Top.Mail.Ru
Бородинский бой
9 декабря 2011 в 12:30

Бородинский бой

Бородинский бой

Елена Николаевна, строгая и серьёзная, читала пятиклассникам «Бородино» Лермонтова. Ребята сидели спокойно и молча слушали. В классе было тихо, пожалуй, даже слишком. Некое затишье перед бурей. И, действительно, буря не заставила себя долго ждать.
Сначала пятиклашек не вдохновляло размеренное лермонтовское повествование, но чем напряжённее развивались события, тем оживлённее реагировали ребята.
«Забил снаряд я в пушку туго», – выразительно читала Елена Николаевна.
Иващенко быстро зарядил ручку бумажкой.
«И думал: угощу я друга», – продолжала учительница.
Иващенко тут же угостил Назаряна, попав ему в лоб.
А-а-а! – вскрикнул тот от боли и неожиданности.
– Ты француз! – радостно объявил приятелю Иващенко. – Я тебя убил!
– Я не француз, я армянин! – обиженно проговорил Назарян и, моментально скомкав лист бумаги, произвёл ответный выстрел.
Иващенко увернулся и принялся строить редут из учебников. Назарян последовал его примеру.
Елена Николаевна, увлечённая чтением, не замечала происходящего.
А пятиклассники между тем разделились на два враждующих лагеря. Сазанов, боевая Машка и ещё несколько человек отнесли себя к русским и помогали Иващенко, а Вика, Аня и Калинкин воевали за «француза» Назаряна.
«Звучал булат. Картечь визжала, рука бойцов колоть устала», – читала увлечённая Елена Николаевна и в который раз удивлялась мастерству Лермонтова; перед её глазами не только представали яркие картины, но и отчётливо раздавались звуки битвы.
– Тртт! – тртт! – пиу! – пиу! – пиу! – это Паша Калинкин забрасывал армию Стасика Иващенко обломками карандашей из своего вместительного пенала. Битва принимала нешуточный оборот. У всех уже кончились патроны, а Паша всё кидал и кидал…
В противовес историческому событию сейчас уже русские во главе с Иващенко вот-вот должны были потерпеть грандиозное поражение. Но русского солдата всегда отличали героизм и самоотверженность. И национальный герой Сева Сазанов, разозлившись, подбежал к главному «французу» Газику Назаряну и в одночасье прорвал его укрепления, свалив на пол все учебники. Раздался грохот.
Елена Николаевна наконец очнулась и поняла, что преследовавшие её звуки битвы – не плод разыгравшейся фантазии, а признаки реального боя, который происходил здесь и сейчас, на её уроке.
– Прекратите немедленно! – громко потребовала она. – Уберите ручки, бумажки и линейки!
Ноль эмоций. Пятиклассники не торопились выполнять её требования. Боевая Машка нагло держала над головой линейку, Стасик скручивал очередную бомбу, Калинкин ломал для снарядов карандаши, при этом весь класс вызывающе смотрел на неё, готовый возобновить бой. Только теперь уже не было армий Иващенко и Назаряна. Елена Николаевна поняла, что главный француз – это она, и незамедлительно решила действовать.
– Ну, всё! – грозно закричала учительница. – Вы, кажется, не поняли, что на моих уроках надо учиться! Не хотите по-хорошему, тогда посмотрим, кто кого.
Она пошла в атаку: отобрала линейки у Вики и Машки, захлопнула учебники Назаряна, лишила Калинкина его пенала. В одно мгновение половина дневников оказалась на её столе. Ребята и опомниться не успели, как она построила редут из двоек в классном журнале.
В армии неприятеля началось возмущение: «Так нечестно! Вы не имеете права!» И тогда Елена Николаевна выгнала половину этой армии за дверь. Бой был окончен. Враг сломлен. Учительница литературы праздновала победу.
Притихшие пятиклассники после звонка поплелись на урок математики. Шествие побеждённых возглавляли оба недавних главнокомандующих.
– Эх, надо было Елену Николаевну к себе в армию брать, – говорил Назаряну ошеломлённый Иващенко. – Тогда бы мы вас точно победили.

ОТ ЧЕГО УМЕР МЦЫРИ

Когда молоденькая учительница литературы Елена Николаевна спросила, от чего умер Мцыри, класс дружно опустил головы. Да бог его знает, от чего. Елена Николаевна что-то говорила про любовь к свободе и тоску по родине, но разве от этого умирают?
Как же так, ребята, я ведь объясняла? – Елена Николаевна явно начинала нервничать. – Вспоминайте, что пережил Мцыри: путешествие по горным ущельям, встречу с грузинкой, бой с барсом, наконец. Ну, смелее, смелее…
Елена Николаевна совсем отчаялась получить ответ, и добродушный здоровяк Лёшка Зябликов понял, что нужно спасать урок. Он с шумом поднялся из-за своей парты, почесал в затылке и, придав голосу непоколебимую уверенность, заключил: «Во-первых, Мцыри умер от обезвоживания – он не пил целых три дня. Во-вторых, от ран, нанесённых барсом, и от потери крови, а также, возможно, и от инфекции, так как когти барса были грязные».

СМОТРИ НА СЕБЯ

Как-то раз на уроке литературы Елена Николаевна изучала с пятиклассниками творчество русских поэтов, посвящённое родной природе.
– Сегодня мы поговорим о таких мастерах слова, как Тютчев, Фет, Плещеев, – спокойно рассказывала учительница, – а также познакомимся с произведениями Бунина, Есенина, Рубцова…
– А это что за дурак? – неожиданно выкрикнул со своего места Саша Кашин, увидев в учебнике странного автора Дона Аминадо.
Класс захихикал.
– Кашин, иди к доске! – строго сказала Елена Николаевна.
Мальчик неохотно повиновался.
– Жанры древнерусской литературы? – быстро спросила учительница.
Кашин не ответил.
– Годы жизни Александра Сергеевича Пушкина?
Снова тишина.
Класс засмеялся. Пристыжённый, Саша опустил голову.
– Определение басни? – продолжала опрос учительница.
– Не знаю, – сдался Саша.
– Кто ты? – громко, с нажимом на последнее слово спросила Елена Николаевна.
– Дурак, – покорно ответил мальчик.
– Садись, и прежде чем оскорбить кого-то, всегда смотри на себя…
– Правильно! – улыбнулась соседка Саши Вика и протянула ему листок с искусно нарисованным шаржем.

МЕТКИЙ КАЛИНКИН

Паша Калинкин никогда не был настоящим снайпером. Нерасторопный и медлительный, на физкультуре он редко попадал мячом в футбольные ворота и баскетбольную корзину. А тут, сам от себя не ожидая, очень метко попал в нос Севе Сазанову.
Случилось это перед уроком литературы. Паша сидел за своей партой и перебирал карандаши, как вдруг к мальчику сзади подкрался Сазанов, очень любивший потискать его на перемене.

  • Бу! – громко произнес Сева, резко схватив Калинкина за плечи.
    Паша от испуга подскочил на стуле, непроизвольно закинул руку с карандашом назад и попал отточенным экспонатом музея прямо в нос товарищу.
  • А-а! – закричал Сева. – Калинкин, ты мне нос проткнул! У меня, кажется, там грифель застрял!
    На крик сразу же сбежались пятиклашки.
  • Ничего себе, Калинкин — снайпер! – разглядывая чёрную точку на носу мальчика, улыбался Стасик.
  • Здорово! – обращаясь к Сазанову, восклицал жизнерадостный Назарян. – Ты теперь можешь носом писать!
    Но Сева не собирался писать носом, поэтому отправился к медсестре…
    А уже на следующем уроке русского языка меткий Калинкин всё подчёркивал ручкой, потому что предусмотрительный Сазанов от греха подальше выбросил все его карандаши.

Светлана Сорока http://enp.oblnews.ru/articles/articles_529.html

211
  • Тема закрыта
Комментарии (0)