в аду нет огня .каждый приносит его с собой

в аду нет огня .каждый приносит его с собой

Алексей Грачев, 21-01-2012 11:37(ссылка)Это спам
Республика Зомби. 20 лет назад распалась Югославия

В некогда мощной стране теперь размещены базы НАТО, самый популярный политик — мёртвый коммунист, а жители до сих пор не могут понять, что заставило их убивать друг друга.
Город разделился на три части: мусульмане окопались в центре, под мечетями, хорваты — на околице, ближе к своей церкви, сербы прорвались со стороны реки. Всюду вповалку лежали трупы. Нельзя было пройти, чтобы не наступить на чью-то руку или ногу, кровь потоком залила всю мостовую. Убивали подряд женщин, детей, стариков просто за то, что одни крестятся, а другие молятся Аллаху. Не осталось ни единого целого здания — они либо горели, либо рухнули. Старый мост взорвали, он упал в воду.
«Мы купались в крови»

Таксист Азиз ведёт меня по Мостару — городу в Боснии, на его улицах в 1992–1995 гг. бывшие граждане бывшей Югославии дрались за каждый квартал. Часть домов отреставрирована (привинчены таблички «Дар Евросоюза»), но те, что в стороне от троп туристов, до сих пор несут на стенах следы пуль и осколков. Мост тоже восстановили, и теперь он как новый. Азиз показывает на окно, откуда стрелял в своего соседа-хорвата.

  • Но я не попал. Он более умелый, и у него хороший автомат. Ранил меня в плечо.
  • А зачем ты в него стрелял-то вообще? Отношения были плохие?
  • Почему? Отличный мужик, водку вместе пили. Просто, понимаешь, мы раньше были югославы, а потом как-то резко начали страну делить. И вчерашний сосед — враг. Веришь ли, я сам не понимаю, с чего мы вдруг схватились за ножи, чтобы резать друг друга.

…Теперь Азиз вечерами опять пьёт водку — с тем самым соседом, когда-то удачно всадившим в него пулю. Оба стараются не вспоминать прошлого. Следует заметить, что в бывшей Югославии вообще не любят говорить о войне. Ни один человек внятно не смог объяснить мне причину, почему он пошёл убивать соседей, друзей, знакомых, что всегда жили с ним рядом бок о бок. Мусульмане против сербов и хорватов. Хорваты против сербов и мусульман.

Сербы против всех. «Мы купались в крови и не могли остановиться,— говорит мне хорват Станко Миланович.— Это было массовое сумасшествие — мы пожирали человеческую плоть, как зомби». Во время боёв в экс-Югославии погибло 250 тысяч человек (из 20-миллионного населения), 4 миллиона сбежали за границу. Экс-столица Белград (вместе с десятками других городов) подверглась бомбардировкам авиации НАТО, а Югославия распалась на десять государств: шесть «официальных» и четыре никем не признанных.

Горстка слабосильных стран-карликов — всё, что осталось от мощной державы, боровшейся с Гитлером, не боявшейся враждовать со Сталиным и обладавшей 600-тысячной армией. Её величие обратилось в пыль: одни республики выживают за счёт пляжного туризма, другие нищенствуют и просят денег у Запада, а войска НАТО с удобствами разместились на территории Боснии, Сербии и Македонии.

«Русский? Вали отсюда!»

  • Все мы куда-то бежали,— вспоминает Мария Кралич, хозяйка кафе в боснийском городе Требинье.— Я жила в хорватском Дубровнике, наш дом подожгли. Муж и я выпрыгнули в окно — он в трусах, я в домашнем халате. Нас хотели убить только за то, что мы сербы. Теперь прячемся здесь и ясно, что домой больше никогда не вернёмся.
    В самом Требинье пустует старый центр с османскими мечетями — сербы выгнали из города жителей-мусульман. Дубровник, откуда сбежала Мария,— сейчас роскошный морской курорт, цены на отели выше, чем в Москве.

На окраинах, вдали от туристов, таятся пустые сербские церкви — закопчённые огнём, с выбитыми окнами, расписанные граффити. Стоит навести фотокамеру — появляются доброхоты: «Русский? Это вы сербов поддерживали. Вали отсюда, пока цел!» Это ещё неплохо — в Косове православные храмы просто взрывают. В столице Боснии Сараеве, когда в 1995 г. город разделили на две части, сербскую и мусульманскую, сербы ушли на «свою» сторону, забрав даже гробы отцов и дедов с кладбищ, чтобы их кости не осквернили иноверцы. Война закончилась, и соседи, в одночасье ставшие врагами, с трудом помирились, но не простили друг другу резню. Ад, где погасло пламя, всё равно остаётся адом… пусть там теперь и прохладно.

  • Не подскажете, как пройти на бульвар Билла Клинтона?
  • Да это же в самом центре…видите вон того истукана? Памятник бывшему любовнику Моники Левински в Приштине трудно не заметить. Албанские сепаратисты в Косове крайне признательны президенту США за решение бомбить Югославию весной 1999 г. Два миллиона сербов бежали на север республики и ютятся там в обшарпанных домах.

Проходя по улице, мы беседуем с водителем-черногорцем шёпотом: за разговор по-сербски в Косове могут убить — просто так, без причины. Хозяйка гостиницы в Пече рассматривает мой паспорт с двуглавым орлом (такой же — на гербе Сербии) и тихо говорит: «Будь вы сам дьявол, мне нужны постояльцы. Заселяйтесь, только нигде не говорите, что вы русский».

…Пожалуй, единственное, что объединяет сейчас жителей растерзанной в клочья страны,— это страстная любовь к её основателю маршалу Иосипу Броз Тито. «Никогда мы не будем жить так классно, как жили при Тито»,— вздыхает албанец Хасан, подвозя меня к блокпосту сербских пограничников. «Вам в Советском Союзе такое и не снилось»,— вторит ему босниец Яско.

«Это был настоящий рай: магазины ломятся от еды, в Германию и Францию можно ездить без визы, почти нет преступности». «В Европе нас уважали, а теперь считают за нищих родственников,— плюётся хорват Стефан.— Тито был великий человек». Согласно опросам, пожелай умерший в 1980 г. лидер Югославии стать сейчас главой государства, за него проголосовали бы 65 (!) процентов населения. Вот только мёртвым в президенты баллотироваться запрещено — да и сама страна уже мертва…

«Сценарий распада Югославии готовился и для СССР, а сейчас планируется для России». Правы ли аналитики с Балкан?

Георгий Зотов

350
Комментарии (0)

Выберите из списка
2019
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009