Мы их теряем.

Мы их теряем.История успеха латвийской экономики не впечатлила субъектов этой самой экономики. Несмотря на 4-процентный рост ВВП латвийцы продолжают покидать страну. Из всех стран ЕС стремительнее Латвии пустел только погрязший в глубоком кризисе Кипр.

В целом в 2013 году из Латвии эмигрировали 22 600 человек. Это примерно половина Вентспилса. Еще более впечатляюще выглядят цифры общих потерь в 21-м веке: в период с 2000 до 2013 года из Латвии уехали примерно 259 000 человек. С вещами на выход отправились два с половиной Даугавпилса или почти половина Риги.

Впрочем, свято место пусто не бывает. В прошлом году на освободившиеся места в Латвию въехало 8,3 тыс. человек. Вопреки опасениям национал-патриотов людской поток с Востока оказался весьма скудным — всего 2,5 тыс. человек. Для сравнения: из стран Евросоюза приехало в два раза больше.

Интересно, что латвийские латыши в целом оказываются большими домоседами, чем их соотечественники русской национальности. К началу этого года с насиженных мест в поисках лучшей жизни стронулись 0,9% от общего числа латышей и 1,3% русской общины Латвии. В итоге Латвия стала немного более латышской.

Сей факт можно оценивать по-разному. Можно говорить о «перекати-поле», об «Иванах, не помнящих родства», а можно делать выводы о том, что русские латвийцы быстрее прониклись основополагающей европейской идеей о свободном передвижение рабочей силы и капиталов. То есть русские — большие европейцы, чем латыши.

Как возвращать уехавших? Рецепт одинаков для всех стран и народов — надо поднимать уровень жизни на родине. Нельзя сказать, что правительство Латвии не предпринимает попыток в этом направлении. Накануне публикации эмиграционной статистики премьер-министр Лаймдота Страуюма заявила о необходимости повысить зарплаты министрам своего правительства. Активность премьера позволяет надеяться, что, по крайней мере, массовой эмиграции латвийских министров удастся избежать…

За неимением гербовой пишут на простой. Если нет возможности резко поднять латвийские зарплаты до уровня немецких и британских, надо хотя бы сохранить связи с эмигрантами в надежде на то, что они полностью не ассимилируются в западном мире. И надеяться, что, когда Латвия вдруг разбогатеет (или ФРГ и Великобритания обеднеют), латвийские эмигранты потянутся обратно в Латвию, а не на новые ПМЖ. Собственно, для этого в МИДе придумали План действий «О сотрудничестве с латвийскими диаспорами на 2015–2017 годы». В какой-то степени план работает уже сейчас — только за первую половину 2014-го года британским гастарбайтерам, рожденным в Латвии, выдано около 7 500 паспортов и ID-карт Латвийской Республики. Родина помнит своих сыновей и дочерей. Но кроме паспортов пока ничего предложить не может..

Кандидат экономических и юридических наук Артур Ересько.
59
Комментарии (0)

Выберите из списка
2017
2017
2016
2015
2014