Top.Mail.Ru
Политолог Игорь Шатров: «Лукашенко торпедирует проект…...

Политолог Игорь Шатров: «Лукашенко торпедирует проект… Назарбаева и Путина! Простит ли ему это… Медведев?»

http://www.newsazerbaijan.ru/analytics/20100118/43234782.html

Подписание документов о создании Таможенного союза (ТС) России, Беларуси и Казахстана является событием гораздо большего масштаба, чем может показаться на первый взгляд. Таможенный союз, как известно, призван сформировать единую таможенную территорию, в пределах которой применяется единый таможенный тариф и другие единые меры торговли с третьими странами. Следующим шагом должно стать создание Единого экономического пространства (ЕЭП), объединяющего таможенные территории государств-участников и обеспечивающего свободу перемещения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Кроме того, страны-участники будут обязаны формировать единую внешнеторговую и согласовывать налоговую, денежно-кредитную и валютно-финансовую политику. Такая высокая степень экономической интеграции заложена в документах, подписанных еще 19 сентября 2003 г. в Ялте президентами России, Беларуси, Казахстана и Украины. Позднее «оранжевое» руководство Украины устранилось от интеграционных процессов, стремясь переориентировать свою внешнюю политику на западное направление. Однако по-прежнему основную долю во внешнеторговом обороте Украины занимают Россия и страны СНГ. Есть основания полагать, что вновь избранный президент Украины в своих оценках будет больше соответствовать текущей экономической ситуации.

Однако ТС и ЕЭП – это всего лишь начало. Существует другой, более масштабный и пока активно не афишируемый проект. Редкие утечки информации на эту тему допускает только президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Ведь с созданием Таможенного союза обретает зримые черты идея, которую он вынашивает уже не один год. Вот что, в частности, Назарбаев говорил на предновогодней встрече с дипломатическим корпусом, аккредитованным в Казахстане: «В условиях кризиса глобализации мы организуем общий рынок с количеством населения более 170 миллионов человек». Так оценил он перспективы ТС и ЕЭП. Отметив, что создание Таможенного союза стало событием исторического масштаба, Назарбаев открыто выразил удовлетворение тем, что наконец-то «обретает реальность наша инициатива о создании Евразийского союза». Назарбаев сказал, что «это будет следующей стадией после единого экономического пространства». Говоря о сроках создания союза, он заметил, что «Европейский союз проходил эту дистанцию 57 лет», однако «у нас есть возможность пройти ее в более короткие сроки».

Что это – очередной приступ ностальгии об утраченном СССР или действительно уже скрытно реализуемый проект, который способен дать толчок качественно новому этапу интеграции на пространстве бывшего СССР, заменив выполнившее свою миссию СНГ? Ряд фактов свидетельствует о том, что второе предположение является более достоверным. «Есть желающие вступить в эту организацию среди стран СНГ, естественно, им придется пройти соответствующие процедуры непростые. Наши три страны подготовили более 30 законодательных актов, которые должны пройти соответствующие внутригосударственные процедуры»,— многозначительно проронил на вышеупомянутой встрече с иностранными дипломатами Назарбаев.

Изменившиеся экономические условия в мире, которые президент Казахстана в своем выступлении назвал «кризисом глобализации», настойчиво диктуют иные подходы к интеграционным проектам. Еще недавно одна только Европа удивляла своим желанием объединиться. Лишив национальные государства вначале прав на собственную кредитно-денежную и валютно-финансовую политику, а затем и многих других суверенных прав, европейцы смогли это сделать, создав общий рынок, способный противостоять глобализационным бурям. При этом не погнушалась взять все лучшее, что было в модели общего государства от Союза, почившего на Востоке. Вслед за европейцами по пути региональной интеграции пошли страны Латинской Америки, арабские государства Персидского залива, формирующие сейчас свои экономические и валютные союзы, однако с угадываемой возможностью перевода их в дальнейшем и в политическую плоскость.

Предварительные условия для интеграции самого высокого уровня на постсоветском пространстве существуют исторически. Еще не забыт общий «проект» – СССР. Государства СНГ в экономическом плане продолжают тяготеть друг к другу. Возможность более тесной интеграции не отвергается почти ни кем из нынешних политических лидеров этих стран. Россия, Беларусь и Казахстан сделали первый шаг. Возвращение в проект Украины со сменой власти видится вполне логичным. На следующем этапе к процессу могли бы подключиться Таджикистан, Кыргызстан и Армения. Однако проект Евроазиатского союза имеет еще более дальние цели, чем восстановление на пространстве бывшего СССР единой экономической инфраструктуры. Он способен изменить не только экономическую, но и государственно-политическую конфигурацию, причем на гораздо большей территории, чем постсоветское пространство.

Создание Евроазиатского союза позволит, в частности, снять вопрос международного признания таких государств, как Абхазия и Южная Осетия. Они имеют шансы вступить в новый союз, поначалу, например, на правах кандидатов. Для этого понадобится только добрая воля и экономическая заинтересованность других стран-участников, даже при отсутствии с их стороны дипломатических отношений. Классический пример такого подхода – Тайвань, который, не смотря на свой неофициальный международный статус, наравне с материковым Китаем является полноправным членом АТЭС и ВТО. Экономическое сотрудничество в подобном случае гораздо важнее, чем политическое признание. Кстати, торгово-экономические отношения, которые все эти годы поддерживает с Сухумом Анкара, могут получить другое наполнение, если в новом союзе окажется Турция. Турция вообще в данном вопросе играет очень существенную роль. Ее позиция может кардинально изменить расклад сил в посткризисной Евразии.

Вообще-то Анкара обладает гораздо большими шансами на вступление в Евроазиатский союз, чем в ЕС. И если такое решение будет принято, это создаст совсем иную политическую конфигурацию на континенте. Тот уровень торгово-экономических отношений между Россией и Турцией, который сложился за последние годы, говорит о реальности подобной перспективы. Россия, несмотря на кризис, остается самым крупным торговым партнером Турции, обгоняя по этому показателю ведущие экономики мира — США, Великобританию и Японию. Только что сделан очередной серьезный шаг. Все платежи между странами отныне будут осуществляться в российских рублях и турецких лирах. Об этом по итогам визита в Россию сообщил премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган. Соответствующие изменения в турецкое законодательство, по его словам, уже внесены. Аналогичные процессы запущены и в России. Обсуждаемую сейчас отмену визового режима между государствами следует рассматривать в том же контексте. Перспективы участия Турции в новом проекте (возможно, поначалу также в качестве наблюдателя, кандидата), по слухам, активно обсуждались на последних российско-турецких переговорах. При этом пакет экономических соглашений, подписанных в ходе визита турецкого премьер-министра Реджепа Эрдогана в российскую столицу, уже выводит отношения между странами на невиданный доселе уровень.

В будущем возможно участие в проекте Евроазиатского союза и Баку, который, проводя независимую внешнюю политику, всегда старался вести ее согласованно с Анкарой. Причем вероятное участие в проекте Армении, которая находится в жесткой военной конфронтации с Азербайджаном, скорее всего, не будет для этого препятствием. Ничего необычного в подобной ситуации нет. Самый близкий пример такого рода — союзники по НАТО Турция и Греция. Проблема Северного Кипра является камнем преткновения в отношениях между двумя государствами, но не мешает им быть партнерами в самой щекотливой области – в сфере военного сотрудничества. Если Армения и Азербайджан найдут общий экономический интерес в восстановлении отношений, даже сохраняя свои позиции по вопросу Нагорного Карабаха неизменными, ситуация сдвинется с мертвой точки. Потребуется только вывести на некоторое время за скобки вопрос Нагорного Карабаха, прагматично оценив взаимные выгоды от перспектив экономического сотрудничества. А такие выгоды есть. В частности, они касаются перспектив организации сухопутного транспортного коридора и транзита грузов для обеспечения масштабных проектов, которые намечены Россией и Турцией. Турция как естественный партнер Азербайджана имеет сейчас больше стимулов к тому, чтобы способствовать поиску азербайджано-армянского компромисса. Россия по аналогичному сценарию способна взаимодействовать с Арменией.

Что касается остающихся пока за скобками других государств постсоветского пространства, то не вызывает удивления даже обсуждение возможности подключения в перспективе к этому проекту Грузии. Новое руководство Грузии рано или поздно будет вынуждено сменить воинственную политику на более миролюбивую. К этому подвигнут экономические реалии. Могли же Грузия и Абхазия даже в условиях военного противостояния вместе эксплуатировать одну электростанцию. И тем более продолжают делать это сейчас. Плотина Ингури ГЭС, как известно, находится на территории Грузии, а рычаги управления ею — на территории Абхазии. И 60% вырабатываемой электроэнергии остается грузинской стороне, а 40% получает абхазская. Конечно, вокруг имущества ГЭС постоянно возникают споры, однако уникальный факт совместного использования энергетического объекта военными противниками существует. Примечательнее даже другое. Уже после Пятидневной войны, в конце декабря 2008 г. Грузия подписала с российской госкомпанией «Интер РАО ЕЭС» меморандум о взаимопонимании по совместному управлению Ингури ГЭС.

Дальнейшее развитие интеграционных связей в названном направлении способно приблизить разрешение и других конфликтов на постсоветском пространстве. В частности, новое реалистичное руководство в Украине способно в контакте с российскими коллегами дать толчок новому раунду приднестровского урегулирования, в котором Киев заинтересован не меньше России. Причем усиливающиеся попытки румынизации Молдовы могут сделать Кишинев более реалистичным в оценках перспектив своего сотрудничества с западными и восточными соседями. Присутствует глубокая заинтересованность в более глубоких интеграционных процессах и у постсоветских государств Центральной Азии, которые уже раздирают серьезные конфликты – за энергетические и водные ресурсы. А с недавних пор Таджикистан и Кыргызстан вновь заговорили о территориальных претензиях друг к другу, подняв вопрос о принадлежности Самарканда и Бухары. Общая платформа для сотрудничества, как и на Южном Кавказе, здесь крайне необходима.

Косвенным подтверждением того, что Москва и Астана не просто вытащили из-под сукна давний интеграционный проект, а сделали его актуальный апгрейд и ведут на этот счет активные переговоры с третьими странами, служит последний демарш Беларуси. Развязанная сразу же после достижения договоренности об учреждении Таможенного союза странная «нефтяная война» инициирована Лукашенко явно не без подачи иностранных советников и цель ее – не достижение уступок со стороны России по объемам поставок нефти для внутреннего потребления. В этом споре текущие экономические реалии являются лишь поводом, а коммерческая выгода представляет из себя приятный бонус. Но не она определяет ход конфликта. Бой ведется за другой трофей. Белорусский президент не скрывает того, что готов поставить под вопрос сам факт создания Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана, грозясь выйти из него в случае отсутствия выгодного для белорусской стороны прогресса на нефтяных переговорах. Включение в интеграционный процесс Украины окончательно изменит расклад сил внутри объединения не в пользу Беларуси. Не секрет, что для Минска более выгодным является существующий «кривой» формат «двойки» – Союзное государство, который позволяет открыто шантажировать Россию. В случае же создания Евроазиатского союза и расширения его в Центральную Азию и на Кавказ, позиции Беларуси потеряются еще больше.

Между тем уже просачивается информация о конкретных планах архитекторов Евроазиатского союза. Якобы решено не изобретать велосипед и, как в истории с введением в России европейских техрегламентов, взять за основу опыт Евросоюза, для ускорения процесса, заимствовав у соседей ряд документов и институтов. Предлагается и похожий алгоритм движения к намеченной цели. Учреждение Союза может состояться уже в текущем году. Если будет сохраняться необходимая динамика процесса, выборы в Евроазиатский парламент могут быть назначены на 2011 год, а в 2012 году могут состояться и выборы президента Евроазиатского союза.

281
Комментарии (0)

Выберите из списка
2010
2010
2009