фрагмент киносценария для детей (только одна из 56 частей)
11 апреля 2009 в 14:17

фрагмент киносценария для детей (только одна из 56 частей)


Киносценарий
Научно-
Публицистического
Документального
Фильма

о другом, новом научном понимании живых скрытых систем
силах, приемуществах и опасносностях новейшего времени.
Фильм предназначен для просмотра детьми от 7 лет и выше..

«Паутина, развёрнутая в объектив»

…или…

(Дышите глубже, падение
не будет продолжаться вечно)

.

Автор Сценария: Максим Максот

МОСКВА "2007
КОМПАНИЯ ДИНАМИКА ДУХА (Все Права Защищены)

М о с к в а 2 0 0 7

7 7 7 

Голос за кадром:
Вот что мы знаем:
Все вещи связаны между собой
Подобно тому, как кровь
Связывает членов одной семьи…
Что бы ни происходило с Землей,
Происходит с ее сыновьями и дочерьми.
Человек не прядет паутину Жизни;
Он сам лишь паутинка в ней.
И что бы ни делал он с паутиной,
Делает это с самим собой.

В 1944 году австрийский физик-теоретик Эрвин Шредингер написал небольшую брошюру, озаглавленную «Что есть жизнь?», в которой выдвинул ясную и убедительную гипотезу относительно молекулярной структуры генов. Эта книга побудила биологов по-новому осмыслить генетику и тем самым способствовала появлению новой области науки — молекулярной биологии.
В последующие десятилетия новая научная дисциплина обогатилась рядом триумфальных открытий, кульминацией которых явилась разгадка тайны генетического кода. Однако все эти впечатляющие успехи не приблизили биологов к ответу на вопрос, сформулированный в заглавии книги Шредингера. Не в состоянии они были ответить и на множество других связанных с этой темой вопросов, которые озадачивали ученых и философов на протяжении столетий. Каким образом из случайного набора молекул развиваются сложные структуры? Какова природа взаимосвязи между разумом и мозгом? Что такое сознание? Каким образом искалеченный организм регенерирует точно такую же структуру, какая была прежде? Как яйцо формирует организм?.. Я полагаю, что в ближайшие четверть века нам придется обучать биологов новому языку… Я еще не знаю, как назвать его; и никто не знает… Возможно, нам придется выйти за пределы часовых механизмов.
Этот фильм рассказывает о новом научном понимании жизни на всех ее уровнях — организмов, социальных и экологических систем. Вся представленная информация основана на новом восприятии реальности, глубоко влияющем не только на науку и философию, но и на бизнес, политику, здравоохранение, образование и повседневную жизнь.
На чёрном экране появляется: капля воды, росток, дерево, яблоко, гусеница, бабочка, смерч, воронка в раковине, мужчина смотрит в раковину, за столом мама, папа, ребёнок, старик обедают, в тарелке ребёнка изображение круглой земли (пар от супа – атмосфера, облака трансформируются в 20:08), наезд на территорию Австрии через паутины фашистских самолётов (время уменьшается до 19:44) в комнату на календарь 1944 года. За столом сидит Эрвин, пишет.
Закрывает брошюру, идёт по улице в руках брошюра.

Камера c брошюры идёт вверх, по стене кирпичного дома. Кирпичи становятся цветными. Наверху таблица генетического кода. Разрастается в паутину.

«О» справа превращается в яйцо. Внутри виден зародыш страуса, он вылупляется.
Говорит текст от 1-ого лица. И бежит вдоль линии, превращается в аиста, летит вниз, хватает рыбу из реки, она выпадает, рыба плывёт под водой, съедает маленькую рыбку, врезается в сеть, паутину.
Титр:

Кризис и Сдвиг

ГЗК: По мере того как XX1 век набирает обороты, вопросы состояния окружающей среды приобретали первостепенное значение. Сегодня мы столкнулись с целым рядом глобальных проблем. Биосфере и самой человеческой жизни наносится такой урон, динамика которого очень скоро может стать необратимой, и чем больше мы изучаем основные язвы нашего времени, тем больше убеждаемся в том, что их нельзя осмыслить по отдельности. Это системные проблемы, то есть взаимосвязанные и взаимозависимые. Например, стабилизация населения мира осуществима только в том случае, если повсеместно будет снижен уровень бедности. Вымирание разных видов животных и растений в мировом масштабе будет продолжаться, пока Южное полушарие будет страдать под бременем многочисленных долгов. Недостаточность ресурсов и деградация среды обитания смыкаются с ростом населения, что приводит к развалу местных сообществ, к этническому и племенному насилию.

Сегодняшний способ жизни формировался на протяжении нескольких столетий современным западным обществом, и это в значительной мере повлияло на остальную часть населения планеты. Определенный набор глубоко укоренившихся идей и ценностей. Среди них: взгляд на Вселенную как на некую механическую систему, скомпонованную из элементарных «строительных» блоков; взгляд на человеческое тело как на машину; взгляд на жизнь в обществе как на конкурентную борьбу за выживание; убежденность в том, что неограниченный материальный прогресс достигается путем экономического и технологического развития; и, наконец, последнее, но не менее важное, — убежденность в том, что общество, в котором женщина повсеместно считается существом «второго сорта», следует естественному закону природы.

Экология и Этика

ГЗК: В начале 70-х норвежский философ Арне Наэссом, разделил экологию на поверхностную, и глубокую. Поверхностная экология ориентирована на человека. Она помещает человека над природой, или вне её. Человек рассматривается как источник всех ценностей, а природе приписывается лишь инструментальная и потребительская ценность. Глубокая экология не отделяет людей — и ничто другое — от природного окружения. Она видит мир не как собрание изолированных объектов, а как сеть взаимосвязанных и взаимозависимых феноменов, Глубокая экология признает изначальную ценность всех живых существ и рассматривает людей лишь как особую паутинку в паутине жизни. Все живые существа являются членами экологических сообществ, объединенных друг с другом сетью взаимозависимостей. Когда такое глубокое экологическое представление станет частью нашего повседневного сознания, возникнет радикально новая система этики.Которая так необходима именно сегодня, в особенности в науке, поскольку львиная доля того, чем занимаются ученые, способствует не развитию и сохранению жизни, а ее разрушению. Физики изобретают оружие, грозящее смести жизнь с нашей планеты; химики загрязняют окружающую среду в глобальном масштабе; биологи дают жизнь новым неведомым микроорганизмам, не представляя себе последствий их появления на свет; психологи и другие ученые истязают животных во имя научного прогресса.
Политические, военные и корпоративные структуры построены по иерархическому принципу, причем мужчины, как правило, занимают высшие уровни, а женщины — низшие. Большинство этих мужчин, а также несколько меньшее число женщин привыкли считать свое место в этой иерархии частью своей индивидуальности, и поэтому сдвиг в сторону другой системы ценностей порождает в них экзистенциальный страх. Эксплуатация природы шла нога в ногу с эксплуатацией женщины, которая издревле олицетворяла природу. Извечная связь между женщиной и природой обусловила непрерывную параллель между историей женщин и историей окружающей среды.

Арне Наэсс: Поток забот течет естественно, расширяется и углубляется так, что начинаешь ощущать защиту свободной Природы и постигаешь, что эта защита распространяется на всех нас… Точно так же как мораль не нужна нам, чтобы дышать…, если объединяться, в широком смысле, с другими существами, то не потребуются моральные проповеди для проявления заботы… Вы заботитесь о себе, не ощущая морального, принуждающего давления… Если реальность будет такова, и экологически глубока, то наше поведение естественно и изящно следует строгим правилам этики окружающей среды.

Расцвет Системного Мышления

Аристотель

ГЗК: Аристотель, первый биолог в западной традиции, он считал, что форме не присуще изолированное существование и что она зависима от материи. Материя тоже не может существовать отдельно от формы. Материя, по Аристотелю, содержит в себе сущностную природу всех вещей, но только как возможность. Посредством формы эта сущность становится реальной, или настоящей. Процесс самореализации сущности в реальных явлениях Аристотель назвал «Самозавершение». Это и есть процесс развития, рывок в направлении полной самореализации. Аристотель создал формальную систему логики и набор унифицированных понятий, которые он применял к главным дисциплинам своего времени — биологии, физике, метафизике, этике и политике. Его философия и научные взгляды доминировали в западной мысли на протяжении двух тысячелетий. За это время его авторитет стал фактически столь же бесспорным, как и авторитет Церкви. Но в XVII веке мировоззрение, основанное на аристотелевской философии и христианской теологии, претерпело радикальные изменения. Представление об органической, живой, духовной Вселенной сменилось концепцией мира как машины. Столь радикальные перемены были вызваны новыми открытиями в физике, астрономии и математике. Совокупность этих открытий получила название «Научная Революция», и ее принято связывать с именами, Галилея, Декарта и Ньютона.

Галилей

ГЗК: Галилео Галилей предал качество научной анафеме, ограничив науку исследованием лишь тех явлений, которые могут быть измерены и исчислены. Это была очень удачная стратегия для новой науки, однако одержимость подсчетами и измерениями обошлась недешево. Программа Галилео предлагала мертвый мир: исчезло все видимое, исчезли звук, вкус, осязание и запах, а вместе с ними пропали эстетическая и этическая чувствительность, система ценностей, качество, душа, сознание, дух. Переживание как таковое было изгнано из мира научного внимания. За последние четыре столетия мало, что повлияло на наш мир в такой степени, как это удалось дерзкой программе Галилео. Человечеству пришлось разрушить мир теоретически, прежде чем оно обрело возможность разрушить его практически.

Декарт

ГЗК: Рене Декарт создал метод аналитического мышления: суть метода состояла в том, чтобы разбить сложный феномен на части и понять поведение целого на основе свойств этих частей. Декарт обосновывал свое Мировоззрение на фундаментальном разделении двух независимых и изолированных миров — разума и материи. Материальная Вселенная, включая живые организмы, виделась Декарту машиной, которая в принципе может быть понята полностью посредством анализа ее мельчайших частей. Концептуальная модель, созданная Галилео и Декартом, — мир как совершенная машина, управляемая строгими математическими законами, — была триумфально завершена Исааком Ньютоном, чья великая система, Ньютоновская механика, явилась венцом достижений науки семнадцатого столетия.

Ньютон

ГЗК: Ситуация значительно изменилась в восемнадцатом веке, когда Антуан Лавуазье, «отец современной химии», показал, что дыхание представляет собой особую форму окисления, и тем самым подтвердил причастность химических процессов к функционированию живых организмов.

Лавуазье

ГЗК: В свете новой химической науки упрощенные механистические модели живых организмов, по большей части, были отброшены, однако суть идеи мировой машины выжила. Животные остались машинами, хотя было понятно, что они гораздо сложнее, чем механический будильник, так как в них происходят сложные химические процессы, а законы биологии, в конечном счете, могут быть сведены к законам физики и химии.

Блейк

ГЗК: Первая значительная оппозиция Новой Науке сформировалась в романтическом направлении искусства, литературы и философии в конце XVIII века. Уильям Блейк, великий мистический поэт и художник, испытавший сильное влияние английского романтизма, был страстным критиком Ньютона.

Блейк: Храни нас Бог
От виденья, единого для всех,
И снов Ньютона.

Гёте

ГЗК: Немецкие романтические поэты и философы вернулись к аристотелевской традиции, сосредоточившись на органической форме природы. Гете, центральная фигура этого движения, Он восхищался «подвижным порядком» природы и понимал форму как модель взаимоотношений внутри организованного целого.

Гёте: «Каждое создание,— есть не что иное, как смоделированный оттенок единого великого гармоничного целого».

Кант

ГЗК: Эммануил Кант отделял мир явлений от мира «вещей в себе». Он полагал, что наука может предложить лишь механистические объяснения, однако в сферах, где такие объяснения оказываются несостоятельными, научное знание следует дополнять признанием цели в природе. Важнейшей из таких сфер, является понимание жизни.

Кант: «Организмы, в отличие от машин, представляют собой самовоспроизводящиеся, самоорганизующиеся целостности. В машине, части существуют только друг для друга, в смысле поддержки друг друга в рамках функциональной целостности. В организме части существуют также с помощью друг друга, но уже в смысле создания друг друга". Мы должны рассматривать каждую часть как орган, который производит другие части… Поэтому организм является как организованным, так и самоорганизующимся существом».
ГЗК: Романтический взгляд на природу как на «единое великое гармоничное целое» побудил некоторых ученых того времени расширить поиск целостности до масштабов всей планеты и посмотреть на неё как на единое, целое, живое создание. Идея Земли как живого одухотворенного существа продолжала цвести пышным цветом вплоть до второй половине XIX века.Маятник качнулся назад к механицизму, усовершенствование микроскопа привело к многочисленным замечательным открытиям, продвинувшим развитие биологии и эволюционных представлений. В этот же период была сформулирована и теория клетки, зародилась современная эмбриология, расцвела микробиология, были открыты законы наследственности. Эти новые открытия прочно связали биологию с физикой и химией, что заложило основы новой науки биохимии.
Это укрепило биологов в убеждении, что все свойства и функции живых организмов, в конце концов, будут объяснены в рамках химических и физических законов. Триумфальное шествие биологии девятнадцатого столетия — теория клетки, эмбриология и микробиология — возвело механистическую концепцию жизни в ранг непоколебимой догмы в кругу биологов. И все же этот круг уже взращивал внутри себя семена следующей волны оппозиции. В то время как клеточная биология достигла гигантского прогресса в понимании структур и функций многих элементов клетки, она, по большей части, не проявляла интереса в функционировании клетки как целого, и хотя законы физики и химии применимы к организмам, они недостаточны для полного понимания феномена жизни. Поведение живого организма как единого целого не может быть понято на основе изучения его отдельных частей. Целое — это нечто большее, чем сумма его частей. За миллиарды лет эволюции многие биологические виды сформировали настолько тесные сообщества, что вся их система является огромным организмом, включающим множество особей. Пчелы и муравьи, например, не могут выжить в изоляции, но в больших количествах они ведут себя почти как клетки сложного организма с коллективным интеллектом и способностями к адаптации, в значительной степени превышающими способности индивидуальных членов. Мы стараемся строить системы, вкрапленные в более крупные системы, по иерархическому принципу: помещая большие системы, над меньшими, на манер пирамиды. Однако это только человеческая проекция. В природе не существует «над» и «под», не существует иерархий. Существуют лишь сети, вложенные в другие сети. На каждом уровне, после достаточного увеличения, сети оказываются ещё более мелкими сетями. Другими словами, паутина жизни состоит из сетей внутри сетей.

Тектология

ГЗК: Когда мы видим сеть взаимоотношений между листьями, ветвями и стволом, мы называем ее «деревом». Рисуя дерево, никто обычно не изображает его корни; но корни дерева, как правило, не менее объемны, чем те части, которые мы видим. Более того, в лесу корни всех деревьев взаимосвязаны и образуют плотную подземную сеть, в которой отсутствуют четкие границы между отдельными деревьями. Другими словами, то, что мы называем деревом, зависит от нашего восприятия.

Богданов

ГЗК: В 20-х годах прошлого века русский медик-исследователь, философ и экономист Александр Богданов разработал утонченную и всеобъемлющую системную теорию – Тектологию (от греческого tekton — «строитель»), что можно истолковать как «наука о структурах». Основная задача Богданова заключалась в том, чтобы прояснить и объединить все человеческие, биологические и физические науки, рассматривая их как системы взаимоотношений. Также его проект содержал несколько важных идей, которые были сформулированы четыре десятилетия спустя — как ключевые принципы кибернетики. Три тома новаторской книги Богданова «Тектология» издавались на русском языке в период с 1912 по 1917. Но почти никто из современников его не понимал, поскольку он значительно опередил свое время. По словам советского ученого А.Л. Тахтаджяна…

Тахтаджян: «Идея общей теории организации, чуждая своей универсальностью научному мышлению современников, была в полной мере понята лишь горсткой людей и поэтому не получила распространения». Марксистские философы того времени были настроены враждебно к идеям Богданова, поскольку почувствовали в Тектологии новую философскую систему, призванную сменить Марксизм, хотя Богданов постоянно протестовал против того, чтобы универсальную науку организации путали с философией. Ленин беспощадно громил Богданова как философа, и впоследствии публикация его работ была запрещена в Советском Союзе почти на полвека.

Богданов: Когда-нибудь Земля станет центром жизни для всех планет нашей Солнечной Системы – тогда будем заселять их своими эмигрантами… А наука, идеология и производство станут единым целым, и тогда человечество, разделенное на группы и классы, станет самим собой.

ГЗК: В 1926 году Богданов организовал и возглавил первый в мире Государственный научный институт переливания крови, однако скоро погиб в результате произведённого на себе неудачного эксперимента.

Кибернетика

Винер

ГЗК: В 1948 году рождается новая наука, возникшая из различных дисциплин в единый подход к проблемам связи, управления и включала целый комплекс новых идей, которые вдохновили Норберта Винера на изобретение для нее специального названия — Кибернетика. Винер определил Кибернетику как науку об «управлении и связи в животных и машинах». Вскоре Кибернетика стала мощным интеллектуальным направлением, которое развивалось независимо от организменной биологии и общей теории систем. Кибернетики не были ни биологами, ни экологами: они были математиками, нейробиологами, и инженерами. Кибернетическое направление зародилось во времена второй мировой войны, и их работа была тесно связана с военными исследованиями, касающимися проблемы обнаружения и уничтожения самолетов противника. Концептуальная структура Кибернетики была разработана в ходе легендарных встреч в Нью-Йорке, известных как конференции Мэйси. Первые Кибернетики (так они станут называть себя несколько лет спустя), поставили перед собой задачу: создать точную науку о разуме. Эти встречив особенности, первая в 1946 г. — стали исключительным стимулом, объединившим уникальную группу высокоодаренных творческих людей, которые участвовали в интенсивных междисциплинарных диалогах, разрабатывая новые идеи и методы мышления. Участники разделились на две основные группы. Первая сформировалась вокруг изначальных Кибернетиков Норберт Винер, Джон фон Нейман, Клод Шеннон и Уоррен Мак-Каллок. Во вторую группу вошли ученые гуманитарного направления; они объединились вокруг Грегори Бэйтсона и Маргарет Мид.

Аудитория. США, 1946.
Норберт Винер стоит у доски с формулами, рядом сидят остальные. В зале публика.

Винер: Мы всего лишь завихрения в потоке вечно текущей реки. Поймите вы, мы — не вещество, которое ждет и терпит; мы — паттерны, которые продолжают и утверждают себя.

Винер: (чертит на доске, рассказывает) Когда лодка отклоняется от установленного курса, скажем вправо, рулевой оценивает отклонение, а затем осуществляет противодействие, поворачивая руль влево. Это уменьшает отклонение лодки и даже может привести к переходу через нужное направление и отклонению влево. В некоторый момент, в ходе движения, рулевой производит новую оценку отклонения лодки, осуществляет новое противодействие, снова оценивает отклонение и т.д. Таким образом, поддерживая курс лодки, он полагается на постоянную обратную связь, причем реальная траектория лодки все время колеблется относительно установленного направления. Мастерство управления лодкой состоит в том, чтобы сделать эти колебания как можно менее заметными. Похожий механизм обратной связи работает, когда мы едем на велосипеде (садиться на свой велосипед, показывает). Сначала, когда мы только обучаемся езде, нам бывает трудно отслеживать обратную связь из-за постоянных изменений равновесия. Соответственно, нам трудно и управлять велосипедом. Так, переднее колесо у новичка, как правило, сильно рыскает. Но по мере роста мастерства мозг начинает отслеживать, оценивать и реагировать на обратную связь автоматически, колебания переднего колеса уменьшаются, и велосипед движется по прямой.

ГЗК: На протяжении всего цикла конференций Норберт Винер играл доминирующую роль в среде своих коллег, вдохновляя их своим научным энтузиазмом и поражая блеском идей и независимыми от авторитетов подходами. По свидетельству многих очевидцев, он смущал их своей склонностью неизменно засыпать в ходе дискуссии и даже похрапывать, не теряя, впрочем, нити беседы. Проснувшись, он сразу же выступал с подробными и глубокими комментариями или указывал на логические промахи. Он получал огромное наслаждение от этих обсуждений и той центральной роли, которую в них играл.

Винер: Поведение любой машины или организма, может быть названо «целенаправленным», поскольку такое поведение преследует некую цель. Это может быть кошка, которая ловит мышь, собака берет след, человек берет стакан со стола всё, что угодно.

ГЗК: Винер был не только блестящим математиком, но и, безусловно, выдающимся философом. Он живо интересовался биологией и ценил богатство естественных живых систем. Его взгляд был направлен дальше механизмов связи и управления, он пытался связать свои идеи с широким диапазоном социальных и культурных вопросов.

Винер: В любой экосистеме, каждый вид обладает потенциалом увеличения своей численности, однако эта тенденция находится под контролем различных уравновешивающих взаимодействий внутри самой системы. Экспоненциальное нарастание может произойти только в случае серьезных нарушений в экосистеме. Тогда некоторые растения превращаются в «сорняки», некоторые животные — во «вредителей», а некоторые виды просто истребляются — и вот уже под угрозой оказывается равновесие всей системы. Следует предположить, что или машина, или животное ведет себя в определенный момент определенным образом. Когда я сравниваю живой организм с… машиной, я ни в коей мере не имею в виду, что специфические физические, химические и духовные процессы жизни, как мы ее знаем, тождественны процессам в машинах, имитирующих жизнь.

Нейман

ГЗК: Джон фон Нейман был вторым центром притяжения на конференциях Мэйси. Математический гений, основал теорию игр и прославился на весь мир как изобретатель цифрового компьютера. У Неймана была мощная память, и его ум работал с неимоверной скоростью. О нем говорили, что он мог почти мгновенно вникнуть в суть математической проблемы и проанализировать любую задачу, математическую или практическую, настолько ясно и исчерпывающе, что дальнейшего обсуждения уже не требовалось. На конференциях Нейман увлекся процессами, протекающими в человеческом мозге.

Нейман: Описание работы мозга на языке формальной логики представляет грандиозную задачу для современной науки. Я с большим доверием отношусь к силе логики и верю в технологии.

ГЗК: У фон Неймана и Винера было много общего. Ими обоими восхищались как математическими гениями, и их влияние на общество превосходило влияние любого другого математика их поколения. Оба доверяли своему, подсознательному разуму. Подобно многим поэтам и художникам, они имели привычку перед сном класть карандаш и бумагу у изголовья и использовать образы сновидений в своей работе. Тем не менее, эти два пионера Кибернетики значительно расходились во взглядах на науку. В то время как фон Нейман интересовался управлением и программами, Винер ценил богатство естественных паттернов и мечтал о всеобъемлющем концептуальном синтезе.

Конференция окончена.
Норберт Винер и Джон фон Нейман собирают бумаги со стола, довольные. Жмут друг другу руки.
В кровати рассматривают свои блокноты с рисунками.
Сон. Утро. Конференция.
Они в других галстуках. Винер входит с велосипедом в аудиторию.
Джон фон Нейман смеётся с какими-то американскими военными и политиками с кубинскими сигарами.

Бэйтсон

ГЗК: Норберт Винер оказал значительное влияние на Грегори Бэйтсона, с которым поддерживал тесную связь на конференциях Мэйси. Разум Бэйтсона, как и разум Винера, свободно странствовал по различным дисциплинам. Бэйтсон ощущал себя, прежде всего биологом и считал все те области, в которых ему доводилось работать, — антропологию, эпистемологию, психиатрию и прочие — ответвлениями биологии. Та великая страсть, которую он принес в науку, охватывала все многообразие явлений, связанных с жизнью. Диалоги с Винером и другими кибернетиками оказали устойчивое влияние на последующие работы Бэйтсона. Он первым применил системное мышление в семейной терапии, разработал Кибернетическую модель алкоголизма и стал автором теории раздвоения применительно к шизофрении; эта теория оказала большое влияние на работу многих психиатров. Однако, пожалуй, наиболее важным вкладом Бэйтсона в науку и философию стала основанная на кибернетических принципах концепция разума, которую он разработал в 60-е годы. Эта революционная работа открыла дверь к пониманию природы разума как системного феномена. В силу этих особенностей Винер держался вдали от людей, наделенных политической властью, тогда как Нейман чувствовал себя в их компании весьма комфортно. На конференциях Мэйси различие в их отношении к власти, в особенности к военной, стало источником нарастающих трений между ними, и в конечном счете привело к полному разрыву. Если Нейман на протяжении всей своей карьеры оставался военным консультантом, специализируясь по использованию компьютеров в системах оружия, то Винер прекратил деятельность в военной сфере вскоре после конференций Мэйси.

Винер: В дальнейшем я не намерен публиковать те мои работы, которые могут принести вред, попав в руки безответственных милитаристов.

Мак — Каллок

ГЗК: На всех десяти конференциях Мэйси председательствовал профессор психиатрии и психологии из университета в Иллинойсе Уоррен Мак-Каллок, известный авторитет в области исследований мозга. Именно его присутствие гарантировало, что стремление достигнуть нового понимания разума и мозга останется в центре дискуссии.

Мак – Каллок: Существуют и другие описания эффекта самоусиливающей обратной связи. Один из общеизвестных примеров — «накликанная беда», когда изначально безосновательные страхи толкают человека к действиям, в результате которых эти страхи становятся обоснованными и оправданными; другой пример — «эффект агитвагона», когда сомнительное движение получает социальную поддержку лишь за счет растущего числа его сторонников.

Компьютерная Мощь и
Человеческое Благоразумие.

Нейман: Человеческий интеллект подобен интеллекту компьютера до такой степени, что обучение — процесс познания — может быть определено как процесс обработки информации, т.е. как манипулирование символами, основаных на некотором наборе правил. Мы стоим на пороге наступления эры «компьютерного разума». В мире будут машины, которые мыслят, обучаются и творят. Более того, эти их способности будут быстро совершенствоваться, и это уже обозримое будущее диапазон проблем, с которыми они могут справляться, не сравняется с той сферой, в которой до сих пор использовался человеческий разум. Я хочу провести интересную параллель в отношении компьютера как модели человеческого мозга, с Декартом и его современниками в отношении часового механизма, как модели человеческого тела. Для Декарта часы были уникальной машиной. Это была единственная машина, которая функционировала автономно, т.е. работала сама по себе, будучи единожды заведенной.

Проявляется Франция.
Декарт у себя дома.
Показывает гостям механические игрушки.
Рождество.

ГЗК: Это были времена французского барокко, когда часовые механизмы широко использовались для разработки искусных «одушевленных» механических игрушек, которые восхищали людей магией своих якобы спонтанных движений. Как и большинство его современников, Декарт был очарован этими автоматами и считал естественным сравнивать их работу с функционированием живых организмов.

Декарт: Мы наблюдаем часы, искусственные фонтаны, мельницы и другие подобные машины, которые, будучи всего лишь произведениями человека, обладают, тем не менее, способностью двигаться самостоятельно, причём несколькими различными способами… Я не признаю никакой разницы между машинами, изготовленными ремесленниками, и различными телами, которые творит лишь одна природа.

Нейман: (достаёт часы) Заводные часы XVII века были первыми автономными машинами, и в течение трехсот лет они оставались единственными машинами подобного рода. Рождение компьютера произведёт революцию, пока это неизведанная и уникальная машина. Но уже через 60 лет он будет также необходим, как и зубная щётка. Он не только сможет двигаться автоматически; но и сможет обрабатывать информацию, также как человеческий мозг. Вполне естественно считать компьютер моделью мозга и даже разума.

ГЗК: Модель сулила волнующие перспективы для нового научного понимания обучения и открывала новые, свежие направления для исследований. Но уже в середине 60-х достижения науки внесли ясность: человеческий интеллект совершенно отличается от машинного, искусственного интеллекта. Нервная система человека не обрабатывает никакой информации, к тому же нейробиологи обнаружили серьезные доказательства того, что человеческий интеллект, человеческая память и человеческие решения никогда не бывают полностью рациональными, зато всегда окрашены. Наше мышление всегда сопровождается телесными ощущениями и процессами. Мы, правда, нередко стараемся подавить их, но всегда думаем вместе со своим телом; а поскольку компьютеры не обладают подобными телами, сугубо человеческие проблемы всегда будут чужды их «разуму». Из этих соображений следует, что определенные задачи компьютерам не по силам. К таким задачам относятся мудрость, сострадание, уважение, понимание, любовь.
Если же компьютеры обретут эти качества, то мы сделаем нашу жизнь бесчеловечной. Должна быть проведена граница, разделяющая человеческий и машинный разум. Если такой границы не будет, тогда проповедники компьютеризированной психотерапии просто превратятся в глашатаев новой эры, в которой человек — не что иное, как заводной механизм…

Винер: Те из нас, кто внес свой вклад в новую науку кибернетику… очутились в нравственной позиции, мягко выражаясь, не очень комфортной. Мы причастны к зарождению новой науки, в которую… входят и технические достижения, чреватые огромными возможностями для добра и для зла. Давайте помнить, что автоматическая машина… это точный экономический эквивалент рабского труда. Любой труд, конкурирующий с рабским, должен принимать экономические условия рабского труда. Абсолютно ясно, что это породит ситуацию с безработицей, по сравнению с которой теперешний спад или даже депрессия тридцатых покажутся милой шуткой.

ГЗК: Сегодня, компьютеры и другие «информационные технологии», разработанные за этот период, быстро приобретают автономный и тоталитарный характер, это типично для «мега-технологий», которые уже доминируют в индустриальных обществах всего мира. Духовное обнищание и потеря культурного разнообразия в результате чрезмерного использования компьютеров, приобретают серьезный характер, особенно в области образования. Когда для обучения используется компьютер, меняется смысл обучения. Применение компьютеров в системе образования часто превозносится как революция, которая в конечном счете, преобразит все грани учебного процесса. Эта точка зрения энергично пропагандируется мощной компьютерной индустрией и побуждает учителей использовать компьютеры в качестве обучающего инструмента на всех уровнях — вплоть до детских садов и других дошкольных учреждений! Информация представляется как основа мышления, тогда как в реальности человеческий разум думает посредством идей, а не информации, но, к сожалению, не информация создает идеи, а идеи создают информацию. Язык компьютерных инженеров и ученых полон метафор, заимствованных у военных, — «команда», «пуск», «цель» и т.п., — что вносит некоторое культурное смещение, укрепляет стереотипы и отстраняет определенные группы, от полноценного участия в учебном процессе. С этим связано еще одно тревожное обстоятельство — связь между компьютерами, насилием и милитаристской природой у большинства компьютерных видеоигр. Реальный мозг не подчиняется правилам; в нем нет центрального логического процессора; информация не хранится локально. Скорее, мозг функционирует на основе сплошной связности, хранит информацию в распределенном виде и проявляет способность к самоорганизации, которая совершенно отсутствует в компьютерах.

168
Автор:
Комментарии (2)
  • 25 ноября 2017 в 20:32 • #
    Григорий Яблонский

    Сценарий малозатратного фильма, острая жизненная драма для режиссера-мужчины. События одного ночного рейса...

    Невеста из чужого теста
    Синопсис

    Игорь Витольдович доволен своим новым, крепко сбитым водителем-асом. После деловой поездки в столицу они ложатся на обратный курс, и бывалый Николай перед долгим ночным рейсом приглашает шефа к знакомой Маше, которая «мощно заваривает черное кофе». И у ее придорожной кафешки добавляет: «Эх, ночка - для молодых и холостых, которым ни луны, ни жены не надо. Хоть песню пой: «Мы ползем по Уругваю, ночь хоть выколи глаза!..»

    По просьбе шефа Николай вскоре вспомнит все слова этого давнего молодежного хита под бутылочку. И безопасности ради – ведь не дай бог заснуть на трассе! – он на всю ночь включает свой личный долгоиграющий «сЕксофон» .

    Эта разговорная, очень откровенная «музыка» из-за руля сразу и по-особому затрагивает Игоря Витольдовича: оказывается, они с Николаем одногодки, с малых лет жили на одной улице и даже учились в одной школе. Но там, где один начинал воспитанным пай-мальчиком и высококультурным юношей, второй поимел славу хулигана – да еще сексуального. Обоюдно памятная им - тогда молодая, сексапильная учительница французского по прозвищу Евгения Гранде – она была первой женщиной и наставницей «гарсона Николя», как начинающего альфа-самца. Далее его добычей становились охочие «красотули» из параллельных старших классов. В своем только «Б» не возникал по особой причине…

    И чем дольше звучит на опасной ночной трассе этот «сЕксофон» Николая, тем тревожней Игорю Витольдовичу. Он даже пытается возражать, используя для примера свой несколько странный, но такой забавный студенческий роман с девушкой из ближнего квартала. Хотя ей не сразу были понятны «Сонеты для Лауры» Петрарки и классическая музыка, в конце концов она таки стала его культурной супругой…

    Николай же, назвав Игоря Витольдовича «везунчиком», продолжает свои шокирующие воспоминания «самца местного значения». Так его обозвала случайная знакомая, которая является к нему по ночам для удовлетворения своих секс-потребностей. И доходит до того, что ее потребности доводят молодого Николая до отказа его возможностей. Он вынужден пойти на «кайфедру» соседнего мединститута к самому городскому светилу. Профессор Петр Платонович доходчиво освещает ему не только временную личную проблему, но и роль альфа-самца: биологически важную и нужную в дикой природе – и явно неблагодарную, даже опасную в человеческом обществе. Опасную и для самого «альфы», и для тех, кто поблизости…

    Поблизости в той далекой молодости оказался и «везунчик» шеф. В конце ночного рейса он с ужасом узнает об этом, спросив у своего водителя имя той случайной ночной знакомой… В этих последних кадрах фильма автомобиль героев мчится по их серому предрассветному городу. В дорогом приморском районе, остановившись у особняка шефа, Николай пугается: «Игорь Витольдович, что с вами?!..»

    Совсем ошалевший от испуга водитель Николай впервые переступает порог этого особняка, держа за грудки обмякшее тело начальника… А там в полусвете вестибюля он видит пополневшую и оттого еще более роскошную знакомую со своей ночной улицы. На шум выскакивает на евро-лестницу второго этажа крепко сбитая девушка в халатике с экзотическими цветами.
    Кричит: «Папа!..»

    Григорий Яблонский

    Одесса, Тел. +380937417204, E-mail - #

    ппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппп

    P.S. Необходимая для предварительного ознакомления часть страниц сценария в формате «американки» прилагается.




    chast-stsenarija.doc

  • 25 ноября 2017 в 20:45 • #
    Григорий Яблонский

    О странности предложения "для режиссера-мужчины". У меня есть друг - девушка, талантливый режиссер "короткого метра". Прочитав этот сценарий, Надежда Ш. сказала: "Как это поставить?! Только с режиссером-мужчиной - иначе никак!"

  • Желаете ознакомиться с остальными комментариями или оставить свой? в сеть, чтобы получить полный доступ к функционалу Профессионалов.ru! Еще не участник сети?