преображение человека.
    На маршруте Хабаровск-Чита-Улан-Удэ усиливается этнический, традиционный, бурятский, монгольский, и при всем при том — рос-сийский — колорит, покоряющий жизненностью, оптимизмом (Г. Коломиец). Я был всюду за границей, меня природой и архитектурой не удивишь, и я ожидал, что Чита, Хабаровск, другие города Дальнего Востока неуютные, не очень чистые, хаотичные, без единой архитектуры и был приятно удивлен, что они напоминают европейские; скажем, Хабаровск мне понравился компактностью, архитек-турной, культурной целостностью, люди там хоть и одеваются скромнее, но опрятные, одухотворенные (М. Билалов). Яркое впечатле-ние от Читы и Улан-Удэ, эти города в изменившихся условиях сохраняют культурную самобытность, пестуют ее, и своей особенно-стью гордятся. Тут иначе воспринимается расстояние, нежели мы привыкли в Европейской части, скажем, читинцы рассказывали про место на Байкале, где часто любят отдыхать, «это недалеко — всего 700 километров» (В. Недорезов). Гостеприимно встретили в Буря-тии, понравилось бережное отношение к традициям (В. Пржиленский). Бурятия — центр стыка восточной и западной культур, бурятский народ особенно хорошо сохранил свою культуру (Чжан Байчун). Когда посещали духовную столицу — Иволгинский Дацан, наша гид, бурятка, д.ф.н., рассказывала, что в эпоху приезда в бурятские степи русских старообрядцев, в их среде была настолько высоконравст-венная атмосфера, что у бурятских семей стало хорошим тоном иметь дружественную русскую старообрядческую семью, взаимно ходить в гости. Бурятская сельская школа в пос. Оронгой, где провели круглый стол, работает по инновационным технологиям совме-стно с Технологическим Университетом и меня поразил энтузиазм учителей, поистине захваченных своим делом (М. Сараф).
    Иркутск — экспедиция на Байкал, посещение Байкальского лимнологического института РАН. Озеро — взгляд не оторвать! Величай-шая драгоценность России и мира, пятая часть пресной воды планеты. Вода холодная, не все решились искупаться, но наша веселая, общительная немка Вальтрауд бесстрашно бросилась в ледяную прозрачную стихию и заплыла далеко за буйки. Вдоль берега, в кон-трасте с природным великолепием, бездарные аляповатые строения — ни дизайна, ни архитектурного замысла. Озеро прекрасно, но то, что сделали люди руками — плохо (Тими Екимович, Словения). Со стен дома декабриста Сергея Трубецкого, героя войны 1812 года, проведшего жизнь здесь, в ссылке, в морозных сибирских зимах, смотрят портреты и 23-летнего красавца-генерала и его же, но уже строгого старика: «До конца жизни не изменил своих убеждений». Кстати, ему сюда из Петербурга товарищи ПРИВЕЗЛИ НА ТЕЛЕГЕ (!) огромных размеров прекрасный концертный рояль. В Иркутске почти нет организации РФО, есть свободный философ Юрий Дюбенок, однако профессор Виктор Колесников, ректор педагогического колледжа, человек широкой души, оригинальный мыс-литель в области философии образования, организовал встречу выше ожиданий, дал автобус, накормил — большое ему спасибо! (А. Чумаков).
    Всех поразил Красноярск, начиная с перрона, где нас, помимо коллег, встречали зам. губернатора, министр культуры, зам. мэра горо-да, а также — с песнями, частушками, хлебом-солью — русская хореография в вышитых сарафанах и косоворотках; так, наверное, космо-навтов встречают. Сжато, компактно происходила встреча с философской общественностью Красноярска на конференции «Живая философия на Енисее», где мы увидели, как творческие креативные люди через призму философии постигают предмет, общий для философии, писательского труда, поэзии, другого художественного творчества (В. Коновалов). Из Красноярской газеты: участники ответили на вопросы — нужна ли философия современному миру многословия и пустоты, существуют ли понятия «провинциальная» и «столичная» философия. В музейном центре прошла презентация публикаций красноярских философов, нам показали Енисейские столбы — одно из семи чудес России. Не ожидали высокого цивилизационного уровня этого перспективного, развивающегося города, где налажена зона отдыха, работают заводы и ГЭС (Г. Коломиец). Здесь ощущение жизненного пространства, хочется жить (Б. Кала-чев). Здесь продуманная концепция развития области и города, включающая, что на меня произвело особое впечатление, обустройство восьми коренных малых этносов, численный состав которых ничтожно мал от населения области, а я думал, только кавказские респуб-лики озабочены такими проблемами (М. Билалов). Благодарим ответственного за программу в Красноярске проф. В. Кудашова!

В пути. А что происходило в том из четырех наших прицепных вагонов, что оборудован под конференц-зал? Состоялось девять круг-лых столов! Меня поражает: хотя в поезде условия не самые благоприятные для научной работы, здесь проводились круглые столы с очень интересными темами — миграции и эмиграции, гендерная тема и т.д. (Чжан Байчун). На одном из круглых столов я представил монографию «Философия небытия» с авторской теорией нетрадиционной картины мира, учитывающая единство бытия и небытия, позволяющей посмотреть на мир как бы «с изнанки» (Н. Солодухо). Понравилось трехчасовое выступление в поезде с ответами на вопросы известного политолога Виталия Третьякова и его мысль о необходимости для философов участвовать не только в профессио-нальном сообществе, но и в политической, интеллектуальной жизни страны (В. Пржиленский). Запомнилось суждение, что мысленный продукт, который творится философом, должен отражать изменяющиеся реалии, в которых живем, не убегать в прошлое или строить прожекты в будущее, которые чаще всего не будут реализованы, а повышать счастье здесь и сейчас (В. Коновалов). Наиболее интерес-ным мне показалось выступление в поезде депутата Госдумы Сергея Маркова, который сделал анализ грузино-осетинского конфликта, происходившего во время нашего путешествия (М. Сараф). Проф. Б. Кудрин поведал о трех картинах мира: ньютоновская (можно со-считать, можно измерить и точно определить количество элементов), вероятностная (можно определить только математическое ожида-ние присутствия элемента), и третья картина мира, нами непознанная, когда даже и математическое ожидание невозможно определить, нельзя в принципе ни сосчитать количество элементов, входящих в множества, ни определить границы этих множеств — это мне запом-нилось (А. Королев).
Новосибирск, центр Юго-Западной Сибири, научно-образовательный центр с тремя отделениями академии наук — российской, меди-цинской и сельскохозяйственной, средоточие крупных транспортных узлов. На конференции «Переосмысливая сегодня философию науки и образования» академик, зам. президента СО РАН В. Кулешов сказал, что 90 лет население Сибири возрастало за счет пересе-ленцев, а сейчас идет убывание; перемещение миллионов людей — это, несомненно, предмет философского осмысления. Удивительный доклад о единстве физических задач и задач управления областью сделал физик, д.ф-м.н, вице-губернатор Г. Сапожников. Без науки невозможно образование, наука невозможна без образования, и будет все больше преподавателей-исследователей — это устойчивая тенденция. Самое плохое — та российская политика, которая показывала, как легко можно зарабатывать много денег без знания, тогда мы очень многое растеряли, но, к счастью, имидж науки и образования сам себя спас. Хорошее образование — серьезный капитал, так сегодня думают в семьях (В. Собянин, ректор НГУ). Философский факультет НГУ ориентирован на философию науки, тут действует только магистратура — 50 студентов (бакалавриата нет), и трудятся 18 докторов и 26 кандидатов наук (В. Диев, декан). Произвело впе-чатление, что на конференцию приехали коллеги из других городов, потратив на дорогу и день, и два, в частности, прибыли с Алтая, с Барнаула (М. Пронин). То, что Новосибирский Академгородок расположен в первозданном глухом лесу и в то же время обустроен современными зданиями, создает великолепные условия для ученых — воздух, простор, концентрация институтов и университета в одном месте располагают к творчеству, ничего не отвлекает, не надо ездить на работу в метро, уставать, и удивительно, что люди отсюда уезжают в Москву. Я даже переехала бы в Новосибирск, но, увы, не представляю себя без Большого театра и Концертного зала им. Чайковского (З. Иванова).
Неожиданная полемика развернулась на совещании по подготовке V Всероссийского философского конгресса. Поясняет А. Чумаков: мы должны поблагодарить новосибирцев за тот прием, который нам оказан, они сделали все возможное, и я бы сказал, это их не вина, а беда, что они пока не поднялись до необходимого осмысления философских проблем. Когда «Философский поезд» еще организовы-вался, не все на территориях поняли его значение и не все поверили, что это возможно. В частности, Новосибирск, в отличие от осталь-ных городов, меня разочаровал — это сциентистский город (сциентизм — абсолютизация роли науки в системе культуры, в духовной жизни общества; в качестве образца берутся естественные науки, математика.— Ред.), он ориентирован на физику, химию, математику. Сциентизм оказывается в центре разговоров не только руководителей учебных заведений и академических структур, но даже философы, имеющие по большей части в качестве базового математическое, естественнонаучное образование, не в полной мере, как мне ка-жется, понимают значение собственно философии и гуманитарной составляющей для духовного обновления России, для становления философской мысли в России. На это обратили внимание участники поезда, и даже иностранцы, поскольку было заметно на фоне других городов. Ведь здесь даже на философский факультет, в магистратуру, принимают людей без философского базового образования.

560
Комментарии (3)
  • 2 января 2009 в 14:01 • #
    Тадеуш Полито

    "Владислав Лекторский, вице-президент РФО, главный редактор журнала «Вопросы философии», академик РАН. Разнообразие культур было всегда, но они развивались относительно изолированно друг от друга, сейчас же они пришли в сильное соприкосновение, даже в столкновение." Это что? Подмена понятий культуры, или попытка политизации культурных ценностей (притягивания за уши) для далеких от культуры, меркантильных целей. Осторожно! Вы погубите и то лучшее в культуре, как почти загубили в религии.
    И еще. Философия не может быть ни русской, ни итальянской, ни корейской и тд., не путайте с простым мировозрением отдельных представителей национальностей. "Больше всего понравилось солнце - в Чите, Красноярске, Казани - более ласковое, чем итальянское, не было жары, духоты; ни до нашего путешествия, ни после такой погоды не было (А.Королев)." Даже солнце разделили по нац признаку:-)))) Настоящий филосов всегда космополит и поэтому не угоден правящим классам. В данной статье очень много российскофобии (русофобии здесь не достаточно), что на гране с шовинизмом, Поэтому истина (а это цель философии) здесь отдыхает.

  • 2 января 2009 в 15:06 • #
    Татьяна Рущина

    Тадеуш, я предлагаю Вам вступить в Российское философское общество, которое по своей сути итернациональное, и публиковаться в "Вестнике РФО".
    Журнал всегда публикает материалы своих читателей и отзывы на опубликованные материалы.

    Сайты РФО:

    http://www.dialog21.ru

    www.globalistika.ru

    www.logic.ru/phil-soc

    Желаю Вам всего самого лучшего в Новом году!
    Т.А. Рущина, отв. секретарь СПбФО

  • 7 января 2009 в 04:45 • #
    Виктор Дурин

    В городе Хабровске есть Приамурское отделение (ПО) РФО и Хабаровская первичная организация ПО РФО. Председатель Приамурского отделения РФО д.ф.н. Дурин Виктор Павлович т. 89147724818