Балкарцы голодают за права по всей России

Балкарцы голодают за права по всей России

текст: Егор Созаев-Гурьев/Infox.ru
В самом центре Москвы на Манежной площади круглосуточно дежурят кавказцы. Это не гуляния «гламурной» кавказской молодежи, не дни национальной культуры и не эффект миража от жары. Жители балкарских селений приехали в столицу добиваться соблюдения прав своего народа. Москвичи и туристы, приходящие посмотреть на Кремль и покупаться в фонтанах, с недоумением смотрят на усталых мужчин в национальных головных уборах и с зонтами. Среди них бывшие милиционеры, водитель, работник теплоцентрали и бывший глава балкарского селения Безенги. Их голодовка началась 6 июля, тогда в акции участвовали 10 человек. Сейчас от еды отказываются 8 человек: один вернулся в республику на похороны родственницы, а 52−летний Юсуп Кулиев был госпитализирован в предынфарктном состоянии. Но голодовка объявлена бессрочной: пока федеральные власти не выполнят требования активистов. Такие же акции проходят в селениях Кабардино-Балкарии: Хасанья, Безенги, Верхняя Балкария, Былым, Яникой, Хабаз, городе Тырнаузе. Группа голодающих дежурит и в Ессентуках, у резиденции полномочного представителя президента в Северо-Кавказском федеральном округе.
Реабилитация и земли

Главное требование активистов — вернуть земли. Балкарцы — один из депортированных в годы войны народов. 8 марта 1944 года за несколько часов войска НКВД погрузили в вагоны более 38 тысяч женщин, детей, стариков и вернувшихся с войны бойцов балкарской национальности. «Предателей» отправили в Казахстан и Киргизию. Нацию обвинили в предательстве и пособничестве врагу (в годы войны в рядах коллаборационистов побывали представители почти всех народов СССР). Действительно, в кавказском легионе СС Bergmann («Горец») был кавалерийский эскадрон. При немецкой оккупации карачаево-балкарский национальный комитет мобилизовал несколько сотен горцев для службы в полиции. Но в рядах Красной армии сражались 16 тысяч балкарцев, при тогдашней численности всей нации до депортации в 52 тысячи. После депортации Кабардино-Балкарскую АССР преобразовали в Кабардинскую, Приэльбрусье передали Грузинской ССР. Годы ссылки нанесли колоссальный ущерб народу, приостановив демографический рост. После реабилитации балкарцев отторгнутые от республики земли вернули, но балкарские национальные районы восстановлены не были. Такая «полуреабилитация» до сих пор приносит немало бед небольшому народу.

В девяностые «парад суверенитетов» обошел Балкарию стороной. Балкарские организации не сумели добиться создания отдельного субъекта федерации или национального района в рамках Кабардино-Балкарской республики. В новом столетии проблем стало только больше. На федеральный закон № 131 от 2003 года «О общих принципах организации местного самоуправления в РФ» Нальчик, в основном заселенный черкесским народом кабардинцами, отреагировал принятием законов «Об административно-территориальном устройстве Кабардино-Балкарской Республики» и «О статусе и границах муниципальных образований в Кабардино-Балкарской Республике». По ним обособленные населенные пункты Балкарии Хасанья и Белая Речка со своей территорией, границами и уставами без проведения референдума были упразднены и присоединены к Нальчику. Представительные органы этих поселений ликвидированы, депутаты досрочно лишены мандатов, а работники бюджетной сферы (около 1000 человек) остались без 25−процентной надбавки к окладам в связи с потерей статуса сельских жителей.

Несколько балкарских поселений в горной части республики (Верхняя Балкария, Карасу, Эльбрус, Верхний Баксан, Безенги) потеряли значительную часть муниципальных территорий, которые стали «межселенными». «В Хабаровском крае тоже много «межселенных территорий», но там тайга, а у нас необходимые пастбища»,— жалуется житель Верхней Балкарии Хусейн Мисиров. Потерянные земли — это территория традиционного природопользования, земля культурно-исторического значения и перспективная реакционная зона. Законы предполагают ограничения в землепользовании. Тысячи гектаров земли не обрабатываются, при этом безработица в горных балкарских селениях доходит до 80%, что способствует оттоку населения на равнинную часть КБР и другие регионы России. Конституционный суд дважды (№ 171−О-П от 3 апреля 2007 года и № 715−О-П от 2 октября 2007 года) отменял региональные земельные законы. Но власти КБР игнорировали эти документы.

Осенью прошлого года балкарские активисты проводили пикеты в Москве. Казалось, власти услышали демонстрантов: 31 октября парламент республики во втором чтении принял поправки в республиканский закон «О границах муниципальных образований». Согласно поправкам, населенным пунктам, расположенным в восточной части КБР, переданы земли, ранее относившиеся к «межселенным территориям». А территории горных пастбищ, расположенных в северо-западной части республики, остались в республиканской собственности. Но тут возмутились адыгские организации, прошли массовые митинги. Парламент приостановил рассмотрение закона. Проблемы балкарцев остались нерешенными. «Нас просто обманули, пообещали, мы вернулись в республику, а в итоге все осталось, как было»,— рассказывает Билял Джанкишиев из Хабаза. Властям доверия нет, сетуют активисты.
Протесты

Согласно Всероссийской переписи населения 2002 года, в Кабардино-Балкарии проживают 502 тыс. кабардинцев (55,3% от всего населения) и 107 тыс. балкарцев (11,6% от всего населения). Черкесские и балкарские организации регулярно собирают на митинги тысячи человек. Пока крупных столкновений удается избегать. В сентябре 2008 года жители балкарского села Кенделен преградили путь участникам конного перехода, посвященного победе кабардинских князей над крымскими татарами в Канжальской битве. Сражение у горы Канжал — один из символов черкесского национального движения. К селу Кенделен съехались активисты балкарских и кабардинских организацией. Но до новой битвы дело не дошло, всадники продолжили путь, обойдя балкарское поселение стороной.

В Москву активисты приехали не с пустыми руками. Они составили петицию на имя президента Дмитрия Медведева. «Дважды мы были в администрации президента, но на какой-то ступени бюрократической лестницы документы просто застревают»,— рассказывает Мурадин Рахаев, бывший глава селения Безенги. В итоге к активистам вышел помощник депутата Госдумы Михаила Залиханова (балкарец по национальности), петицию взял, но удастся ли ее продвинуть дальше, пока не ясно. В документе сказано, что балкарские активисты устали от борьбы с властями КБР за равноправие и безрезультативных обращений в федеральные органы, поэтому инициативная группа избирает крайнюю меру законного протеста — голодовку. Активисты просят решить земельные проблемы балкарцев и «разработать механизм защиты политических и экономических прав народа с целью равноправного развития с другими нациями КБР». В правительстве региона пять министров-балкарцев, но четверо из них женаты на кабардинках. Председатель республиканского парламента также балкарец по национальности, но и он женат на кабардинке. Еще с советских времен такая схема — верный признак лояльности к национальной элите.

«Кабардино-Балкария — это двухсубъектная республика, но юридически Балкарии нет. Только формально»,— рассказывает Сахадин Шабатуков из Хасаньи. Ранее его село было самым крупным балкарским населенным пунктом, теперь это часть Нальчика. В 2005 году был убит глава администрации села Хасанья Артур Зокаев, активно боровшийся за сохранение самостоятельности балкарского селения. Как и в случае с другими балкарскими населенными пунктами, на окраине Хасаньи обустроены блок-посты с кабардинской милицией. По словам активистов, балкарские и русские села в республике резко отличаются от кабардинских, где строятся новые школы, больницы и спортивные комплексы. Почти все производство в регионе под контролем кабардинской элиты, рассказывают собеседники Infox.ru. Тут же приводят пример: в балкарском Тырнаузе местный предприниматель долгое время не получал разрешения на открытие щебеночного цеха. В итоге подобное предприятие без особых препон оперативно создали кабардинцы, и теперь именно они получают прибыль от поставок щебня РЖД.

В Кабардино-Балкарии уже давно замечен рост кабардинского и в целом черкесского национализма, отмечают региональные эксперты. В КБР на кабардинский манер меняется топонимика — названия улиц, рек и других объектов. Такая национальная политика привела к тому, что почти во всех сферах жизни региона доминируют кабардинцы. «Нам говорят, не надо смотреть на национальность, главное — профессионализм. Правда, получается, что у нас в республике все профессионалы почему-то кабардинцы»,— иронизирует Мурадин Рахаев.
Ход голодовки

Главная проблема участников голодовки — конечно, аномальная жара, установившаяся в столичном регионе. Целый день активисты находятся на площади, где и тень найти трудно. Помогают зонты и национальные головные уборы. «Мы были поражены отношением со стороны милиции,— удивляется Мурадин Рахаев,— то ли это реформа МВД, то ли просто в УВД «Китай-Город» такие служащие, но к нам постоянно подходят, спрашивают, нет ли проблем, и в целом с пониманием относятся к нашей инициативе». Связь со «скорой помощью» группа также поддерживает через сотрудников МВД.

Акция направлена против властей КБР, но никак не против кабардинского народа, уточняют представители Балкарии. Подтверждение этих слов не заставило себя долго ждать. К активистам подходит молодой парень по имени Руслан, только поступивший в один из столичных вузов. Руслан, кабардинец по национальности, узнал о голодовке из интернета, «пришел поддержать соседей, мы испокон веков вместе в мире живем».

Балкарцам удалось пробить информационную блокаду. О голодовке сообщили многие СМИ. Но пока нужные результаты не достигнуты. Старикам остается каждый день читать, играть в шахматы, пить много воды и продолжать мучаться от жары за свои права.

http://www.infox.ru/

729
Комментарии (0)

Выберите из списка
2011
2011
2010
2009