Top.Mail.Ru
Последняя информация о COVID-19
про privacy и public space мысли
28 июня 2012 в 01:43

про privacy и public space мысли

про privacy и public space мыслиЯ вообще довольно много вынуждена думать над этими размытыми делами, типа свободы, приватности, границ государства и прочего. И вот смотрю я на разные «виды свобод», которые предлагают современным людям, одни выглядят совершенно больными, другие — ничотак вроде, но в конечном итоге я прихожу к выводу, что понятие «свобода» должно сводиться к какому-то знаменателю, не то чтобы прям такому единому для всех — свободу нельзя порезать на равные кусочки, но все же что-то общее должно быть.
Ну да это так, общие рассуждения. А я о частностях. Но и о свободе тоже.
Есть замечательные понятия — патриотизм и прайваси. И оба этих понятия испаскудили редкие, фундаментальные мудаки — «поцреоты» (именно поцреоты, всякое блядво гнойное всех мастей и наций, которое за мелкий прайс пиздит как пулемет в интернетах, швыряется во всех подряд дерьмом и истерично визжит «на родине все хорошо, а у них там все плохо») и «толерантные угнетенные» (вот которых конкретно русские поцреоты называют либерастами, а я называю просто скамом, тоже всех наций). Первые превратили патриотизм в феноменально ублюдочное явление, даже трудно это описать, но по сравнению с этим даже коровья лепеха выглядит как каравай хлеба. Вторые, особенно европейские, превратили privacy в такую натужную бугогашечку — «хахаха, нам говорят „делайте дома что хотите, но не лезьте на публику“, это только проклятое быдло так говорит, все кто нас не хочет прилюдно чмаффкнуть в жопу — быдло и расстрелять». При этом уверена, что попробуй я провести даже просто парад в пользу «большинств» — на меня польются тонны дерьма, угроз, дебильных бугогашечек и прочего.
Но это опять же лирика и похуй, я не в Европе живу, и слова вреда мне не причиняют.
Дело в том, что основа privacy, как таковая — она и заключается в понятии «у себя на частной территории чуди что хочешь, но на публику с причудами не лезь». На этом месте у меньшинств начинается баттхерт, они брызгают слюнями насчет свободы собраний и прав быть собой. При этом, опять же, непонятно с какой стати они требуют запретить и покарать, ежели им навстречу выдвинулась толпа наци или религиозных фундаменталистов.
И поскольку я вообще довольно много вынуждена думать над этими размытыми делами, типа свободы, приватности, границ государства и прочего, сегодня как-то стала понятной очевидная вещь: «парады гордости» нарушают фундаментальный принцип приватности, который расшатывает всю пирамиду государства. Попробую объяснить.
Вы все знаете, что в США, РФ и большинстве других стран есть федеральный уровень, региональный (штаты, автономии, республики, области), потом идет суб-региональный (округа, дистрикты, районы), муниципальный (города), потом идут блоки или коммуны в городе, ну и собственно все. Иногда у улиц и домов есть свои выбранные мини-власти еще. И вот представьте себе, что допустим в каком-нибудь городке когда-то родился герой, который спас его от пожара. Для городка он герой, но слишком мелкий, чтобы «поднять» его выше уровнем. Но в городке в день его рождения — выходной. Теперь представим себе, что сидит пускай даже этот никчемный Обама у себя, и ему приносят официальное письмо от администрации этого городка — допустим, Литтлрок он называется. В письме ему пишут: «Шо ж ты творишь, собака? Господин Президент, мы требуем, чтобы праздник в честь спасителя нашего городка отмечался на федеральном уровне».
А еще лучше — представьте, что совет жильцов какой-нибудь улицы в городке Asshole, напишет Обаме, что они требуют принять их цвет изгороди на федеральном уровне, а все остальные — запретить или штрафовать.
Это будет нормально, если президент возьмет и сделает выходной в честь какого-то чувака из далекой перди, спасшего эту пердь в то время, когда еще на лошадях ездили? А если он возьмет и заставит перекрашивать всю страну по указке жителей Asshole? Нет, это будет ненормально. С другой стороны, правильно ли будет, если он возьмет и прикажет отменить этого местного героя, снести ему памятник на площади и отменить выходной в его честь в том городке? Или если Обама выпустит указ, чтобы эссхоуловцы под угрозой штрафов срочно перекрасили заборы в разные цвета? Тоже ненормально, как я думаю.
Так вот, условно говоря, уровень муниципалитета или там улицы — это прайваси, не надо им трясти без серьезной причины (например, вскрылись новые данные в биографии того героя-пожарника, и оказалось, что он предотвратил вражеское вторжение в страну, ну и как бы выходит, что он национальный герой) в Вашингтоне или любой другой столице. И Вашингтону или любой другой столице не надо лезть в дела муниципалитетов без особой нужды.
Эти же отношения, на мой взгляд, абсолютно скопированы и на отношения «человек-общество». Прайваси — это одно из самых фундаментальных прав человека, сродни праву на жизнь и имя. И если кто-то прайваси выставляет напоказ — тем самым он подрывает саму основу права на приватность. Потому что этим как прецедентом завтра уже воспользуется кто-то другой, третий, набегут адвокаты и чинуши, все обрастет подробностями, и через год всех обяжут ходить и трясти своей личной жизнью на людях.

Я в начале поста сказала, что нужен типа общий знаменатель. Вот этот общий знаменатель — это федеральное законодательство, если продолжать аналогию. Никто не станет штрафовать тебя за рыбалку в пьяном виде нигде в Штатах, кроме Юты, например. Этот закон — privacy штата Юта, они не выносят его в public space и не требуют штрафовать всех подряд за рыбалку в пьяном виде по всей стране, но у себя они такого не хотят — таки имеют право.

Так вот, некоторые меньшинства, требующие исключительной защиты и прав, не связанных с рабочими или другими объективными рисками, уподобились бы штату Юта, требующему на полном серьезе сажать по всей стране пьяных рыболовов. Или руководству республики Кыргызстан, пишущему дорогому Леониду Ильичу требование сделать всесоюзным выходным день рождения Аалы Токомбаева, кыргызского народного писателя.
Privacy в своем фундаментальном виде гласит: у тебя есть собственность. На ней ты хозяин, пока не нарушаешь «общего знаменателя» — законов, которые стоят «выше» твоей единицы собственности и которые одобрены обществом. Секс — личное дело каждого, не считая опять же нарушений закона вроде изнасилований, надругательства над маленькими детьми и т.д. Секс, вынесенный на публику, становится политическим актом, и рассматриваться должен как политический акт — то есть всем обществом. И далеко не факт, что общество оценит его негативно. Просто в качестве примера… Сиськи, показанные дома, не обязывают ни к чему. Сиськи, показанные на футбольном матче, делают обладательницу сисек негласным символом команды и попадают в историю футбола.
Сексуальная, религиозная, национальная идентификация, вынесенная в публичную сферу — это политика. На этом месте обычно залавливают возмущенных несогласных со всевозможными прайдами, парадами и т.д.— когда они выступают против, их затыкают визгами «шовинисты, мы право имеем, это наше личное дело». Так вот, личное дело совершается на личной территории. Я не меняю прокладки посреди улицы. Я готовлю завтрак у себя дома, а не вламываюсь в чужие дома или здания муниципальной и государственной собственности (ну типа зашла такая в энергосети или в налоговую, яишенку пожарить). Потому что это — личное дело, которое должно совершаться на личной моей собственности. Конечно, можно устроить протест, но непонятно зачем? Требовать уважать мою физиологию и не испытывать смущения или неприязни при виде юзаных прокладок? Это глупость какая-то. Доказывать, что я женщина и уважайтемоиправа? Так их и так уважают.

Если я выношу на публику нечто личное — например, меня бьет там не знаю, ну пусть будет муж или любовник, то это мигом перестает быть сухим фактом типа «нанесение побоев бубубу, явитесь для дачи показаний, или дознаватель будет прислан к вам бубубу». Это становится политическим жестом, я намеренно привлекаю к проблеме публику, чтобы публика судила. Понятно? Судила! Теперь скажите, как меня назвать, если я вынесла все на публику, привлекла прессу, собрала толпу, а когда меня спрашивают, ну чего собственно вся движуха — я отвечаю «идите нахуй, я его люблю а вы уроды, слетелись тут, понимаешь, щас вообще полицию вызову». Я выхожу истеричной дурой, правильно? Правильно.
Так почему, когда кто-то выносит privacy на суд публики, и тут же силами псевдогосударственных сил (настаиваю — ибо целью государства является защита и максимизация комфорта большинства населения и увеличение предела «большинства», а также исполнение воли граждан) и правозащиты, запрещает публике судить и сказать свое слово, должен квалифицироваться как герой и нон-конформист? Я так мыслю, что он трус, истеричный ублюдок и должен получать по ебалу. Если тебе было мало того, что ты делаешь в приватной сфере, и ты хочешь интегрировать это в общество на правах того самого «общего знаменателя», то кто ты, если ты обществу это навязываешь, а когда оно пытается сказать тебе, что не стоит так делать — визжишь как поганая сучка про «притеснения»? Тебя на твоей территории кто-то притеснял? Тебя избивала толпа? Преследовала полиция? Фашисты и лично прирак Дуче вынуждали тебя бежать? Работодатель, с кровожадным криком «говномес!» заставлял тебя трахать секретаршу или увольнял?
Ах, ты просто не можешь сказать, кто ты, не получив в ответ брезгливого взгляда? Тогда какого ты добивался, чтобы к фашистам, гомофобам и прочим относились с брезгливостью? Выходит, надо, чтобы любили только тебя, а кто не любит — тех сажали, затыкали и брезговали ими?
Люди имеют право быть гомофобами, гомосексуалистами, фундаменталистами и даже гомосексуальными евреями за Гитлера. У себя на частной территории. Но если гомосексуальный еврей за Гитлера зайдет в синагогу, то очень вероятно, что ему там вломят. И это будет правильно — вынес свои взгляды на суд общества, общество сказало свой вердикт. Если общество сочтет, что вынесенное в паблик явление из разряда privacy нужно и полезно, то оно примет это на правах «общего знаменателя», а человека, который подсказал, как улучшить общество — прославит. Если же оно сочтет, что человек — идиот и мудак, то извини, надо лучше думать, что предлагать людям.
Этим я не хочу сказать, что вообще никогда «нельзя высовываться». Это другая крайность. Высовываться можно и нужно. Если тебя действительно прессуют по факту того, что твоя приватная жизнь не похожа на стандарт — это называется, условно скажем, «тоталитаризмом большинства», и против этого нужно протестовать, к этому нужно привлекать внимание, потому что твоя прайваси — твоя крепость (если ты не нарушаешь закон, опять же). Но когда кто-то навязывает свои приватные чудачества всему обществу и заставляет на это смотреть — это называется, опять же условно, «тоталитаризмом меньшинства», и он отвратителен.

И вот мы возвращаемся к вопросу о свободе. За то время, пока разрушали институт приватности, выдумали множество мифов, которые потом последовательно забарывали, подтачивая институт privacy с каждым днем. Это был миф о насилии в семье (95% Женщин Подвергаются Насилию!!!!!11), о педофилии (в результате на отца, держащего ребенка на коленях, косо смотрят), о Правильном Надзоре За Детьми (кругом маньяки, а родители всегда виноваты). Потом были мифы о дискриминации. Почему мифы? Да потому, что большинство жалостливых историй о дискриминации на работе — это жалобы ленивых черных, которых уволили за лень. Случаи дискриминации, конечно, есть, только все-таки надо их доказывать не просто фразой «меня унижают на работе потому что я черный» или «начальник на меня смотрел, и я почувствовала себя изнасилованной».

Сейчас у меня лично отбирают приватность, взамен выдавая набор прав, который мне не нужен. Право на протесты — исключительно против капиталистов, правых, государства, нормальных. Могу я выйти на протест против забастовщиков, левых, могу я взять и напечатать в центральной прессе статьи про хорошего Пиночета/Маккарти и про то, что Че был дерьмо и моральный урод? Нет. Не возьмут, сочувственно посмотрят в глаза и дадут понять, что конъюнктура не та.
Право на детей… у меня и детей-то нет, я и не хочу их пока, да и мужа буду выбирать не с целью развестись с ним потом и отсудить у него что-то.
Право на забастовку. Но я не хочу бастовать, я вообще довольно убежденная синдикалистка и считаю, что спасение не в «классовой борьбе», а в «классовом сотрудничестве» и солидарности.
Право, право, право, которое мне не нужно и которое я не собираюсь использовать — а взамен псевдогосударственные структуры получили право лезть в мою личную жизнь, а всякие гондоны — осуждать меня за то, что я их не люблю, да еще и в судебном порядке. Не, да пошло бы оно все нахуй, а.

И что лучше — вот то, что я выше назвала, или приватность? Как по мне, так приватность важнее. Но она соблюдается только тогда, когда все коллективно выполняют правило «прайваси работает на твоей территории». Когда кто-то не выполняет и нарушает законы Политического, т.е. демонстрирует публике приватное и не дает ей судить об этом — он допускает извращенную политоту в частную жизнь, и в итоге она лезет отовсюду, везде одни и те же мемы, одинаковые абсолютно морды, какие-то попытки вскрыть чужие частные дела, симпатии к ассанжам, которые воруют закрытые данные и прочее. Жизнь становится нервозной. А я не хочу нервов, зачем нервы, не надо нервы. Я хочу свою privacy и хочу чтобы принцип «вынес в публичное пространство — политизировал — будь готов держать ответ» работал.

Вот как-то так оно выходит. Естественно, традиционное — не надо считать это манифестом и программой партии, просто обычные жизненные рассуждалова. Редактору, пожелавшему остаться в тени, спасибо за редакцию:)

Ссылка на источник: http://h0la-kitty.livejournal.com/199011.html

300
Комментарии (0)

Выберите из списка
2020
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009