Top.Mail.Ru
О мате без пива и поллитры, или история возникновения...

О мате без пива и поллитры, или история возникновения юрлингвистики

Отношение к мату — своеобразный барометр зрелости общества.
Вспомните, легализация табуированной лексики в русском языке происходила всякий раз как только в культурную среду «впрыскивалась новая кровь» и происходило обновление общества.
Разночинцы в XIX веке, большевики в начале XX…
Кто-то возразит, а как же мат в стихах Пушкина?
Напоминаю, мы сейчас обсуждаем не сам факт знания и использования в речи «плохих слов». Тема нашего разговора — легализация, то есть включение обсценной (табуированной) лексики в публичную жизнь: пресса, художественная литература, публицистика, публичная речь политиков…

Однако со временем, вливаясь в культурную среду, «грубияны» стремятся войти в число тех, кто является здесь авторитетом, и избавляются от элементов речи, неприемлемых в этом кругу. В первую очередь от табуированной лексики.
Живой пример, в 90-е годы прошлого века в большую политику новой России пришло очень много новых людей. Среди них было немало производственников, для которых мат — двигатель процесса, людей «от сохи» и из-за решетки. Для всех них мат был естественен и органичен в прошлой жизни. Но для того чтобы войти в элиту власти и завоевать доверие избирателей они были вынуждены отказаться от него в публичной речи.
Порой эта потеря была столь заметна, что речь иного политика теряла всякий смысл, лишившись основного элемента.
На сегодняшний день вопрос легализации мата закрыт.
Прогноз Жельвиса и тех, кто считал, что табуированная лексика войдет в наш ежедневный обиход, не оправдался.
Сформировался новый образ руководителя и политика: в его кармане — несколько дипломов о высшем образовании, причем один из них — непременно МБА. Его речь безупречна, также как репутация и прошлое. Немалую роль сыграло здесь пресловутое питерское влияние: ленинградская школа всегда была строже к нормам письменной и устной речи.
Незаметно с первых страниц таблоидов исчезли истории в стиле «розовой кофточки», приправленные словами со стыдливыми точками, с прилавков книжных магазинов пропало «голубое сало» и иже с ним, все меньше новых поклонников у Пелевина и Лимонова.
Близится к концу языковая зима в русском языке.
Грядет весна языка и сквозь коровьи лепешки мата пробивается молодая трава нового чистого русского языка.
И лишь судебные эксперты-лингвисты ломают копья и голову: является ли слово «тварь» табуированным и можно ли считать употребление его в адрес конкретного человека оскорблением? За чашкой чая вспоминают то время, когда вопросы были проще, журналисты грубее, и самым сложным было найти слово на «б» и «х» в словаре мата.
Закон в лице гражданского и уголовного кодексов давным-давно карающим мечом прочертил грань между свободой слова и свободой личности.
Свобода слова заперта в рамках норм и правил речи и закона и как воспитанная собачка гуляет на поводке благоразумия.

Оксана Корлыханова

259
Комментарии (1)
  • 4 февраля 2011 в 20:45 • #
    Вадим Лютенков

    Оксана, ну так, является ли слово «тварь» табуированным и можно ли считать употребление его в адрес конкретного человека оскорблением?


Выберите из списка
2016
2016
2011
2010