ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭПИТАФИЯ: какие брёвна мы не видим в своём глазу.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭПИТАФИЯ: какие брёвна мы не видим в своём глазу.

Однажды Познера спросили: «Вы написали прекрасную книгу про Америку. Не напишите ли что-то подобное о России?»
На что он ответил:
- Уже не смогу. Глаз «замылился».
И пояснил мысль на примере.
- Едем на дачу с внуком. Мальчик только что из Америки, впервые в России.
Внимательно смотрит из окна на новую для него страну. А потом спрашивает:
- Дедушка, а для чего каждый столб на дороге наклонён в разном направлении?
И заключил: так вот я сам подобного уже не замечаю.
Поэтому и книгу написать не смогу.

==============================================================================
Наша страна сейчас отстаёт экономически.
Но дискуссии на разных площадках до сих пор не выявили, почему это происходит. И оттого, найдём мы решение или нет, зависит наше будущее.

На самом деле, ответ есть, и он очевиден. Но увидеть его россияне просто не в силах: мировоззрение не позволяет.

Я предлагаю рассмотреть особенность мышления наших людей.

Годы наш человек жил в повсеместной сдельщине.
Сдельщик самой формой оплаты поощрен работать не по регламенту, пропускать операции или выполнять их не так, как предписано. Им фактически предлагается сыграть в игру «обмани норму»: если сделаешь больше, чем рассчитано, больше и получишь. И сдельщики в погоне за объемом выпуска нарушают все и всяческие нормы, в том числе технические регламенты, санитарные и экологические нормативы. Равно как и закон об охране труда.
От него ждут больше «штук», и он старается сделать их как можно больше. За счет этого он обеспечивает себе приработок. Им есть дело до расчетов — поскольку нужно заранее нейтрализовать все риски, связанные с работой. Они не принимают задание к исполнению, как их коллеги-повременщики. Они подвергают его анализу (речь не о технологах), нередко корректируют в своих интересах – чтобы больше заработать.
Последствия столь разных подходов налицо: продукция наших и западных предприятий несет на себе клеймо, сделано оно повременщиком или сдельщиком Наш владелец завален рекламациями и штрафами за некондицию. Он же платит за гибель и увечья рабочих. Вдобавок полностью теряет конкурентоспособность.
Всё окружение сдельщика, как и он сам, знают, что он отнюдь не изнуряет себя, не рвет жилы ради работы, а наоборот – обманывает всех. Любой наш сдельщик обеспечивает себе приработок, не затрачивает больших физических усилий, чем его коллеги по цеху: молотит техника. Его же работа – творческая и головой. Никаких физических усилий! Только придумать техническое решение – и можно годы валяться на печи, когда другие вламывают.
И это говоря об объеме.
А куда важнее подумать о том, кто проверял эти тайные приёмчики? Во всяком случае, спутники с орбит сходят, ракеты падают, Глонасс только нечеловеческими усилиями кое-как втиснули в ряд работающих технологий. А сколько всего встало в борозде, утонуло, взорвалось, сгорело или кого-то прихлопнуло? Везде видно вмешательство сдельщика.
Закрывать глаза на это – преступление.

Высокая выработка сдельщика не есть рост производительности: его тайная технология не закреплена документально, никому не известна. Она оплачивается по другим нормам. Потому его зарплата всегда незаработанная.
За десятилетия господства сдельщины советский человек получил соответствующее мировоззрение. Он не хочет действовать по инструкции, он стремится к «творчеству», обойти норму. И у начальства нет привычки требовать буквального исполнения правил и регламентов. Не поймали на браке – значит, все отлично.
Добившись своего, сделав из станка инвалида, он начинает получать не по строгой норме, имеет возможность завышать траты, даже не используя никаких тайных оснасток и без дополнительного выпуска. Увечная техника уже сама по себе дает возможность сдельщику впредь постоянно подкармливаться.
Но особенный ущерб по этой же схеме наносят производству руководители среднего и высшего звена. Перед ними в этой ситуации открывается огромное поле для инициативы в сфере «выводиловки».
Менеджеры свои функции сваливают на сдельщика: тот ради приработка сам все отыщет и подготовит для производственного процесса. Даже чертежей на новую деталь нередко не готовят: так, набросок от руки. И сдельщику его достаточно, ведь такое задание освобождает от контроля.

Ни о какой плановости или о снижении затрат при сдельщине говорить не приходится. Достигнутая производительность дает среднему звену «валюту» для торговли и с исполнителями, и с начальниками. Причем это не обязательно деньги.
В целом государство не извлекает пользу от технической мысли сдельщика; оно не может достичь внутренней стабильности из-за стимулируемой конфликтности в обществе. Да и во властных структурах.

В государстве формируется ситуация, ёмко называемая «бардак», по существу идет распад всех связей и иерархий.

103
Комментарии (1)
  • 20 февраля 2017 в 22:24 • #
    Станислав К

    Как то зло у Вас, Светлана, про сдельную форму оплаты труда, да и где вы её сейчас встретите на производствах ВПК??? Это уже все давно в прошлом, разве что у частников... Сама форма сдельной оплаты идеальна, она не дает исполнителю оставаться мартышкой, тупо нажимающей на кнопки, а заставляет его включать свои мозги. Пример;опытный технолог посчитал время на изготовление одной детали-90 минут, оператор попробовал, порылся в нете, сделал приспособу и у него эта деталь получается за 45 минут. Без потери качества, нарушений Т.Б. и совершенно без какого либо брака. Не гробя станок и дорогущий инструмент. И где в этом злой умысел и почему последнему не платить два оклада?
    ....."В целом государство не извлекает пользу от технической мысли сдельщика; оно не может достичь внутренней стабильности из-за стимулируемой конфликтности в обществе. Да и во властных структурах."
    А вот это уже действительно проблема государства, а не сдельщика... И то что у нас юристы пытаются учить меня - технаря, как делать деталь если они платят... Врачи поют, повара строят дома, а учителя моют посуду - это действительно БАРДАК!!!


Выберите из списка
2018
2018
2017
2016
2014
2013
2012