Top.Mail.Ru
Последняя информация о COVID-19
Руководитель Росимущества Юрий Петров безразлично взирает на...

Руководитель Росимущества Юрий Петров безразлично взирает на коррупционные деяния своих подчиненных Не пора ли прикрыть ведомство, действующее со дня основания по прихоти его руководителей во вред государству и обществу?

Деятельность некоторых руководителей Росимущества подпадает под деяния, квалифицируемые статьями Уголовного кодекса как преступные. Об этом свидетельствуют и результаты недавней проверки, проведённой Генеральной прокуратурой. Выявленные при этом нарушения, говорится в официальном сообщении, создали возможности для коррупции. В их числе неэффективное использование бюджетных средств и нерациональное использование госимущества. Примером, в частности, может служить контракт Росимущества на автотранспортное обслуживание, подписанный начальником Управления В.А. Пикулиным, стоимость которого, по оценке, на 120 млн. рублей превысила потребности ведомства. Вполне возможно, что эта сумма предназначена для «отката».

А заместитель руководителя Ростимущества Юрий Медведев в интересах третьего лица более года пытается отобрать здание у ОАО «Институт микроэкономики», которое является собственностью института. Для этого он пошёл на фальсификацию поручений руководителей Администрации Президента и Аппарата Правительства России. Его действия, которые, видимо, тоже можно отнести к коррупционным, прямо нарушают норму п. 3 ст. 35 Конституции России, запрещающую внесудебное отчуждение собственности. На происходящее с безразличием взирает руководитель Росимущества Ю.А. Петров.

Противоправные деяния руководителей ведомства, нарушающие многие статьи Уголовного кодекса и остающиеся пока безнаказанными, стали поводом для публикуемого ниже обращения.

Оригинал этого материала
© «Промышеленные ведомости», сентябрь-октябрь 2009 

Открытое письмо министру экономического развития Э.С. Набиуллиной

Уважаемая Эльвира Сахипзадовна!

В начале этого года в редакцию газеты «Промышленные ведомости» обратились сотрудники ОАО «Институт микроэкономики», акции которого принадлежат государству, и рассказали, как их коллектив гонят на улицу. Услышанное показалось мне поначалу неправдоподобным. Ведь я наивно полагал, что ментальность коробейников, правовой нигилизм и самоуправство, характерные для предшественников нынешнего руководства Росимущества, управляющего госсобственностью, остались в прошлом. Увы, все оказалось далеко не так…

Происшедшее было подробно рассмотрено в статье, опубликованной в февральском за этот год номере «Промышленных ведомостей». Газету читают в Администрации Президента и Правительстве России. Поэтому я не очень удивился, что Президент страны Дмитрий Медведев в конце февраля поручил Генеральной прокуратуре РФ проверить деятельность Росимущества.

В сентябре Генпрокуратура сообщила о завершении упомянутой проверки и направила в Минэкономразвития представление об устранении выявленных в деятельности Росимущества грубейших нарушений законодательства. Но при проверке, видимо, исследовались далеко не все из них. В сообщении, в частности, не отражены попытки противоправного отчуждения здания, принадлежащего ОАО «Институт микроэкономики», а также противоправные манипуляции чиновников Росимущества при проведении конкурса на автотранспортное обслуживание агентства.

Но самое главное, по сей день никто ещё официально не проверял какова эффективность и целесообразность участия Росимущества в управлении деятельностью предприятий, для чего почти все его сотрудники, включая руководителей, включены в соответствующие советы директоров.

Однако большинство этих людей, как показывает практика, не способно или не желает решать простейшие управленческие задачи, не говоря о стратегических проблемах, промышленных, научно-исследовательских и иных организаций, чьими акциями владеет государство. Вследствие их непрофессионализма стране наносится громадный ущерб. Печальным примером может служить, в частности, катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС. В бывшем РАО «ЕЭС», чьим предприятием была эта электростанция, Росимущество управляло 52% акций, а в нынешнем «РусГидро» — около 60%.

Хочу обратить Ваше внимание, что управление имуществом — бессмысленное словосочетание. Можно говорить об управлении деятельностью предприятий, чем на самом деле безуспешно пытается заниматься Росимущество. При этом имущественные сделки нельзя осуществлять вне общих рамок деятельности хозяйствующего субъекта, так как такое внесистемное раздельное «управление» чревато его банкротством.

Но Росимущество действует именно подобным образом, что наглядно видно на примере того же Института микроэкономики. Поэтому Росимущество, как показано ниже, необходимо упразднить, что одновременно явится и эффективной антикризисной мерой, а госакции передать в управление соответствующим министерствам и ведомствам.

Происходящее свидетельствует об отсутствии минимального контроля над вверенным Вашему ведению федеральным органом. Вполне допускаю, что сотрудники министерства по субъективным причинам далеко не всегда хотят «тревожить» Вас плохими известиями, и Вы не обо всем осведомлены. Убежден, что если бы Вас, к примеру, ознакомили с упомянутой февральской публикацией в «Промышленных ведомостях», о чем я просил нескольких Ваших подчиненных, то безобразия с изгнанием Института микроэкономики на улицу были бы пресечены и назначили бы проверку Росимущества. А его деятельность вызывает множество, мягко говоря, нареканий.

Поэтому я вынужден теперь публично обратиться лично к Вам. Полагаю, что чиновники министерства не вынудят Вас нарушать Закон «О СМИ», и читатели газеты получат ответы на изложенные ниже вопросы и предложения. На это позволяют надеяться и отзывы людей, которые хорошо знают и характеризуют Вас как компетентного и объективного руководителя.
Печальное наследие

Принципы, заложенные основателем организации в основу её деятельности, становятся традицией, если в дальнейшем поддерживается преемственность — по духу и понятиям — последующих руководителей.

За федеральным органом, управляющим государственным имуществом, закрепилась дурная слава со дня его существования, т.е. со времён ваучерной приватизации, разбазаривания госсобственности под прикрытием залоговых аукционов, инвестиционных конкурсов, реформирования электроэнергетики… Историю скандальных противоправных дел, которые называли приватизацией, со всеми подробностями можно проследить в соответствующих отчётах Счётной палаты Российской Федерации, неоднократно проверявшей это ведомство.

Проводившаяся тогда «приватизация» во многом способствовала дефолту в августе 1998 г. и наступлению нынешнего экономического кризиса. Ведь она была направлена также и на то, чтобы лишить Россию значительных источников доходов и сделать ее зависимой от импорта жизненно важных видов промышленной продукции и потребительских товаров. Именно масштабная и дешевая в те времена распродажа отечественных предприятий в сочетании с порочной финансовой политикой привели к последующему катастрофическому развалу российского промышленного и товарного производства.

Тогда же многие предприятия, включая стратегически значимые, по дешёвке скупили иностранные конкуренты — им нужен был наш рынок для сбыта своей продукции в обмен на наше сырье. Поэтому многие приобретённые производства они прикрыли или перепрофилировали.

Так как промышленное производство в стране к 1998 г. свернулось по сравнению с 1991 г. почти наполовину, а импорт «ширпотреба» и продовольствия возрастал, то налогов собирали мало, и деньги до дефолта попадали в бюджет главным образом благодаря правительственным заимствованиям. Но долги не могли расти до бесконечности. А в последние восемь лет бюджет наполнялся более чем наполовину за счёт возросшей выручки от продажи нефти, газа и металлов на экспорт. Однако накоплений, к тому же с ростом безработицы, в кризисных условиях хватит ненадолго.

Предотвратить происходящее надо было восстановлением в стране товарного производства, в первую очередь, качественных потребительских товаров и увеличением потребительского спроса, в том числе за счёт роста занятости и доходов населения. Ведь промышленная продукция сама по себе никому не нужна, если не востребуется в производстве потребительских товаров и услуг. Поэтому увеличение числа рабочих мест — не только социально значимая проблема, но и основополагающая для экономики страны.

Однако все Ваши предшественники, уважаемая Эльвира Сахипзадовна, подменяли дела пустой риторикой и пророчествами, которые сбывались с точностью до наоборот. Ведь науку прогнозирования они подменили гаданиями на кофейной гуще, а «точный» сорт кофе при многообразии марок в условиях «рыночных отношений» подобрать ой как непросто. Сочувствую!

После дефолта 1998 г. деятельность ведомства по разбазариванию госимущества, которое активно способствовало развалу товарного производства и росту безработицы, вроде бы взяли под контроль. Об этом говорили и некоторые новые правовые документы, регламентирующие работу нынешнего Федерального агентства по управлению государственным имуществом (Росимущество). С 2004 г. оно находится в подчинении Минэкономразвития.

Вроде бы, самоуправства в распоряжении госсобственностью быть уже не должно, что особенно опасно в условиях нынешнего экономического кризиса и роста безработицы. Однако прежние традиции, как оказалось, живы, и складывается впечатление, что в Росимуществе либо кто-то с его помощью продолжают решать какие-то свои, более значимые, нежели государственные, задачи.

Как рассказали работники ОАО «Институт микроэкономики», акции которого целиком принадлежат государству, Росимущество, управляющее пакетом, распорядилось изъять здание у института в обмен на другое. Но предложенное взамен здание бывшего детского сада не эксплуатируется с середины 1990-х, пришло в упадок и требует капитального ремонта, а денег нет. Таким образом, коллективу института фактически предлагалось переехать на улицу, пополнив растущее число безработных, и государству придётся платить уволенным сотрудникам ежемесячное пособие по безработице. Такое вот управление госимуществом.

Здание, в котором размещается ОАО «Институт микроэкономики», с апреля 2006 г. является собственностью этого общества, на что имеется соответствующее государственное свидетельство. А согласно п. 3 ст. 35 Конституции России «никто не может быть лишён своего имущества иначе как по решению суда». Норма эта, как известно, прямого действия.

До сего дня Росимущество, насколько мне известно, в судебный орган не преобразовывали. Поэтому, ознакомившись с распоряжением этого ведомства от 10 февраля с. г. за номером 111-р об изъятии у Института микроэкономики здания, принадлежащего ему на правах собственности, я подумал, что те, кто готовили распоряжение, возможно, были тогда не совсем здоровы. Правда, это их не оправдывает, так как речь идёт не только о судьбах людей. Альтернативным может быть предположение о возможных противоправных указаниях должностных лиц агентства, подпадающих, как представляется, в случае их выполнения под ряд статей Уголовного кодекса РФ.

О чём же сказано в распоряжении, подписанном заместителем руководителя Росимущества кандидатом философских наук Юрием Медведевым, который занимается управлением госсобственностью с 1992 года? Так как оно написано языком, далёким от совершенства, и представляет собой фактически одно предложение, изложенное на двух страницах, то для восприятия читателем этого директивного шедевра я разобью его на три части. Их условно можно назвать соответственно нормативно-правовое обоснование, побудительные мотивы и распорядительная часть.

Начну с побудительных мотивов. В этой части говорится:

«Во исполнение поручений Правительства Российской Федерации от 12.06.2008 № CC-ПlЗ-3714 и заместителя Председателя Правительства Российской Федерации — руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации С.Е. Нарышкина от 24.07.2007 № CH-П1З-З6З9, от 29.10.2007 № CH-П1З-5365, а также решений, принятых на совещании в Правительстве Российской Федерации (протокол совещания от 11.12.2007 № СН-ПIЗ-59пр), о закреплении за федеральным rocударственным научно-исследовательским учреждением «Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации» дополнительных помещений в здании, распoлoженном по адресу: г. Москва, ул. Большая Черемушкинская, д. 34, одобрить следующие крупные взаимосвязанные сделки по отчуждению недвижимого имущества открытого акционерного общества «Институт микроэкономики». — Конец цитаты.

Сочинение на заданную тему

О каких же поручениях шла речь?

В двух поручениях С.Е. Нарышкина — от 24 июля и 29 октября 2007 г., направленных им в Минэкономразвития, он просил лишь рассмотреть вопрос и подготовить предложения о выделении Институту законодательства и сравнительного правоведения (далее — Институт законодательства) дополнительных площадей. Причём, где — не сказано.

Что касается «во исполнение поручения Правительства РФ от 12.06.2008 г. № СС — П13 — 3714», то госслужащие должны отличать должностное лицо — человека от организации, в которой этот человек трудится. Почему же упомянутое поручение в Росимуществе назвали поручением Правительства, если в документе написано, что оно дано заместителем Председателя Правительства и руководителем Аппарата Правительства С.С. Собяниным? А это, как говорят не только в Одессе, две большие разницы.

Вот и согласно п. 2 ст.110 Конституции нашей страны Правительство Российской Федерации — это не должностное лицо, а федеральный орган исполнительной власти, который состоит из Председателя Правительства, его заместителей и федеральных министров.

Такая же «оговорка» допущена и в отношении решений, якобы «принятых на совещании в Правительстве РФ (протокол совещания от 11.12.2007 г. № СН-П13-59пр)». На самом деле совещание, как записано в протоколе, было не в Правительстве, а у одного из заместителей Председателя и руководителя Аппарата Правительства С.Е. Нарышкина.

Однако, в протоколе, вопреки тому, что утверждалось в распоряжении Росимущества, ничего не сказано «о закреплении за Институтом законодательства дополнительных помещений в здании по Большой Черёмушкинской ул. 34». В протоколе агентству (п. 2 протокола) предлагалось представить к 27 декабря 2007 г. лишь предложения по данному вопросу, что, судя по документам, ведомство не сделало и по сей день.

Поручение С.С. Собянина было основано на двух письмах Института законодательства, а не на упоминавшихся в распоряжении Росимущества документах, и также адресовалось руководству Минэкономразвития. В нём говорилось:

«Прошу с участием заинтересованных федеральных органов исполнительной власти принять необходимые меры для решения вопроса о закреплении за Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации на праве оперативногo управления здания, расположенного по адресу: г. Mocквa, Б. Черемушкинская ул. д. З4». — Конец цитаты.

Судя по ответному письму Минэкономразвития, Сергей Семёнович Собянин, по всей видимости, был не полностью осведомлён «о бедственном положении» Института законодательства. В здании на Большой Черёмушкинской улице этому институту на правах оперативного управления уже давно принадлежит площадь размером в 4607,29 кв. м. Кроме того, ему в апреле 2002 г. Минимущество в Харитоньевском переулке в доме 22–24 выделило дополнительно ещё 4491,2 кв. м, а позднее — здание на улице Демьяна Бедного д. 17 площадью 2709 кв. м.

Итого в распоряжении Института законодательства имеются помещения общей площадью 11807,49 кв. м, а сотрудников в институте, по разным сведениям, от 100 до 200 человек. Таким образом, на человека приходится в среднем по 59 кв. м, что составляет примерно общую площадь типовой трёхкомнатной квартиры в панельном доме. Если «нежилая» часть равна, допустим, трети, то на сотрудника приходится в среднем по 40 кв. м полезной площади.

Я не знаю, каковы официальные нормы «проживания» для госслужащих, но в здании Правительства многие работники аппарата пребывают в комнатах, площадь которых не превышает 10–15 кв. м. Примерно такая же картина и в Администрации Президента. Если к решению этого вопроса подключились столь влиятельные лица, надо думать, существует некая закономерность между площадью, занимаемой Институтом законодательства, и качеством оценивания законопроектов его сотрудниками, которые Правительство представляет затем в Госдуму.

Недавно Президент страны указал на значительное число принятых законов, содержащих положения и нормы, способствующие коррупции. Можно указать также на ряд законов в области экономики, положительная оценка проектов которых нанесла и ещё нанесёт ущерб безопасности страны (см. «Хаос в экономическом законодательстве и его опасные последствия. Как их устранить?». — «Промышленные ведомости» № 7, июль 2008 г.).

Если предположение о зависимости качества оценивания будущих законов от площади, занимаемой Институтом законодательства, верно, тогда понятно стремление его руководства эту площадь увеличить, и надо всячески его приветствовать.

Соседом Института законодательства в здании на Большой Черёмушкинской улице является Институт микроэкономики, которому, как отмечалось, на правах собственности принадлежат помещения площадью 9347,41 кв. м.

В этом же здании на правах хозяйственного ведения 1451,6 кв. м занимает также организация «Союзхимэкспорт». В конце прошлого года она вознамерилась переехать в другое место. Поэтому Минэкономразвития поручило Росимуществу до 25 ноября 2008 г. оформить освобождение упомянутых помещений с передачей их Институту законодательства. Как следует из письма министерства С.С. Собянину, это «позволит решить вопрос размещения Института законодательства в полном объеме», после чего занимаемая им площадь возрастет до 13 259 кв. м.

Руководители Росимущества находятся в подчинении Минэкономразвития и назначаются этим министерством. О том, как они выполнили поручение своего непосредственного начальства, можно узнать из заключительной части упомянутого распоряжения замруководителя Росимущества Юрия Медведева.

Итак, во исполнение ложно истолкованных в нем поручений и решений приказано «одобрить следующие крупные взаимосвязанные сделки по отчуждению недвижимого имущества открытого акционерного общества «Институт микроэкономики»:

с федеральным государственным научно-исследовательским учреждением «Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации» в виде заключения договора мены недвижимого имущества в соответствии с перечнем Приложения № 1 к настоящему распоряжению, принадлежащего открытому акционерному обществу «Институт микроэкономики» на праве собственности и расположенного по адресу: г. Москва, ул. Большая Черемушкинская д. 34, рыночной стоимостью 413 055 тыс. руб., на объект недвижимости — здание общей площадью 2709 кв. м, расположенное по адресу: г. Москва, ул. Демьяна Бедного, д. 17. корп. 2, принадлежащее на праве собственности Российской Федерации и закрепленное на праве оперативного управления за федеральным государственным научно-исследовательским учреждением «Институт законодательства и сравнительного правоведения ври Правительстве Российской Федерации», рыночной стоимостью 413 055 тыс. руб.

Имущество, подлежащее обмену, признается равным по стоимости. Обмен объектов недвижимоro имущества производится без доплат;

с Росимуществом в виде заключения договора дарения в пользу Российской Федерации объекта недвижимости — встроенных помещений общей площадью 7018,5 кв. м, в соотвeтcтвии с перечнем Приложения № 2 к настоящему распоряжению, расположенному по aдpeсy: г. Москва, ул. Б. Черемушкинская, д. 34». — Конец цитаты.

Грабеж имитацией дарения

Распоряжение Росимущества названо «О решениях внеочередного общего собрания акционеров ОАО «Институт микроэкономики». В нем в обоснование своих действий ведомство ссылается на ряд нормативно-правовых актов, в том числе Федеральный закон «Об акционерных обществах», которыми якобы руководствовалось. Однако, ссылка на законодательствоот лукавого.

Навязываемые Институту микроэкономики договоры обмена и аренды, это, на самом деле, попытка внесудебного отчуждения собственности института, что является, как отмечалось, нарушением п. 3 ст. 35 Конституции России. В этом же пункте 3 еще сказано: «Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».

Институту микроэкономики часть его помещений площадью 7018,5 кв. м противоправно предписано Юрием Медведевым подарить государству, т.е. она будет отчуждена безвозмездно. А остальные помещения площадью 2329 кв. м он требует передать.

Институту законодательства в обмен на здание площадью 2709 кв. м, что тоже противоправно. Создается впечатление, будто заместитель руководителя Росимущества либо не знаком с упомянутыми конституционными нормами, либо сознательно пренебрегает ими, присвоив себе функции судебного органа и судебного пристава.

Замечу, упомянутое здание является федеральной собственностью, поэтому договор мены должен заключаться с государством, представителем которого в таких делах является Росимущество. Но суть не в формальности, а в явной неравноценности возмещения Институту микроэкономики отчуждаемой площади: государство забирает у него 9347,41 кв. м, а компенсирует только треть — 2709 кв. м. Кроме того, отсутствует какое-либо обоснование государственной необходимости в этом отчуждении, которое нанесёт государству немалый ущерб. И вот почему.

Институт микроэкономики — одно из немногих оставшихся на плаву научных учреждений, которые занимались исследованиями экономических проблем предприятий и отраслей. Он существует на зарабатываемые средства, из которых в последние три года свыше 30 млн. рублей потрачено на ремонт помещений, получает прибыль, платит государству налоги и, как единственному акционеру, даже дивиденды. В 2008 г. согласно отчетности было выплачено налогов на сумму почти 14 млн. рублей, а во внебюджетные фонды — 7,7 млн. рублей. Значительная доля исследований выполняется по государственным заказам почти всех федеральных министерств и многих ведомств, в том числе Минэкономразвития.

Здание, в которое Росимущество заставляет переехать Институт микроэкономики, — бывший детский сад. Он, как отмечалось, не эксплуатируется с середины 1990-х, здание обветшало, в нём отсутствует сантехническое и электрооборудование, часть стен разрушена. И хотя в Москве громадный дефицит детских садов, его почему-то передали не городу, а Институту законодательства в управление, и оно по-прежнему стоит заброшенным, разрушаясь. Как выясняется, передали для обмена. Такое вот тоже эффективное управление федеральной собственностью.

Здание требует капитального ремонта, на что, по экспертным оценкам, понадобится около 50 млн. рублей, но Росимущество деньги для этого не выделило. Кроме того, его внутренняя часть отвечает требованиям детского учреждения, но не научно-исследовательского института. Во что обойдётся перепланировка, если она вообще допустима по строительным и санитарным нормам, никто не считал.

Так как переехать в это здание невозможно, то заместитель руководителя Росимущества Юрий Медведев своим противоправным распоряжением на самом деле гонит коллектив Института микроэкономики на улицу. Мало того, что тем самым государство лишится доходов от его деятельности, и будут сорваны госзаказы по важным исследованиям. Юрий Медведев в разгар кризиса решил еще увеличить и без того растущее число безработных, и заставить государство уволенным сотрудникам института платить пособие по безработице. Такую философию в управлении госсобственностью иначе как чиновничьим самодурством кандидата философских наук назвать нельзя (самодур — человек, который действует по своей прихоти, по своему произволу, унижая достоинство других. — Толковый словарь русского языка. Составители С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова.).

Не стану обсуждать объективность оценивания Росимуществом стоимости обветшавшего здания детского сада, непригодного к эксплуатации, и возможные побудительные мотивы или причины такой «объективности». Спрашивается, имело ли право это агентство самостоятельно принимать решение о крупной сделке и издавать соответствующее распоряжение? Хотя любое из перечисленных выше нарушений законодательства уже является основанием для его отмены.

Согласно ст.78 ФЗ «Об акционерных обществах» сделка по отчуждению у общества имущества, стоимость которого по данным последней бухгалтерской отчетности превышает 25% балансовой стоимости его активов, отнесена к категории крупных. В нашем случае речь идет именно о такой сделке, о чем сказано и в распоряжении Росимущества. Но если в ней заинтересованы определённые лица, она подлежит одобрению лишь при соблюдении определенных условий упомянутого закона.

К заинтересованным лицам в ст. 81 этого ФЗ отнесены, в частности, «члены совета директоров и лица, имеющие право давать акционерному обществу обязательные для него указания, если они являются стороной или представителем в сделке, занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприбретателем или представителем в сделке, а также, если занимают должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица».

Под это определение как раз подпадают члены совета директоров Института микроэкономики — сотрудники Росимущества, а также само Росимущество, как лицо, имеющее право давать обществу обязательные для него указания, будучи при этом представителем в сделке. Поэтому в таких случаях согласно п. 2 ст. 83 ФЗ «Об акционерных обществах», если число акционеров, владеющих голосующими акциями, меньше 1000, решение об одобрении крупной сделки принимается исключительно советом директоров, причем большинством голосов его членов, не относящихся к заинтересованным лицам.

Эта функция отнесена к компетенции совета директоров также и п.15.2 ст.15 устава ОАО «Институт микроэкономики» (подпункты 11-13). А в подпункте 5 того же п.15.2 совету директоров предписано определять и цену имущества. К слову, устав утвержден Росимуществом. Следует отметить, если все голосующие акции принадлежат одному акционеру, то согласно п. 3 ст. 47 ФЗ «Об акционерных обществах» он может принимать решения единолично, но лишь по вопросам, относящимся исключительно к компетенции общего собрания, но не совета директоров.

Таким образом, в соответствии с нормативно-правовыми актами, на которые замруководителя Росимущества в своём распоряжении лукаво ссылается как на руководство к действиям, это ведомство не имеет прав и полномочий ни оценивать стоимость отчуждаемого у Института микроэкономики имущества, ни принимать решения о так называемой сделке. К тому же ее осуществление нанесёт ущерб государству, интересы которого Росимущество должно блюсти как его доверенный представитель. Но какой прок от такой сделки, если она принесет одни убытки?

Вместе с тем, складывается впечатление, что, исказив сознательно либо по безграмотности суть поручений С.С. Собянина и С.Е. Нарышкина, в Росимуществе вольно или невольно свалили на них ответственность за своё противоправное распоряжение. Напомню, при этом не было также выполнено упомянутое выше указание Минэкономразвития. Спрашивается, а не смахивает ли всё это, как минимум, на превышение некоторыми должностными лицами Росимущества своих полномочий?

Надо также учесть, что осуществление обсуждаемого распоряжения Росимущества без предоставления коллективу Института микроэкономики согласно п. 3 ст. 35 Конституции России равноценного здания приведёт к увольнению всех или почти всех его сотрудников. В результате это акционерное общество окажется неплатежеспособным и, скорее всего, обанкротится.

И еще об одном факте, характеризующем добросовестность некоторых сотрудников Росимущества. Согласно данным БТИ оказалось, что площадь помещений детского сада, куда они вознамерились выселить Институт микроэкономики, равна не 2709 кв. м, как утверждается в распоряжении, а лишь 1730, то есть почти на 1000 кв. м меньше. Уже одного этого обстоятельства достаточно для отмены распоряжения.

Любопытно, а как же проводилась оценка рыночной стоимости полуразрушенного детского сада, площадь которого на самом деле оказалась намного меньше, и какая площадь указана в соответствующем госреестре?

Хотели изобразить себя как лучше…

В феврале этого года Президент России Дмитрий Медведев поручил Генеральной прокуратуре РФ проверить деятельность Росимущества. А 25 февраля Федеральное агентство по управлению государственным имуществом поспешило опубликовать довольно странное заявление. После его прочтения создавалось впечатление, что речь будто бы шла не о проверке, а о поощрении этого ведомства, и Дмитрий Медведев еще не определился с выбором награды:

«Поручение, данное Президентом России Дмитрием Анатольевичем Медведевым Генеральной Прокуратуре по организации проверки законности использования государственного имущества, расценивается в Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом как поддержка и подтверждение правильности курса Агентства, направленного на жесткое пресечение любых попыток незаконного и неэффективного использования государственного имущества.

В условиях негативного влияния на российскую экономику общемировых отрицательных финансовых тенденций, задачи дальнейшего совершенствования механизмов управления государственным имуществом приобретают для Федерального агентства по управлению государственным имуществом ключевое значение. Мы не можем допустить, чтобы механизмы эти работали не на полных оборотах.

Федеральное агентство по управлению государственным имуществом предпринимает и будет впредь предпринимать самые серьезные меры для защиты интересов государства и недопущения ситуаций, в результате которых федеральный бюджет ежегодно недополучает десятки миллиардов рублей. Уверены, что в тесном взаимодействии с работниками прокуратуры мы должны и сможем пресечь любые попытки незаконного и неэффективного использования государственного имущества, в том числе его незаконной сдачи в аренду, невыплаты дивидендов, целенаправленного банкротства.

Мы убеждены в том, что обеспечить законность и эффективность управления и использования государственного имущества можно только путем максимальной открытости информации о механизмах управления и их совершенствовании. Данная задача также является для нас приоритетной».

Недавно Генпрокуратура сообщила о завершении проверки и направила в Минэкономразвития представление об устранении выявленных в деятельности Росимущества грубейших нарушений законодательства. Мы приводим и это сообщение, чтобы читатели смогли сами сделать выводы об идентичности деклараций и дел руководителей Росимущества, а также об искренности их заявлений:

«Генеральная прокуратура РФ провела проверку в Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом (Росимущество), в ходе которой выявлены нарушения федерального законодательства.

Вопреки законодательным требованиям Росимущество осуществляет государственные функции при отсутствии большей части обязательных административных регламентов предоставления государственных услуг. Более того, ведомство не располагает даже перечнем таких услуг, который должен быть разработан и согласован с Минэкономразвития России.

Для подготовки регламентов Росимущество в 2006 г. заключило государственный контракт с коммерческой организацией. Однако ни один из них до настоящего времени не внедрен по причине низкого качества. Несмотря на это, работы были приняты и оплачены в сумме 13 млн. 200 тыс. рублей, а доработкой документов занимались сотрудники Росимущества.

Росимущество в качестве государственного заказчика допускало и другие нарушения законодательства, регулирующего процедуру государственных закупок. Выявлены факты, свидетельствующие о заранее известном результате конкурса в пользу одного из участников, которому таким образом было предоставлено преимущество перед другими.

В ходе проверки также установлено, что в Росимуществе не соблюдаются запреты, связанные с прохождением государственной гражданской службы. Заграничная командировка одного из руководителей состоялась за счет средств акционерного общества, в котором он по должности является членом совета директоров.

Кроме того, Росимуществом ослаблен ведомственный контроль за деятельностью нижестоящих территориальных органов. Так, в результате бездействия контролирующего органа из 120 учтенных в реестре федерального имущества по Красноярскому краю зданий судов 97 длительное время находятся в безвозмездном пользовании коммерческих организаций, принося им прибыль. В результате бюджет Российской Федерации не получает платежи от фактически сданной в аренду государственной собственности.

Указанные нарушения создают условия для коррупционных проявлений, неэффективного расходования бюджетных средств и нерационального использования государственного имущества, причиняя вред интересам государства.

В связи с выявленными нарушениями Генеральная прокуратура РФ внесла в адрес Министерства экономического развития РФ, в ведении которого находится Росимущество представление об их устранении.

В целях пресечения фактов нарушений законодательства о размещении заказов и требований антимонопольного законодательства, а также для привлечения виновных лиц к административной ответственности направлена информация в Федеральную антимонопольную службу. Результаты их рассмотрения находятся на контроле Генпрокуратуры России».

Из этого официального сообщения наглядно видно лицемерие приведенного выше заявления руководства Росимущества, включая утверждение, что «поручение, данное Президентом России Дмитрием Анатольевичем Медведевым Генеральной Прокуратуре по организации проверки законности использования государственного имущества, расценивается в Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом как поддержка и подтверждение правильности курса Агентства, направленного на жесткое пресечение любых попыток незаконного и неэффективного использования государственного имущества».

Лицемерным пафосом пронизано и утверждение «мы должны и сможем пресечь любые попытки незаконного и неэффективного использования государственного имущества, в том числе его незаконной сдачи в аренду, невыплаты дивидендов, целенаправленного банкротства». Будто бы государственные площади сдавались коммерческим фирмам без оплаты и, конечно же, из чистого альтруизма, но в ущерб государственным интересам, не организациями Росимущества. И Институт микроэкономики целенаправленно стремится обанкротить чужой дядя…

Как следует из сообщения Генпрокуратуры, при проверке, видимо, были исследованы далеко не все нарушения, так как не нашли, в частности, отражения попытки противоправного отчуждения здания, принадлежащего ОАО «Институт микроэкономики», и манипуляции при проведении конкурса на автотранспортное обслуживание агентства.

Конкурс на «откат»?
120 млн. — кто больше?

О нарушениях при проведении конкурса удалось узнать из материалов, размещенных на Интернет-сайте, посвященном госзакупкам, а также из жалобы в ФАС одного из участников конкурса ООО «Контур». В конкурсе участвововало еще подчиненное Росимуществу ФГУП «АРЦ Мингосимущества». Проводился он 29 января этого года в здании по адресу Ленинский проспект 9 в Москве, в 11 ч. утра.

Представители «Контура» приехали туда в 9 ч. 30 минут, однако пропуска им не заказали, а по контактному телефону Росимущества в этом здании никто не отвечал. Нельзя было дозвониться и до ответственного за конкурс начальника Управления Росимущества В.А. Пикулина: ни его секретарь, ни он сам по своему мобильному телефону тоже не отвечали.

Так продолжалось более часа. Когда же за 10 минут до начала представления по названию «Конкурс» представителям «Контура» все же удалось пройти в здание, то все двери на этаже, где состоялся этот спектакль, оказались запертыми. В результате «из-за неявки» соперника победителем назначили ФГУП «АРЦ Мингосимущества».

По жалобе «Контура» ФАС отменила результаты конкур

297
Комментарии (3)
  • 5 ноября 2009 в 14:49 • #
    Павел Москалев

    По жалобе «Контура» ФАС отменила результаты конкурса, однако никого из «шалунов» не наказали. Спустя почти месяц конкурс провели повторно, и победителем вновь оказалось упомянутое ФГУП, предложившее более низкую цену за свои услуги — 148 225 000 рублей. Вот тут то и возникает ряд вопросов.

    Стартовая цена, указанная Росимуществом, составляла 198 960 000 рублей, и её на первом аукционе избранный «победитель» не снизил. На повторном аукционе он снизил цену до 148 225 000 рублей, а «Контур» — лишь до 149 225 000 рублей. Разница в сравнении со стартовой ценой составила 50 млн. рублей с небольшим или почти 25%. Спрашивается, столь большое различие — следствие неточных расчётов чиновников Росимущества, что можно объяснить некомпетентностью, или это сумма «отката», которая кому-то предназначалась, не вмешайся второй участник, подавший заявку за час до прекращения их приёма?

    Судя по тому, что «Контур», добивавшийся контракта, предложил за свои услуги цену на 1 млн. рублей больше, можно предположить, что эта цена была на грани или даже ниже себестоимости заказанного Росимуществом автотранспортного обслуживания.

    В этой связи возникает ещё несколько вопросов:

    — контролируется ли, допустим, Минфином соответствие стоимости контрактов существующим рыночным ценам;

    — проверяет ли кто-нибудь в правительстве объективную необходимость тех видов продукции и услуг, которые федеральные органы всех ветвей власти закупают для собственных нужд;

    — регламентируются ли нормативными документами затраты на хозяйственные нужды федеральных органов власти с разбивкой их по статьям расходов?

    По моим сведениям, ничего этого нет. Да и проверка Генпрокуратуры (почему-то только Генпрокуратуры) показала, что в Росимуществе отсутствуют необходимые нормативно-правовые документы, регламентирующие предоставление государственных услуг этим ведомством. Хотя денег на их разработку затратили немало.

    Как известно, в мутной воде рыбка легче ловится. К чему приводит либерализм в использовании бюджетных средств наглядно видно на примере того же конкурса на автотранспортное обслуживание Росимущества. В так называемом техническом задании агентства указана потребность в 73 автомашинах, из которых 70 — «крутые» представительские иномарки (см. таблицу).

    Марка а/машины

    Ауди А 8L 6 л.
    Ауди А 8
    Ауди А 6
    Ауди А 6
    Ауди А 4
    Вольво S60
    Ауди Q7
    Toyota Land Cruiser
    Вольво S60
    Минивен 7 мест
    Микроавтобус 7 мест
    Грузовой автомобиль, 1 т
    Грузовой автомобиль, 1,5 т Кол-во

    1
    9
    21
    5
    1
    10
    16
    2
    3
    1
    1
    1
    1
    График работы

    2 смены
    2 смены
    2 смены
    1,5 смены
    1,5 смены
    1,5 смены
    1,5 смены
    2 смены
    сутки
    сутки
    1,5 смены
    1,5 смены
    1,5 смены

    Самые «крутые», удлинённые Ауди А8L с мощным двигателем 450 л. с. предназначены, похоже, для руководителя агентства Ю. А. Петрова, а два таких авто понадобились для подстраховки. Стоят они примерно 5,5 млн. рублей каждый. Его 9 заместителей ездят на 9 машинах чуть «похуже» — Ауди 8 без буквы L, т. е. неудлинённых. Персоны рангом ещё ниже обслуживаются, видимо, Ауди 6 (26 шт.) и Вольво S60 (13 шт.).

    Если заказ на машины представительского класса можно объяснить желанием попользоваться роскошью за счёт налогоплательщиков, то в дополнение к ним Ауди Q7 в количестве 16 шт. и 2 автомобиля Тойота Лэнд Круизер вызывают, по меньшей мере, удивление. Первая иномарка Ауди Q7 является мощным флагманским внедорожником, который обычно движется во главе кортежа автомобилей, обеспечивая безопасность их пассажиров. Для этого она снабжена радиолокатором кругового обзора, что позволяет отслеживать движение автомашин, следующих впереди и на других полосах. А Тойота Лэнд Круизер — тоже внедорожник, но с высочайшим уровнем комфорта.

    Сведущие люди говорят, что на этих внедорожниках обычно ездят рыбачить и охотиться, и, вполне допускаю, кое-кто из руководства Росимущества весьма охоч до этого. Можно, допустим, в пятницу поехать куда-либо в командировку и задержаться для отстрела медвежат или ловли рыбы в выходные дни. Ведь нарушать Кодекс о труде непозволител

  • 5 ноября 2009 в 14:49 • #
    Павел Москалев

    http://compromat.ru/page_28471.htm

    Полный текст

  • 7 ноября 2009 в 20:02 • #
    Гореин Николай

    Да всей стране понятно, что имущество страны разбазаривается со времен чубайсовской ваучеризации и до сегодняшнего дня. И в Счетной палате и в прокуратуре есть все нужные сведения, а чего и нет, то не трудно добыть. Если кому из руководства понадобятся, то быстро все найдут, нужна только политическая воля.


Выберите из списка
2020
2020
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008