"Не всякому султану сладко живется" (перед уходом в отпуск -...
2 сентября 2011 в 14:19

"Не всякому султану сладко живется" (перед уходом в отпуск - подкину статью для размышления).

Original article: http://www.e-xecutive.ru/community/articles/1524427/
Не всякому султану сладко живется
01.09.2011
Это начинается у всех где-то в районе сорока. У кого раньше, у кого позже. Но к сорока двум заражены уже все, и для большинства началась самая опасная стадия. Становится жаль всего, что было там… в первой половине, до… А пуще всего того, чего не было, и уже никогда не будет… Читайте рассказ Станислава Фурты в рубрике «Пятничный менеджер».

Станислав Фурта

Как сложны любовные утехи,

Не играйте в эти игры дети…

Из дворовой песенки

И давайте условимся так: тому, кто к этой истории прибавит еще хоть единственное слово,
я пущу в череп вот этой шампанской бутылкой. Услужающий!.. Хересу, хересу, бочку хересу,
чтобы я мог окунуть в него морду прямо с рогами!

И.А. Бунин «Ида»

  • Удивительный закат в этих широтах, Джозеф! Он настраивает меня на романтический лад. Приятно созерцать эдакое меланхолически райское благолепие на фоне всемирного бардака. Мы славно устроились с вами на средней палубе, Джозеф. Удобные шезлонги, теплые пледы и ни единой души вокруг! А главное, что у нас на столике лишь едва початая бутылка Сutty Sark и ведерко со льдом, и плевать я хотел, что со времени обеда она уже вторая. Ах, вы предпочитаете вино, Джозеф? Я тоже. Но на этом гребаном корабле… Ах, что? Простите, в русском языке слово «fucking» не считается неприличным. Так вот, на этом гребаном корабле не подают приличного вина. Здесь предлагают ординарное пойло под названием Bordeaux Chateau. Замки, в которых разливают эту гадость, стоило бы давно продать французским скотоводам. Вам нравится? Да помилуйте, это же законченное г..но. Простите, если слово «shit» в вашем языке тоже ругательное. Если говорить о хорошем вине, Джозеф, не об антиквариате типа Chateau Petrus1, которое следовало бы выставлять в Каирском музее рядом с мумиями фараонов, а о нормальном, живом вине, то я рекомендую Amarone2 из региона Veneto в Италии года эдак не старше 1987. Оно проникает в вас и обволакивает одновременно. Оно потрясает вас своей глубиной. Оно завоевывает вас, но вы не ощущаете рабства. Вы знаете, что такое Amarone, Джозеф? Это Corvina Veronese, Rondinella и Molinara3 и еще чуть-чуть Negrar'ы для усиления цвета. Считающие себя знатоками, скажут: «Ба! Шалишь, братец… Это же ординарная Valpolicella!»,— и будут тысячу раз правы. Здесь есть один ма-аленький секрет. Из всей грозди берут только верхушку. То, что ближе к солнцу. Итальяшки еще говорят Recioto – ушки. Все остальное идет в Valpolicell'у. Но поскольку на этой долбаной посудине не подают Amarone, Джозеф, то мы будем пить виски.

Признаюсь, я сразу проникся к вам симпатией. Вы выделяетесь из этого стада собравшихся со всего света баранов с набитыми зеленью карманами. Вы не понимаете, что такое зелень? Ну не укроп с петрушкой, разумеется. У вас удлиненный череп, тонкие черты лица. Мне нравится, как вы одеваетесь. Мне нравится ваш строгий черный костюм. Просто. Со вкусом. Без в..бона… Простите, последнее слово я вам точно перевести не смогу. Я сразу заприметил вас, Джозеф. В вас чувствуется аристократизм, а я люблю аристократов. Выпьем за породу аристократов, Джозеф!

Я должен вам кое-что поведать о своей жизни, Джозеф. Именно вам и больше никому. И вы обязаны выслушать меня в знак нашей дружбы. Остальные… go and get fuck on the Moon… или, говоря по-русски, пусть отправляются прямиком в ж..пу. Я богат. Я, можно сказать, очень богат. Не настолько, как Изя Липкин или Сема Утятников, но, поверьте, я богаче многих в этом сраном круизе. Мне сорок два. Это особый возраст, Джозеф. Особенно в России. В сорок два умер этот… Тот, который не допил, не долюбил, не доиграл. Вы что-нибудь слышали о нем в вашем туманном Муходрищенске? Что? Можете считать, что так по-нашему называется Эдинбург. Так вот, Джозеф. Сорок два – критический возраст. Мужской климакс. В сорок два понимаешь, что веселая часть жизни уже позади, а впереди осталась только смешная. Не я придумал! Другой умный человек. Это болезнь, которая начинается у всех где-то в районе сорока. У кого раньше, у кого позже. Но я утверждаю, что к сорока двум ей заражены уже все, и для большинства она вступила в самую опасную стадию. Я только о мужчинах говорю. С женщинами, скорее всего, другая история. Так вот, Джозеф. В этом подлом возрасте становится жаль всего, что было там… в первой половине, до… А пуще всего того, чего не было, и, как ты понимаешь, уже никогда не будет. Начинаешь сокрушаться по поводу каждого бакса, который не успел заработать, каждого не выпитого стакана водки, каждой бабы, которую своевременно не …, каждой порции мороженого, что не схавал в детстве и так далее. И насрать, что сейчас у тебя этого добра может быть навалом. Ты хапаешь, хапаешь, пока из ушей не полезет, до коликов в животе, но все равно остановиться не можешь. Мой знакомый умер от инфаркта, находясь в постели сразу с шестью проститутками. Ну, можно понять, когда совершаешь половой акт одновременно с двумя. Это создает особую остроту чувств. Ну, три… А для чего шесть? Вы можете мне объяснить? Что? Вам это чувство незнакомо? Ах, все у вас англичан не как у людей, даже если они называют себя шотландцами.

Так вот, Джозеф, если бы еще года три-четыре назад кто-нибудь осмелился мне рассказать, что со мной случится, я бы засунул ему вот эту бутылку прямо в задницу. Но как раз четыре года назад я начал ощущать странное беспокойство. Мне вдруг стало казаться, что мне чего-то не хватает, хотя с точки зрения нормального человека, у меня все было. Денег – курам не склевать. Двухсотметровая квартира в Москве. Загородный коттедж под Москвой. Вилла на Майорке. Тачки я мог менять каждый год. Жена у меня была умница и красавица. О ней отдельная история. Да и сам я был не то, что сейчас. Спокоен, рассудителен, уверен в себе. Я ведь не пил, Джозеф! Можете поверить? Я практически не пил. Так, на приемах один-два бокала хорошего вина. Я жене своей ни разу не изменил за первые восемь лет нашего брака! Это сейчас вокруг меня б…ди вьются, как мухи в сортире. Кстати, вы не были бы так любезны разъяснить мне разницу между словами floozy и whore?

И вот представьте себе, что, живя в эдаких райских кущах, можно распорядиться своей жизнью так, как сделал это я. Все обычно начинается с осознания некой ма-а-алюсенькой проблемы, которая тебя якобы гложет. Дело в том, что, как сказала консультировавшая меня урологиня: «Сударь, у вас есть очень нехорошая черта. Вы в неволе не размножаетесь». У меня было две жены. Количество любовниц сейчас не играет роли.
Это к тому, что сейчас, когда в России время шальных денег подходит к концу, становится выгодным уметь их считать…
Продолжение по ссылке вверхней части.

171
Комментарии (0)