P.S. (постскриптум): Про «переосмысливание»…(по материалам...
2 января 2009 в 13:04

P.S. (постскриптум): Про «переосмысливание»…(по материалам журнала Вестник РФО №2, 2008г.)

P.S. (постскриптум): Про «переосмысливание»…
(по материалам журнала Вестник РФО № 2, 2008г.)

Улетела представительная российская делегация на Всемирный философский кон-гресс и, похоже, все глубокие философские мысли (по «переосмысливанию философии сего-дня») увезла с собой. Возможно поэтому, обозреваемый номер журнала получился, на мой взгляд, пресноватым. Хотя и в предыдущих номерах ничего особенного на эту тему так и не прозвучало. Может быть, на самом Конгрессе что-то будет? Я, пессимист в этом смысле,— думаю, вряд ли. Будет обычная «тусовка», хотя и в мировом масштабе,— «ярмарка тщеславия». (Сейчас — то мы это уже знаем). Понимал это, видимо, и главный редактор журнала, провозгласивший «смену парадигмы» (колонка редактора) и призвавший к подготовке уже к очередному Российскому философскому конгрессу с прямо-таки интригующей тематикой «Наука. Философия. Общество». Ну, что же, жизнь течет, караван идет, собаки лают, улита ползет. Однако…
Все-таки, может быть, попытаться все же осмыслить и переосмыслить философию именно в России (даже в рамках выше обозначенной рутинной темы) на очередном россий-ском конгрессе (раз уж не сделали это, как следует, ранее)? Нам-то, с нашими традициями и амбициями, да еще на перепутье, это, думаю, более нужно, нежели остальным. Причем, даже если судить по материалам последних номеров журнала, наиболее актуальной представляется тема с включением главного раздражителя — религии. Именно она вызывает наиболее ярост-ную полемику: соотнесение науки, философии и религии с опрокидыванием этой триады на жизнь самого общества. (В данном номере это статьи Прохорова М.М., Билалова М.И., Бур-давкова Ю.В., Слонова Н.Н., Землицкого М.Я., Белова В.Н., Перуанского С.С., Джохадзе Д.В., рецензия Курашова В.И). Здесь, похоже, главная болевая точка нашей российской по-стмарксистской философии.
Позвольте напомнить некоторые собственные соображения на этот счет, уже неодно-кратно мною высказывавшиеся. Вся история философии — процессы дифференциации и син-теза знания. В античности — синтез, в периоды Возрождения, и Нового времени, особенно, многие выдающиеся философы «развели», по необходимости, науку и религию, изучение действующих и конечных причин, что, в большой степени, и обусловило прогресс науки. В марксизме — ленинизме этот развод был доведен до абсурда («философия — служанка науки, религия — затмение разума»). Многие российские философы до сего времени остаются в пле-ну представлений советской философии, когда последняя была искусственно разорвана на сектора, отделы, дисциплины, когда не приветствовались синтетические, обобщающие ис-следования, когда философия игнорировала свои корни, а, по сути, истинное, сущностное на-полнение (мифологию, религию, мистику). Тем самым, как бы не замечается история рус-ской философии во всей ее полноте (прежде всего, дореволюционный и эмигрантский перио-ды). Многократно в истории философии подчеркивалось наличие трех главных сфер ее ис-следования: чувственное бытие (сфера явлений, чувственно воспринимаемых нами), умопо-стигаемое и умосоздаваемое бытие (различные уровни абстракций и универсалий), и трансцендентное бытие (иной раз называемое Божественным). Складывается впечатление, что мысль многих наших современных российских философов (да и некоторых зарубежных, так-же) обращается только в рамках исключительно первых двух сфер,— при этом совершенно игнорируется третья, возможно, самая главная для настоящего философа, сфера исследова-ния. Сегодня мы в России как бы возвращаемся к истокам (хочется верить),— вновь формиру-ется синтетическая философия, ищущая ответы на вечные вопросы, и тем самым, возрожда-ется мотивация истинно философского исследования.
Но и в современном мире, в целом, философия также выглядит, с одной стороны, как бы разорванной на множество уделов: различные, часто борющиеся друг с другом, школы, направления, течения, разделенные границами, кажущимися иной раз непреодолимыми, по идеологическим, этническим, конфессиональным и иным признакам. Игнорируется сущест-венная часть всей истории европейской и византийской философии (начиная с античных времен), древняя индийская и китайская философия, что, безусловно, недопустимо. С другой стороны, прорастает, должна прорастать тенденция синтетизма (об этом, на мой взгляд, сви-детельствуют успехи постмодернизма, стремящегося в большей степени связать философию с различными материальными, политическими, духовными проявлениями жизни человека). Такого рода направленность развития философии можно связать и с концепцией глобализма, часто обсуждаемой сегодня, а можно рассматривать и как закономерное расширение поля ра-зума, формирующего все более адекватную картину мира в сознании человека и человечества.
В связи с изложенным, хочу обратить внимание читателя на рецензию проф. Фролова В.В. «Книга «Живая Этика и наука» — знак времени». Речь идет «об обретении (через труды семьи Рерихов) целостного одухотворенного взгляда на Мироздание» в нашем глубоко неблагополучном, экологически и нравственно, земном мире. По различным мотивам (современным и оставшимся от прежних времен,— часто мелким, мошенническим) мы замалчиваем имена и произведения некоторых наших великих соотечественников, оказавших, и оказывающих в настоящее время, колоссальное позитивное воздействие на всю мировую культуру. Я имею в виду, прежде всего, имя Елены Петровны Блаватской. У. Йейтс, Д. Джойс, К. Воннегут, Т. Эллиот, В. Кандинский, П. Мондриан, Г. Малер, Я. Сибелиус, А. Скрябин, А. Эйнштейн и многие другие выдающиеся представители различных сфер науки и искусства признавали ее огромное влияние на культуру 20 века. Была сделана, как известно, грандиоз-ная попытка свести в единую систему все крупицы знаний, имевшиеся в древнейших трудах мировых религий и философии и, казалось бы, навсегда «исчезнувшие, как Атлантида». Сокровенная литература древней Индии и древнего Египта, халдеев и евреев была синтезирова-на в целостную картину космо — и антропогенеза с параллельным анализом конкретных данных научных исследований того времени. (У Эйнштейна, кстати, ее главная книга «Тайная Доктрина» с подзаголовком «Синтез науки, религии и философии», вообще была настольной книгой). Ей были созвучны идеи В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, Вернадского В.И., А.Л. Чижевского и К.Э. Циолковского. Именно ей я бы поставил памятник перед Институ-том философии… Конечно, сегодня можно с чем-то спорить и что-то доказывать. Да, пожа-луй, термин «теософия» (Божественная Мудрость) звучит слишком претенциозно. Лучше, на мой взгляд, называть ее концепцию просто истинной синтетической философией, сумми-рующей все познания человечества за тысячелетия его истории, выделяя познавательный ас-пект, выраженный лозунгом теософов «нет иной религии кроме поиска истины». Но, главное, вернуться к трактовке философии, как духовному творчеству с гармоническим синтезом всех знаний, полученных человечеством в течение тысячелетий его истории. Только таким образом и может быть обретена та мудрость, в любви к которой признается каждый истинный философ.
Подводя итог, следует, на мой взгляд, подчеркнуть следующие моменты, как некий вывод из всего вышеизложенного:

  1. Вся история философии — процессы дифференциации и синтеза знания. Сегодня мы в России как бы возвращаемся к истокам,— вновь формируется синтетическая философия, ищущая ответы на вечные вопросы, и тем самым, возрождается мотивация истинно философ-ского исследования. Существует надежда, что подобный процесс будет усиливаться и в со-временном мире, в целом. Такого рода направленность развития философии можно связать и с концепцией глобализма, часто обсуждаемой сегодня, а можно рассматривать и как законо-мерное расширение поля разума, формирующего все более адекватную картину мира в соз-нании человека и человечества.
  2. Серьезной аргументации в этом плане способствуют, на наш взгляд, исследования в сфере разума, эстетики и особенно этики. Проблема «разума — неразумия» в плане практиче-ском неразрывно связана с проблемой смысла жизни человека, которую необходимо рас-сматривать в рамках онтологии и гносеологии с позиций уровневого подхода. Автор форму-лирует свой собственный взгляд на эту проблему. В наиболее общем онтологическом плане, с позиций «апейрона», первовещества, модели Вселенной, как иерархии миров и богов, все этические ценности размываются, все они являются относительными. Одна истина является абсолютной: все относительно. О смысле жизни человека можно и нужно говорить только на уровне мира, созданного Богом — творцом. Бог — творец создает мир и человека в нем для реализации некой собственной неведомой нам цели, которая и становится смыслом жизни его создания — человека. В самом общем виде это как раз и выразил Платон: «мы существуем всего лишь ради гармонизации некоего целого, спроектированного и сконструированного в неведомых нам целях Богом». И ощущение нами счастья, в том числе и через любовь, может быть, нам награда (и знак удовлетворения) высшего существа, за то, что мы правильно вы-полнили свое предназначение.
  3. Для продуктивного развития философии в мире, сегодня требуется усилить интегративный анализ всех трех главных сфер ее исследования: чувственного бытия (сфера явле-ний, чувственно воспринимаемых нами), умопостигаемого и умосоздаваемого бытия (раз-личные уровни абстракций и универсалий), и трансцендентного бытия (иной раз называемого Божественным), как синтез результатов, имеющихся во всех сферах человеческого познания,— в науке и религии, в интуициях искусства и мистических прозрениях.

Независимый эксперт Дружинин В.Ф., д.ф.н., проф., член Союза писателей России, член РФО (Москва)

180
Комментарии (2)
  • 2 января 2009 в 20:05 • #
    Тадеуш Полито

    Как все запутано и запущено.Обо всем и ни о чем. Философия - это всегда синтез определений и понятий, важно извлечь истину. А приспосабливание частичной истины под конкретных людей и структур власти ничего с синтезом не имеет общего. Когда человек познает больше мнений и учений, то истина все равно вырисовывается (это и есть теософия), а приспособленная догматика опадает как шелуха.

  • 6 января 2009 в 17:07 • #
    Вениамин Новик

    Не удивительно, что большинство постсоветских философов остаются по своему духу советскими, т.е. атеистическими. Их так учили. Десятилетия истмата не прошли даром, и многих от это не мутило. Плохо другое - у них атрофирован тот нерв, который связывает человека с вечностью. Дружинин хорошо начал, но вдруг уверенно заявляет, что "все относительно". Откуда, кстати говоря, это известно, если это не кухаркина премудрость часто повторяемая и к месту и не к месту (у Эйнштейна такой фразы нет). Но не нужно быть даже к.ф.н., чтобы знать, что абсолютизация относительного - это софистическая уловка, и что без абсолютного нет относительного. Абсолютное же есть атрибут Божественного бытия.