Интервью с заместителем министра энергетики Сергеем Кудряшовым

Интервью с заместителем министра энергетики Сергеем Кудряшовым

За ценами на нефть сегодня следят не только специалисты. Слова «баррель» и «нефтяные пошлины» уже не требуют дополнительных разъяснений — их значение многим знакомо. О том, как складывается ситуация в российской нефтяной отрасли в условиях финансового кризиса и низких цен на «черное золото», читателям «Российской газеты» рассказал заместитель министра энергетики Сергей Кудряшов.

Сергей Иванович, как для нефтяников и газовиков этот год начался? О чем говорят показатели?

Могу смело сказать, что российская нефтегазовая отрасль сегодня работает стабильно. Это видно из результатов мониторинга — нынешние объемы добычи практически совпадают с прошлогодними показателями. Разница есть, но она несущественна и объясняется календарем: прошлый год был високосным, и соответственно в нем были лишние сутки. Так что ни о каком производственном кризисе в нефтегазовой отрасли сегодня говорить не приходится, работа идет вовсю в соответствии с графиками. И все же отрицать влияние экономического кризиса не буду. Нужно признаться, что острая ситуация была в конце прошлого года. Из-за резкого падения мировых цен на нефть и нефтепродукты, а также из-за высоких экспортных пошлин, которые рассчитывались на основе цен третьего квартала 2008 года, многие нефтяные компании к декабрю вышли на убытки. Но российское правительство провело корректировку экспортных пошлин в сторону уменьшения, и это позволило сохранить объем производства и уровень инвестиций в отрасль. Кстати, девальвация рубля тоже хорошо поддержала нефтяные компании.

Какие еще антикризисные меры были приняты? О каких результатах уже можно говорить?

Во-первых, снижена ставка налога на добычу полезных ископаемых при добыче нефти. Была уточнена формула расчета коэффициента, которая зависит от динамики мировых цен на нефть: не облагаемый налогом минимум цены нефти был увеличен с 9 до 15 долларов за баррель. Это позволит обеспечить дополнительные инвестиции в отрасль в объеме около 130–140 миллиардов рублей в год.

Во-вторых, была установлена нулевая ставка НДПИ при добыче нефти на участках недр, расположенных севернее полярного круга, а также в Азовском и Каспийском морях, на территории Ненецкого автономного округа и на полуострове Ямал.

В-третьих, были изменены правила применения льготного налогообложения для выработанных месторождений. По нашим оценкам, это позволит обеспечить дополнительные инвестиции в развитие нефтяного комплекса в объеме 30–35 миллиардов рублей ежегодно.

Инвестиции, да еще дополнительные, в условиях финансового кризиса дорогого стоят. И какая в целом ожидается сумма вливаний в нефтегазовую отрасль?

Мы рассчитываем, что вложения в нефтяную отрасль сохранятся на уровне одного триллиона рублей. В первую очередь инвестиции будут, конечно, направлены в бурение и развитие новых проектов. Кроме этого, сегодня отрасль серьезно инвестирует в проекты по повышению глубины нефтепереработки и утилизации попутного газа. Есть первые результаты от реализации программы утилизации попутного нефтяного газа, в 2008 году на 2,6 млрд куб. метров снижен объем сжигаемого газа. Немаловажно в кризисное время и то, что нефтяной сектор, обладает самым большим мультипликативным влиянием на смежные отрасли народного хозяйства. И эта цепочка не должна прерваться. Принятые решения по стабилизации в «нефтянке» позволят сохранить объемы производства для металлургии, машиностроения и других отраслей.

Сергей Иванович, а какие прогнозы добычи нефти можно сделать уже сейчас?

Тут, боюсь, конкретного я вам ничего не скажу. Мы не делаем прогнозов, мы исходим из реальной ситуации. Россия готова к тем вызовам рынка, которые диктует нынешний финансово-экономический кризис. У нас есть возможность сохранения объемов добычи на докризисном уровне. Конечно, многое зависит от мирового спроса на энергоносители, однако надо учитывать большой потенциал внутреннего рынка. В 2008 году суммарное потребление светлых видов топлива возросло на 4,3 миллиона тонн. При этом удельное потребление автомобильного топлива у нас вдвое меньше, чем, например, в Германии, и в 4 раза меньше, чем в США. Поэтому одним из приоритетов антикризисной программы является стимулирование внутреннего спроса, в том числе на нефть и нефтепродукты. Поверьте, в министерстве энергетики это все прекрасно понимают и активно этим занимаются. Сегодняшняя динамика добычи нефти показывает, что потенциально отрасль способна даже незначительно превзойти результаты прошлого года. На это в первую очередь повлияет запуск ряда новых месторождений из Восточной Сибири. Талаканское и Верхнечонское месторождения были запущены в эксплуатацию в прошлом году, благодаря строительству первого участка ВСТО. В этом году планируется запуск уникального Ванкорского месторождения.

Последнее время очень много говорится о пересмотре генеральных схем развития энергетики. Доводилось слышать о сворачивании некоторых проектов…

В настоящий момент министерством энергетики ведется работа над отраслевыми генеральными схемами. Практически завершена работа над генеральной схемой развития газовой отрасли, в которой все синхронизировано — от недропользования до газохимии и газораспределения (конечно, кризис может повлиять на сроки реализации программ). То же самое мы хотим сделать и в нефтяной отрасли, развивавшейся до сих пор неравномерно. Но вскоре она будет иметь единую направленность. Ген схема нефтяной отрасли синхронизирует все направления — от добычи до переработки и реализации. Она сможет увязывать их с развитием инфраструктуры, с утилизацией попутного газа, другими важными вопросами. Все это объединяется в один документ. Так что все идет по плану.

Скажите, а возможен ли возврат к выделенным экспортным направлениям по качеству нефти?

Идея выделения экспортных направлений по качеству нефти сейчас прорабатывается. Необходимо оценить экономический эффект этого, взвесить все плюсы и минусы. Пока же очень рано говорить о принятии окончательного решения. Над ним трудится рабочая группа нашего министерства энергетики. На основе анализа существующих сейчас грузопотоков и прогнозов их дальнейшего развития в увязке с центрами развития нефтедобычи были отобраны сорта российской нефти для поставки на экспорт по технологическим коридорам.

В прессе появились сообщения о том, что в России будет принят федеральный закон «О нефти». Для чего он нужен?

Этот закон необходим для систематизации отношений всех участников деятельности в нефтяной отрасли. Сейчас система правовых отношений в нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности формируется из положений общих для всех отраслей экономики законодательных актов. Они не имеют системного характера и не всегда учитывают спе цифику деятельности предприятий нефтяного комплекса и его структурные особенности. Именно поэтому и нужен специальный закон, который будет регулировать правовые отношения в нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности, на самих предприятиях, которые транспортируют нефть. И сейчас мы полным ходом разрабатываем концепцию этого закона.

Cправка

В 2008 году эксплуатационный фонд скважин в целом по России увеличился с 157,1 тыс. штук (в 2007 г.) до 158,4 тыс. В том числе на западносибирских месторождениях — с 77,2 тыс. штук до 78,2 тыс. соответственно. Новых скважин было введено в прошлом году 5593 штуки (5201 — в 2007 г.). На месторождениях Западной Сибири — 3855 скважин (3605 — в 2007 г.). По данным экспертов, показатели удельных капитальных вложений в нефтедобычу на тонну производимого сырья (по ним судят о затратности и окупаемости производства) по-прежнему позволяют считать европейскую часть РФ самым привлекательным инвестиционным регионом для небольших компаний, не располагающих финансовыми ресурсами для освоения новых месторождений в труднодоступных и отдаленных районах страны

http://www.rg.ru/2009/05/13/trillion.html

233
Комментарии (1)
  • 14 мая 2009 в 05:40 • #
    Александр Орлов

    И ни слова о реинвестировании в инновации, о диверсификации, о повышении эффективности за счет развити "принефтяной" инфраструктуры.
    Все та же унылая и бесперспектиная для будущего колея, финиш которой - в полном и окончательном изъятии ресурсов и окончательное банкротство государства.
    А. Орлов