Опять наступили времена дефицита.

Опять наступили времена дефицита.

Опять наступили времена дефицита.В четверг, 8 октября, парламент Латвии передал на рассмотрение комиссиям законопроект о бюджете 2016 года и ряд сопряженных с ним законопроектов.

Расходы бюджета запланированы на уровне 7,65 миллиардов евро, доходы – около 7,37 миллиарда евро.

Однако в нашем случае важнее не количество миллиардов в статьях «Расходы» и «Доходы», а разница между ними. Увы, Латвия по-прежнему не научилась жить по средствам.

В процентах разница между заработанным и потраченным на уровне государства выглядит не слишком большой — около 1% от ВВП. Тем более, что Маастрихтские критерии, применяемые для стран еврозоны, позволяют иметь дефицит госбюджета вплоть до 3% от ВВП. Однако в абсолютных цифрах бюджетный дефицит по латвийским масштабам весьма велик — 280 млн. евро. На такую сумму государству придется увеличить внутренние и/или внешние долги, чтобы свести концы с концами в следующем году.

Не радует и общая тенденция — если 2013 год Латвия завершила с дефицитом, который на 0,3% от ВВП был меньше поставленной цели, то в 2014 году отработала по прогнозу, а в 2015 году общий дефицит государственного бюджета может превысить запланированный на 0,4% ВВП. Благородные цели разбиваются об экономические реалии.

Похоже, что правительство Страуюмы переложило груз бюджетных проблем на своих сменщиков. Сейчас потратимся, а к 2018 году, согласно планам Кабинета министров, будет создан бездефицитный бюджет.

Кроме политической воли для этого необходима экономическая база. По прогнозам Минфина ВВП Латвии в следующем году вырастет на 3%. Однако есть один тревожный показатель, который может перечеркнуть заявленный 3-процентный рост — это дефляция, которая составила 0,5% (сентябрь 2015-го к сентябрю 2014-го года). Падающие цены хороши для обывателей, но в итоге общие доходы бюджета растут недостаточно быстро. Кроме того растущая инфляция стимулирует активность потребителей — купить сегодня, так завтра будет дороже. А когда население не спешит тратить деньги, снижается и оптимизм предпринимателей, они не инвестируют в развитие бизнеса и, как следствие, экономика притормаживает.

Отдельно можно упомянуть проблемы с собираемостью налогов: чтобы что-то потратить, государству надо что-то собрать в казну. Однако по итогам 8 месяцев этого года собираемость НДС отстает от плана на 3,3%, подоходного налога с предприятий — на 0,5%, а общие налоговые поступления оказались ниже запланированных на 0,3%.

Помимо хронических проблем с теневой экономикой в этом году есть отдельная причина для падения сборов. А именно: налоговые недоборы связаны с драматическим падением цен на нефть и последующим снижением ценников на латвийских АЗС. То есть в этом году довольно неожиданно и достаточно существенно уменьшилась налогооблагаемая база. Правительство, правда, уже подсуетилось и подняло акциз на горючее, дабы компенсировать недобор.

Кстати, сети АЗС оказались более «приличными», чем сети супермаркетов. Так, закупочные цены на молоко за год упали в полтора раза. Однако молочные продукты в магазинах остались на том же ценовом уровне, что и ранее. В том числе и поэтому пищевой промышленности по-прежнему отказывают в льготной ставке НДС — есть обоснованное опасение, что налоговая льгота выльется не в снижение расходов широких масс покупателей, а в рост прибыли совладельцев молочных комбинатов и колбасных цехов.

В целом, приходится констатировать, что даже 1-процентный дефицит госбюджета отнюдь не гарантируют его исполнение. Тем более что перед правительством стоит цель в течение пары лет ликвидировать этот дефицит.

Кандидат экономических и юридических наук Артур Ересько.

78
Комментарии (0)

Выберите из списка
2017
2017
2016
2015
2014