Top.Mail.Ru
Арт-посвящения
27 апреля 2010 в 10:21

Арт-посвящения

Алла Дронова:

АЛЛЕ ПУГАЧЁВОЙ

И снова ты ко мне пришла,
В мой дом с экрана ты шагнула,
Я позабыла все дела
И к телевизору прильнула.

И снова песни слышу я,
Как будто всё мне в них знакомо,
Как будто знаешь про меня,
Хоть мы с тобою незнакомы.

Вот «Айсберг» словно бы плывёт,
Не в океане, а в эфире…
И сердце женщины замрёт
От жажды быть с любимым в мире.

Поёшь ты о любви большой,
Как можно без неё прожить?
Ответ у каждого лишь свой,
Но жар в крови не потушить.

И было три счастливых дня
В той песне, что не даст забыть,
Как будто песня про меня,
Когда не знала, как мне быть.

А может, было лишь во сне?
Ты тоже мне об этом пела…
Я подпевала при луне
И будто на сестру смотрела.

В мой дом с экрана ты вошла
И сердце с песней подарила,
И снова за душу взяла,
И навсегда заворожила.

142
  • Тема закрыта
Комментарии (1)
  • 28 апреля 2010 в 08:45 • #
    Алексей Корнеев

    Ольга Бардакова:

    ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ

    Кто застыл отрешённо, кто тупо пытался заплакать,
    Кто от горя завыл, онемев от беды, застонал.
    Ах, жара-то какая, – уж лучше бы холод и слякоть!
    Кто поверит теперь, что он смерти в июле не ждал?

    Вот и лёд на реке! Долго ждали того ледохода!
    И у берега чайка надрывно рыдает: "Всплыви!"
    То ли это судьба, то ли это капризная мода, –
    Запоздалые всхлипы всеобщей народной любви.

    Парус в клочья и душу на клочья от горя,
    И дельфин на подносе, как гусь брюхом кверху лежит.
    И в делёжку пошло этой славы немереной море,
    И по-новому вдруг засверкали тупые ножи.

    Вот и всё! Наконец-то им можно гордиться!
    Снова бал-маскарад, – маски можно уже поменять.
    И не грех, не успел над могилой его повиниться,
    Но зато теперь другом Его, – можно смело считать.

    Жду, секундам, минутам тяжёлым не знаючи счёту.
    Рву на клочья и в клочья из слухов и доводов сеть.
    Ну, когда эти гончие псы отдохнут от охоты!
    Ну, когда упадут и дадут ему песню допеть?

    Вот и кони над пропастью снова заржали,
    Вот и голос охрип, но надрывную ноту беря,
    Я хочу, чтобы песни твои, как и кони, полёт продолжали,
    Холки, взмыленные, на бегу, на ветру серебря.