Викториана

Виктор Бут: Мое дело политическое, а не уголовное

Профсоюз граждан России уже не раз проводил акции в поддержку незаконно похищенного Соединенными Штатами гражданина России Виктора Бута и требовал его возвращения на Родину. ПГР продолжает оказывать поддержку нашему соотечественнику. 28 марта 2012 года в США должен пройти суд — в этот день мы планируем провести серию пикетов у американских дипломатических миссий в России.
В середине февраля корреспондент РИА НОВОСТИ Лариса Саенко взяла у Виктора Бута интервью. Интервью крайне интересное. Однако читая его прошу обратить ваше внимание на его оценку митингов «За честные выборы», которые тогда были в самом разгаре. И его прогноз — за что в итоге проголосует народ России.
Все это характеризует Виктора Бута, как гражданина России…

Источник: http://ria.ru/interview/20120213/564504884.html

  • Вы стали мишенью довольно сложной операции американских спецслужб, ставившей целью доставить россиянина в США и посадить на скамью подсудимых. В чем, на Ваш взгляд, причины того, чтобы именно Вы оказались этой мишенью?

— Мое дело политическое, а не уголовное. Как говорит Фидель Кастро, история меня оправдает. Я мешал американцам, поскольку был реальной фигурой в Африке, где вел бизнес, пытался что-то делать. Мы вывозили раненых, спасали людей, доставляли лекарства и оборудование для госпиталей, системы очистки воды. Приходилось даже перебрасывать слонов из ЮАР в Анголу. Президенты говорили мне: «Доставь нужный груз в Рим, Париж, отвези золото туда-то». Я держал рот закрытым, потому, что это тайны не мои. Непонятные люди регулярно подкатывались ко мне с просьбой делиться информацией, сотрудничать, но я отказывался. Думаю, из-за этого и начали отлов — я там стал мешать.

Подробности дела Виктора Бута >>

В мире идет разрушение баланса, сложившегося после Второй мировой войны. В Таиланде посол США — более важная персона, чем премьер-министр. В Шардже (ОАЭ — прим. ред.) мой офис закрыли по требованию послов США и Великобритании. А в Африке началась вторая волна колонизации — американцы скупают земли в Конго, Замбии, Мозамбике. Ливии Каддафи, которая проводила интеграционную линию на континенте, больше нет. Континент «зачищен».

— Вы не признали себя виновным ни по одному пункту. Тем не менее присяжные единогласно вынесли Вам обвинительный вердикт на основе материалов дела. Вы действительно хотели помогать сражаться с американцами в Колумбии, поставляя оружие FARC (Революционные вооруженные силы Колумбии — прим. ред.), как это следует из стенограмм, которые мы слышали в суде?

— Я нигде не сказал «пойду убивать». В беседе с так называемыми представителями FARC я сказал: «Вы правы». Я имею право на свое мнение по поводу этой организации. Террористами их назвали США. А воюют они на самом деле за крестьян, против наркомафии.

Меня обвинили в умысле, в сказанных словах. Но в Латинской Америке любой разговор начинается с выражения антипатии к Америке. Эта тема даже популярнее, чем футбол. Да и за что ее любить, особенно после Ирака, Пакистана?

Да, я против Америки, против ее экспансии, против разрушения природы. Америка — раковая опухоль на теле земли. Это мое личное мнение, я имею на него право. Но ехать воевать в Колумбию я не собирался. То, что меня судят за мое мнение, — это средневековая инквизиция, только вместо костра меня посадят на всю жизнь.

— Вы впервые попали в США сразу в тюрьму. Но у Вас есть возможность слушать различные радиостанции, читать газеты. Изменилось ли Ваше отношение к стране за 14 месяцев, проведенных в заключении?

— США используют демократическую риторику, но от того, что я тут понял за 14 месяцев, волосы дыбом встают. У нас, людей, выросших в СССР, есть прививка от пропаганды. Но здесь — сплошная геббельсовская пропаганда, особенно о событиях в Москве. New York Times хуже советской «Правды», особенно в том, что касается российских митингов. Я уверен, что протесты «За честные выборы» — проект если не Вашингтонского обкома, то заграницы точно. Те, кто выходят на площадь,не Россия. Национальной идеи никто из их лидеров не предложил. А в России люди будут голосовать за порядок.

Но я также понял в тюрьме, что Америка — это не только Белый дом, здесь есть разумные люди — как Джесси Вентура. Очевидно, что разница между демократами и республиканцами мала: и те, и другие контролируются Уолл-стрит. А самый реальный сектор экономики — ВПК да тюремный.

Я думаю, что тут зреет социальная революция, спонтанные бунты за социальную справедливость. Большинство людей — не левые и не правые, так их делят политики. У США, с одной стороны, амбиции контролировать мир, а с другой — внутренняя анархия, многие районы управляются гангстерскими бандами. Я думаю, народ проснется от рабства, сметет свои цепи и разгромит Уолл-стрит.

— У вас довольно одиозный имидж — книги, фильмы, статьи… Вы согласны с определениями «оружейный барон», «торговец смертью»?

— Я никогда не продавал оружие, но даже если бы продавал, в этом нет преступления — убить можно и сковородкой.

У меня были два-три заказа на перевозку оружия от правительств банановых республик, но если не я, его поставила бы Lufthansa или еще кто-нибудь. Нет закона, наказывающего перевозчиков. Кто-то оружие продал, кто-то купил — при чем тут те, кто его возил? Все эти утверждения, что я поставлял оружие из Болгарии, Румынии, Украины, — бездоказательная англосаксонская истерика. Никакой я не «торговец смертью», и автор книги Дуглас Фара со мной ни разу в жизни не встречался. Торговцы смертью — это сами США, больше всех в мире продающие вооружение.

— Почему Вы оказались фигурантом санкционных списков Совета Безопасности ООН?

— Информация кочует из одной инстанции в другую, никто не утруждался расследованием. ООН превратилась в кучу бюрократов, занимающихся решением своих собственных проблем. Она не разрешила ни одного конфликта в Африке, переведя их в состояние замороженных. Это значит, что в любой бывшей конфликтной точке зреет нарыв, готовый воспалиться. Любые санкции, любые эмбарго — это продолжение войны. Я своими глазами видел в Африке спровоцированные властями гуманитарные кризисы и разворованную гуманитарную помощь. Хотя в целом африканская деревня самодостаточна, как любая деревня вообще. Я многому научился у этих людей. Африка чем-то напоминает Россию своей задумчивой медитативностью.

— Западные СМИ писали, что Вы знаете «черные» схемы поставок вооружений из России, что Вы действовали под прикрытием очень высокопоставленных персон в российской иерархии, состояли чуть ли не в друзьях с первыми лицами…

— Никаких нелегальных поставок оружия из России нет и быть не может, потому что никто, кроме правительства, этим не занимается. По поводу дружбы… Ну, с друзьями ведь так не поступают (улыбается и разводит руками). К счастью или к несчастью, но таких высоких связей у меня нет.

— Дело Бута вначале преподносилось защитой как рикошет внутриполитических разборок Вашингтона в связи с тем, что Ваша фирма выполняла заказы на переброску грузов в Ирак сразу после начала войны. Однако затем на процессе мы слышали уже другую версию, лишенную вашингтонского следа, — о том, что Вы хотели обвести вокруг пальца «клиентов», просто сбыв им два самолета…

— Логику процесса определяет судья — она указывает, что будет рассматриваться на процессе, а что не имеет, по ее мнению, прямого отношения и запрещено к упоминанию… Так выпала политическая версия. По поводу Ирака — я никогда не выполнял заказы США. Лично я — никогда, может быть, фирма моего брата выполняла, но я этого не знаю. Что стало с теми двумя самолетами, которые я намеревался продать, даже не знаю. Может быть, они до сих пор стоят в Шардже.

— Вы производите впечатление очень политизированного и убежденного человека… А кто ваши духовные наставники?

— Когда разрушают твой бизнес, начинаешь интересоваться политикой. У меня есть симпатии ко многим революционерам прошлого века. Привлекает их человечность, их стойкостьте же Че Гевара, Фидель, которого не смогла сломать Америка. На Кубе бесплатное образование, самая лучшая в мире бесплатная медицина. У меня была возможность познакомиться с жизнью в Латинской Америке, в Африке, и я убедился: все, что писали Маркс и Энгельс, что написал Ленин в статье «Империализм как высшая стадия капитализма», оказалось правдой.

Да и мы в России за последние 20 лет так называемого капитализма не стали счастливее. Купить можно все — и все приносит разочарование.

Люди, которых я считаю своими духовными лидерами, — Лев Толстой, Иван Ильин. Я разделяю взгляды Иисуса Христа, Будды, Заратустры, Кришны, хотя не считаю себя приверженцем ни одной конкретной религии.

В Африке я встречал много достойных людей — в первую очередь, это Нельсон Мандела. Хотя он не сделал жизнь лучше, потому что побоялся раздербанивать компанию De Beers.

— Но Вы ведь и сами были предпринимателем, человеком бизнеса, капиталистом.

— Бизнес для меня не был делом жизни, я видел всю эту фальшь. Он построен по принципу «обмани». Сначала ты — хозяин бизнеса, а потом он — твой хозяин. Я даже чувствую облегчение от того, что у меня нет моих трех беспрерывно звонящих мобильников. «А ты где? А что лучше купить — маленькие по три рубля, или большие по пять?» Сама природа отторгает нашу цивилизацию одноразовой посуды, бездуховную идеологию потребления.

Не все было плохо в СССР. Ошибками Ленина и Сталина было то, что они не сохранили многоукладность экономики. У Сталина было много перегибов, но для себя он ничего не скопил, ни для родных, ни для друзей, наоборот, расстрелял их. Он принял страну от сохи и довел до ядерного оружия.

Я думаю, у России свой, третий путь развития — не СССР и не ельцинский раздрай. Назовите это колхозом, назовите общиной, назовите кибуцем, но люди не могут быть отрешенными друг от друга, от земли, как в больших городах, по сути, превратившихся в пустыни. Я вырос на улице, которая была под надзором старушек, где под одной крышей жили несколько поколений, где вместе праздновали свадьбы и вместе хоронили… Мне кажется, что тогда люди были счастливее. Собрать бы назад все мозги, покинувшие Россию, — мы стали бы супердержавой.

— Вы надеетесь на то, что Россия вернет Вас на родину?

— Надежда — это механизм защиты. Зачем тратить энергию на мечты? Я живу здесь и сейчас. Позиция МИД подтверждает, что Россия во всем разобралась и требует применения международного права, а не замены его на право сильного. Конечно, хочется на свободу, но я понимаю, что есть реалии, что должны совпасть обстоятельства. Например, США надо будет согласие России на продление пролета (над ее территорией — прим. ред.) для транспортировки грузов в Афганистан. Я понимаю весь огромный объем внешнеполитических проблем, которые должен решить МИД, кроме моей персоны.

— Вы уже готовитесь к своему последнему слову перед вынесением приговора 12 марта, будете просить о снисхождении?

— Ожидаю, что меня приговорят к пожизненному сроку, но слезу не пущу. Даже в одиночной камере полностью забрать мою свободу они не смогли. Я по-своему даже счастлив, если понимать под счастьем отсутствие внутреннего конфликта. Мне не в чем себя корить.

Последнего слова говорить не будуне хочу устраивать шоу. Да и перед кем? «Не то чтобы их глаза были слепы — но их сердца».

P.S. Предыдущие статьи о Викторе Буте

ПГР занимается конкретным делом
Жена Виктора Бута выйдет на пикет у консульства США в Санкт-Петербурге
Алла Бут с нами
Пикетируем МИД России
В Москве возобновляется пикетирование американского посольства
ОНИ признали Бута виновным
На наших глазах уничтожают международное право
Россия обязана защищать своих граждан
Пикеты в поддержку Виктора Бута «Русские своих не бросают!»
Виктор Бут – дело принципа
Виктор Бут о своей экстрадиции и условиях содержания
Битва за Виктора Бута

186
Комментарии (0)

Выберите из списка
2019
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009