Top.Mail.Ru
Последняя информация о COVID-19

Клятва Гиппократа

Клятва ГиппократаУважаемые коллеги!
Мы много обсуждаем катастрофические последствия разрушения нашей медицины. многих врачей опускаются руки, многие черствеют. Мы стали препарировать клятву Гиппократа, которая «потеряла свое значение». А как вели себя наши деды в экстремальных условиях войны, которые не сравнить с сегодняшним днем. Меня потрясла история опубликованая в свое время С.Б. Есельсоном,- директором Института экзистенциального консультирования и осмысления религиозного опыта, практикующий экзистенциальный консультант, философ, конфликтолог; Он написал историю своего деда — врача.
Опубликовано в журнале «Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия», № 6, 2005.
Мне кажется об этом нам полезно вспоминать.

С детства я знал, что мой дедушка, мамин папа, был на войне врачом и пропал без вести в сорок первом. Помню воспоминания мамы и бабушки о том, что 21 июня 1941 года у них дома собралась большая компания, обсуждали Заявление ТАСС о том, что войны не будет, а дедушка всех убеждал, что будет, так как шел большой призыв и всех призывников отправляли в западные округа.
Дедушка пошел в армию добровольцем 23 июня, на следующий день после начала войны (ему было в ту пору 46 лет), и его тотчас призвали, так как он имел уже большой опыт и первой мировой, и гражданской, и работы врачом в условиях «близких к боевым» — на подъеме Голодной степи. Готовился он и к отправке добровольцем — военным врачом в Испанию, но не успел.
Помню бабушкин рассказ о том, как они были с дедушкой врачами в Цимле во времена коллективизации. На дедушку как-то донес санитар о том, что он оказал медицинскую помощь дочери кулака, и дедушку вызвали в районное НКВД. На вопросы там он отвечал, что при получении диплома врача давал клятву Гиппократа, обязан ее соблюдать и будет ее соблюдать — лечить больных, независимо от их социального происхождения. Дедушку отпустили.
Помню, в 50-е — начале 60-х мы регулярно ходили с бабушкой в военкомат, где бабушка получала ответ о том, что никакой информации о дедушке нет. Помню рассказ о том, что в 1946 году в центре Ростова, на Большой Садовой бабушка встретила врача, который в 1941-м служил вместе с дедушкой в одном госпитале. Он рассказал, что они попали в окружение, армия уходила, а в госпитале было много тяжелораненых. Нужно было решать, что делать. Часть медперсонала приняла решение уходить вместе с армией. Дедушка решил остаться с ранеными. По словам этого врача, он говорил дедушке: «Сёма, надо уходить, пропадем, все равно немцы придут, раненых всех перестреляют»,— а дедушка отвечал: «Даже если перестреляют, то люди до последней своей минуты не будут брошенными. Я давал клятву Гиппократа. Остаюсь. И будь что будет». Дело было на Украине, в сентябре 1941 года. Бабушка в момент встречи растерялась и не спросила, где именно это происходило, а потом не могла этого врача найти — наверное, приезжал откуда-то в Ростов повидаться со знакомыми или родственниками. С тех пор так ничего и не стало известно ни о судьбе дедушки, ни о судьбе госпиталя.
В 1983 году бабушка умерла. А в 1995-м начал себя широко рекламировать Архив Министерства Обороны, что находится в Подольске. Родители туда написали и из полученного ответа поняли, что надо писать дальше, в Военно-Медицинский Архив в Санкт-Петербург. Написали. Но им ничего не ответили.
В 2000 году судьба меня привела в Санкт-Петербург, и я зашел в Военно-Медицинский Архив. Выяснилось, что в 90-е они не отвечали на письма, потому что Архиву не выделялось денег на конверты. Я оставил им конверты. И вскоре начал получать оттуда ответы. Выяснилось, что дедушка служил в 67-м подвижном полевом госпитале, приписанном к 26 армии Юго-Западного фронта. Это была одна из тех армий, что попали в окружение после падения Киева. И это была единственная армия, которой удалось выйти из окружения. Удалось узнать и список мест дислокации госпиталя в 1941-м.
С тех пор я всякий раз, как подворачивался контракт на работу на Украине, немедленно соглашался. В 2002 м, в апреле, произошло одно из самых поразительных событий в моей жизни. Я ехал в поезде из Днепропетровска в Минск. Сел в поезд ночью. Но рано утром меня невесть что разбудило. Переехали через Днепр. Широкая спокойная гладь воды. Заливные луга. Редкие перелески. Красивейшие места. И вдруг внутри меня звучит голос: «Здесь погиб твой дедушка». Я ошеломленно смотрю в окно — проезжаем станцию «Пальмира».
Я все-таки поехал выяснять судьбу по списку мест дислокации, начиная с конца. Выяснилось, что госпиталь туда не доехал. Везде чудом оказывались живы глубокие старики с ясной памятью — свидетели событий 1941 года.
По планам эвакуации госпиталь должен был перемещаться по тому маршруту, который был записан в его карточку в архиве, но этого не произошло. Произошла катастрофа — немцы рассекли нашу оборону одновременно во многих местах, уничтожили штаб фронта. Последние документы Главного санитарного управления фронта, документы второй половины сентября 1941-го написаны карандашом — так и хранятся в архиве Министерства Обороны. Официальная информация о передвижении госпиталей отсутствовала — вот, видно, кто-то потом и записал в карточку госпиталя для простоты вместо последних мест дислокации список мест планируемой эвакуации.
Побывал я в Оржице, райцентре Полтавщины, откуда уходила в прорыв 26-ая армия. Последняя телеграмма ее командующего, генерала Костенко, в Ставку от 23 сентября 1941 года такая: «Положение исключительно тяжелое. С наступлением темноты попытаюсь с остатками прорваться в направлении… Громадные обозы фронта и раненых вынуждены оставить в Оржице, вывезти которых не удается». Однако следов армейского госпиталя в Оржице не было — там были только медсанбаты. Увидел, как наши выходили из окружения — через непроходимые болота, немцы не ожидали, что наши решатся через них пойти. Огромное число людей утонуло. Но вышли, и знамя вынесли.
В Оржице я и выяснил, что с южного фланга нашей армии действовала моторизованная дивизия СС «Райх».
23 ноября 2004 года в Киеве бушевали оранжевые страсти. В этот день я искал станцию Пальмира, что в списке мест дислокации госпиталя стояла на предпоследнем месте. Ехали в Черкасской области по дороге, ища места выезда на станцию. Села были все с названиями особыми — Христово, Рождественское, Преображенское, Вознесенское. Выяснилось, что Вознесенское — это и есть станция Пальмира.
Все складывалось. Угрюмые мужики с батогами, живой образ «зеленых» времен гражданской войны, не пропускавшие машины пришельцев в село, подозревая в них зловредных агитаторов за «оранжевых» или за «синих», нас в село пропустили. Первая же вышедшая из школы учительница взялась активно мне помогать. И с ее помощью я нашел единственную свидетельницу — одинокую женщину 85 лет, полную сил и памяти. Она сказала удивительные слова: «Я поняла для чего я живу и живу — все помирают вокруг, а я вот живу. Я последний свидетель. Я живу, чтобы рассказать».
Сентябрь 1941-го. В село вошла дивизия СС «Райх», обнаружила в школе госпиталь (перенесенный нашими солдатами со станции перед уходом). Эсэсовцы тут же перед школой расстреляли врача, сестричек, раненых и поехали дальше. Жители похоронили всех в братской могиле. А в какие-то из послевоенных лет пришел указ закрыть кладбища, которые в центре сёл — кладбище закрыли и посадили там парк.
Я взял оттуда землю и перенес на могилу бабушки, которая ждала дедушку всю жизнь до своей смерти в 1983 году. Так она его дождалась.
Мой дедушка — военврач 3 ранга Векслер Семен Менделевич, выпускник медицинского факультета Ростовского (эвакуированного во время I Мировой войны из Варшавы) государственного университета выпуска 1924 года. ЕСЕЛЬСОН С.Б.

450
Комментарии (24)
  • 7 июля 2011 в 00:02 • #
    Людмила Lucie

    Михаил, спасибо за историю.

  • 7 июля 2011 в 00:13 • #
    Валентина Рожина Мальцева

    Очень красиво написано! И даже если Клятка Гиппократа просто миф, здорово, что есть люди готовые выполнять ее до конца. Ваш дед - врач с большой буквы!

  • 7 июля 2011 в 10:28 • #
    Николай Горшков

    Валентина! Это рассказ о дедушке тов. Есельсона С.Б. - читайте внимательней!

  • 12 июля 2011 в 11:59 • #
    Валентина Рожина Мальцева

    не это главное! Главное, что врачи с большой буквы были, есть и будут!

  • 7 июля 2011 в 21:31 • #
    Ирина Мелехова

    Преклоняюсь перед такими людьми!! Светлая им память!
    Моя 19 летняя мама тоже работала, в тыловом правда госпитале, после курсов медсестер, тяжело и грязно было, не любила мама вспоминать об этом, но и это тоже стало причиной моей мечты стать врачом, и мама гордилась мною!
    И Клятва Гиппократа пусть и "миф" но помогает иногда не "упасть" совсем при нынешних условиях в медицине!

  • 7 июля 2011 в 23:28 • #
    Михаил Архангородский

    Спасибо, Ирина, за содержательный комментарий.

  • 8 июля 2011 в 21:04 • #
    Ирина Мелехова

    ))))))))!!

  • 7 июля 2011 в 23:36 • #
    Виктор Малмалаев

    А я, коллеги, вовсе не считая Клятву мифом или каким-либо "выдуманным" моральным принципом. Клятва имеет исторически обоснованное существование и священна для нас. Вот только там. на верхах, видимо, не всем хочется, чтобы мы до конца ее соблюдали. Нас, простите, загоняют в такие рамки и такие условия, что некогда жить - вся жизнь это только работа... Но ведь и мы не лаптем, простите. деланы! Знали, куда шли и зачем. А по сему и следовать данной клятве остается неукоснительно и твердо, не глядя ни на что более.

  • 8 июля 2011 в 01:56 • #
    Михаил Архангородский

    Спасибо, Виктор! Вы очень хорошо сказали.

  • 8 июля 2011 в 07:48 • #
    Алексей Тюмин

    Тут даже нечего сказать. ЧЕЛОВЕК исполнил свой долг до конца! Земля ему пухом. Но клятва я думаю тут не причем, все дело в совести, атмосфере того времени, идейном воспитании, которого сейчас нет, да и откуда ему взяться?! Тогда люди знали за что умирали!
    А что касается именно клятвы Гиппократа - в институте еще я делал доклад по ней, так вот она довольно циничная (если кто не знает вопрос оплаты там тоже стоит, и в целом пафоса многовато) и больше отвечает духу современности чем времени, описанного в этой истории.

  • 8 июля 2011 в 12:29 • #
    Алексей Кривошеин

    Клятва Гиппократа, сейчас отчасти этим прикрываются чиновники, заставляя нас работать и не платить нам денег.
    Я работаю в ургентной нейрохирургии, и когда пьяный пациент, растопырив пальцы, говорит чтобы его целовали в задницу вспоминает о клятве Гиппократа (часто путают - например - Вы же клятву Пифагору давали), меня уже только об одном упоминании о ней трясти начинает.
    Алексей Тюмин - с ним согласен.
    Понятно и без всяких клятв - если ты действительно врач, то поможешь и посоветуешь всегда, по-моему, врач - это состояние души.

  • 8 июля 2011 в 13:11 • #
    Виктор Малмалаев

    Многоуважаемый коллега! До боли знакома картина гнущего пальцы и "понты" пациента. В той или иной массовой доле такие пациенты встречаются у любого врача - начиная от экстренного хирурга (коим я и являюсь) и заканчивая участковым терапевтом. И некоторых пациентов лечить и осматривать бывает не очень приятно даже из органолептических ощущений (мол, не подмытые, перегарищем разят, все в рвотных массах и прочих биожидкостях). Но от упоминания о Клятве (Гиппократа или "Пифагора") вряд ли должно трясти - ведь главное-то не в том, как относится к ней пациент (он-то никаких клятв не давал!), а Наше отношение и к ней, и собственно, к работе нашей. А то, что Врач - это СОСТОЯНИЕ ДУШИ - всецело и полностью с Вами согласен! Есть определенная печальная ирония в афоризме: "Зарплаты врачей делаются столь малыми, чтобы в этой профессии оставались одни лишь энтузиасты". Исходя из этого, вероятно, вы безусловно правы и в отношении "прикрытия" чиновников нашей подписью на маленьком листочке в личном деле. Но... Есть "призвание" быть чиновником, есть Призвание быть врачом. Это разные понятия. И наш долг перед собой, перед Профессией - наша чистая совесть, добросовестное исполнение Главных Профессиональных Принципов.

  • 13 июля 2011 в 17:45 • #
    Игорь Цыганков

    Всё правильно сделай своё дело,а после можно рассуждать о клятве...А лучше снять его поведение на камеру,и утром вместе порассуждать ,просматривая вместе,...

  • 13 июля 2011 в 17:58 • #
    Виктор Малмалаев

    Замечательная мысль, коллега!:) Жаль только, что только посмотреть самим и не более. Показывать это видео пациенту с назидательной целью попросту бесполезно, увы.

  • 8 июля 2011 в 15:26 • #
    Алексей Кривошеин

    Печалит и тот факт, что много прекрасных врачей уезжают за границу, а сколько уехало моих друзей, классных специалистов, правительству наплевать, ладно, надо заканчивать грустную тему. Всем здоровья и душевного равновесия !!!

  • 8 июля 2011 в 15:46 • #
    Виктор Малмалаев

    Спасибо за пожелания, дорогой коллега! Да, увы оптимизма здесь прослеживается маловато... Равно, как и при СССР, когда многие лучшие умы покинули Страну, а тех, кто не упсел - сгнобили. Но будем надеяться на лучшее, светлое и доброе, иначе без надежды на это нет и смысла жить и бороться!

  • 9 июля 2011 в 17:58 • #
    Денис Дыкин

    Клятва Гиппократа должна быть в сердце и тогда все мы идиалисты у кого на сколько сердца хватит.

  • 10 июля 2011 в 00:38 • #
    Михаил Юрьевич Савельев

    Надеюсь, коллега, что "ИДИалисты" вы написали по ошибке, а не потому, что хотели написать "ИДИоты" :)

  • 10 июля 2011 в 01:17 • #
    Денис Дыкин

    Вы правы коллега. Прошу прощения.

  • 10 июля 2011 в 01:24 • #
    Денис Дыкин

    Коллега, прошу прощения. Я безграммотно пишу. Это мой грех, увы... Я ни кого не хотел обидеть.

  • 10 июля 2011 в 01:31 • #
    Михаил Юрьевич Савельев

    Я вовсе не о том :)
    Не идиоты ли все мы, когда, вопреки здравому смыслу, работаем и пытаемся соблюсти наши этические принципы....

  • 10 июля 2011 в 01:38 • #
    Денис Дыкин

    Увы, вы также как и я воспитывались в другом мире. Я понимаю, что надо все менять. Сам 10 лет был заведцующем. Я психиатр. Работаю с детьми и еще больше с их родителями. Был бы умный, стал бы стомотологом.

  • 10 июля 2011 в 00:34 • #
    Михаил Юрьевич Савельев

    Любой, не входящий во врачебное сообщество, ссылаться на клятву Гиппократа не имеет права!
    Клятва Гиппократа - это профессиональный этический кодекс, соответственно, касается он прежде всего врачебного сообщества!
    В отличие, к примеру, от воинской присяги, которой присягают народу и государству!

    Я не знаю, с чего вдруг кто-то решил, что на основании клятвы Гиппократа, врачу не надо платить, в тексте клятвы ничего подобного нет.


Выберите из списка
2020
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008