Top.Mail.Ru
Президент «Ливадийского клуба» Игорь Шатров: «Лукашенко хочет...

Президент «Ливадийского клуба» Игорь Шатров: «Лукашенко хочет быть более русским, чем россияне»

Президент Белоруссии Александр Лукашенко сделал жесткий выпад в отношении премьера РФ Владимира Путина в пятницу на встрече с представителями российских региональных СМИ, сообщает «Коммерсант». На новостные ленты эти слова президента Белоруссии не попали, но поздно вечером в пятницу материал о встрече показало белорусское телевидение, выдав в эфир все скандальные высказывания господина Лукашенко. Поскольку это вряд ли могло быть сделано без его согласия, президент Белоруссии, похоже, сознательно пошел на конфликт с российским премьером, – утверждает издание.

Президент «Ливадийского клуба» Игорь Шатров: «Лукашенко хочет быть более русским, чем россияне»

Особенности белорусского национального характера, которые регулярно показывает миру президент Белоруссии, специфика политической и экономической системы возглавляемого им государства, геополитическое положение его страны таковы, что «еще одного ведущего партнера», кроме России, у Белоруссии не будет до тех пор, пока Лукашенко находится у власти. И в период его президентства еще одной ссоры славянских народов точно не случится. Братская дружба белорусского и русского народов – единственный принцип, которым Лукашенко не готов поступиться. Это основа его политики, которая весьма прагматична и направлена, в первую очередь, на защиту интересов белорусского государства. В ее фундаменте лежит известный с советских времен тезис о вражеском окружении, в котором находится страна. И даже самые близкие, дружественные соседи в таком случае – не друзья, они всего лишь удобные, выгодные попутчики. В качестве внутренней скрепы белорусского общества используются инструменты, отличные от принятых в тех государствах, где вершиной земного пути человека поставлена возможность каждого стать богатым. В атеистическом по сути государстве наличествует идеология, базирующаяся на христианских ценностях и традициях, а не на корыстной конъюнктуре момента. Поэтому экономическая выгода того или иного союза не обязательно является решающим аргументом в пользу его заключения. Не способствует интеграции белорусского государства в европейскую инфраструктуру и наличие между Белоруссией и Европой такого буфера, как Польша. Во взаимоотношениях этих стран много нерешенных вопросов, не обо всем в своем общем прошлом они договорились. Как не обо всем договорились и с другими новыми европейцами – прибалтийскими странами. Это традиционная проблема для модели государства, в котором не экономика определяет правомочность того или иного решения, а иногда даже историческая справедливость. В последнее время, когда экономика как фундаментальная основа общества и одновременно как наука начала давать сбои, иррациональные обоснования, базирующиеся на толковании исторических фактов, легли в основу решений, принятых многими политиками в мире.
Россия в ряду белорусских соседей остается, если использовать предложенную мной выше терминологию, единственным выгодным с идеологической позиции попутчиком. Лукашенко видит Белоруссию в едином пространстве русского мира. Но развивает эту идею глубже. Лучшими представителями русского мира он считает себя и свой народ. Российское руководство, по мысли Минска, неграмотно распоряжается наследством Советского Союза, предает общие для белорусов и россиян идеалы и ценности, в России компрадорская буржуазия и засилье западной идеологии при отсутствии собственной национальной идеи. Москва особо не сопротивляется таким претензиям, при этом приветствует русскую идентичность белорусов. Порой, даже соглашается с трактовкой особой роли и места белорусской нации в нашей общей истории. В этом тоже присутствует практический смысл. Такая политика удерживает соседа в орбите России. Как бы при этом его не сносило периодически то в сторону Европы, то в сторону Латинской Америки, то в сторону Китая, он все равно возвращается в комфортное пространство русского мира, где ему не надо ничего никому доказывать про свое предназначение. России это было выгодно. Ведь до признания Абхазии и Южной Осетии Белоруссия для России также была единственным хорошим соседом, то бишь попутчиком. Современные белорусы, с отцовского благословения своего президента, порой даже больше русские, чем русские, которые живут в России. Лукашенко стремится сохранить эту русскость, удерживая страну в русском мире. Тот же русский язык, являющийся в данном случае надежным цементным раствором, в Белоруссии реально имеет равные права с белорусским, а на практике даже более употребителен. Да и тезисы о европейской идентичности Белоруссии не входят в противоречие с заявлениями о русской идентичности. Это одно и то же и в понимании Лукашенко, и в понимании российского политического класса.
Особенно явственно такая традиционалистская ориентация белорусского президента проявилась во время Первосвятительского визита в Белоруссию Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Обращаясь к Патриарху, атеист (!) Лукашенко тогда, в частности, подчеркнул: «Вы должны считать Беларусь своей родной землей, это – часть огромной канонической территории Русской Православной Церкви». В ответной речи Патриарха президент удостоился немалых слов благодарности за «сохранение тех ценностей, которые для нас являются базисными, – это и есть лицо современного государства, которое не хочет отказываться от своих корней». «Наши народы объединяются не ностальгией по прошлому, – сказал Кирилл,— но системой традиционных ценностей. Даже тогда, когда слово «Бог» было запрещено, христианские ценности не были забыты и изгнаны из жизни народа. Как иначе объяснить невероятный жертвенный героизм белорусского народа во времена Великой Отечественной войны!» И в очередной раз Патриарх обратил внимание Александра Лукашенко на легитимность пребывания его на территории Белоруссии словами: «Патриарх всея Руси не является Патриархом Российской Федерации или какой-либо другой страны», поскольку Святая Русь и ее историческое наследие являют себя в пределах разных современных государств. Но это белорусский президент и без того усвоил для себя давно. Именно таким светским продолжателем традиций Святой Руси и видит он себя, отказывая в праве на это нынешним руководителям России. В этом первопричина бесконечных ссор и столь же бесконечных замирений с Россией. На встрече с Патриархом он еще раз отметил, что «белорусы, познавшие цену войн и бедствий, никогда не изменят единству славянских народов, основанному на православных традициях и культуре». В отличие, надо понимать, от других славянских народов, периодически изменяющих этим традициям.
Выстраивая логическую цепочку дальше, не сложно понять, что жесткое заявление Александра Лукашенко в адрес российского премьер-министра не имеет отношения к эмоциям. В нем должен быть скрыт некий практический смысл. Но чем же вызван последний выпад? Экономическими проблемами государства? Базовый тезис изоляционистской идеологии — о вражеском окружении – позволяет, как я уже отметил, любого друга с легкостью записать в прибившиеся попутчики и быстро сформировать для своего народа образ внешнего врага, повинного во всех бедах. Может, опять пришел черед России занять такую нишу в глазах простого белоруса? Возможно. ЭТО ПЕРВОЕ И САМОЕ ПРОСТОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ.
Все может быть гораздо серьезнее. Возможно, на фоне кризиса к Лукашенко (или к той группе российской элиты, которая его поддерживает) вновь вернулись мысли о более высоком предназначении Батьки, чем тот пост, который он занимает сейчас. Более тесная экономическая интеграция наших государств, формирование новых законодательных органов создаст такие условия, при которых понадобится ввести пост не номинального, а дееспособного союзного президента, который будет избираться всеобщим голосованием граждан России и Белоруссии. В новейшей истории Европы был такой пример – Союзное государство Сербии и Черногории, которое, помимо национальных, имело единые наднациональные органы законодательной и исполнительной власти и общего президента. «Наезд» на Путина – это и проверка российского избирателя на лояльность существующей власти. Это борьба за «электорат» Союзного государства, процесс строительства которого, как кажется Лукашенко, при президенте Медведеве мог бы получить новый импульс. Кстати, в этом корни комплиментов в адрес Медведева по поводу активизации союзнических, в частности, военных программ при новом российском президенте. Скороговоркой озвученное тут же заявление об отсутствии претензий на шапку Мономаха, по-моему, говорит как раз об обратном – наличии желания обладать если не буквально этим, то сравнимым по масштабу артефактом. ЭТО ВТОРОЕ, НА МОЙ ВЗГЛЯД, БОЛЕЕ БЛИЗКОЕ К РЕАЛЬНОСТИ ОБЪЯСНЕНИЕ.
Однако вероятна и прямо противоположная подоплека демарша. Если он согласован с Москвой, то подобный «тест на лояльность» позволит уже не Лукашенко, а российскому руководству проверить настроения в обществе и вовремя принять меры по купированию возможного недовольства населения, а также выявить законспирированную оппозицию. Ведь сам по себе факт заявления для основной массы населения ничего не меняет в представлениях об окружающей действительности. Российское и белорусское общество разделены на сторонников и противников Лукашенко и Медведева – Путина. (Не доверяю социологам в оценках подобного рода предпочтений, поэтому не буду приводить цифры.) То есть часть белорусов не любит своего лидера и ориентируется на Москву. В то же время и часть россиян очень позитивно оценивает режим, установленный в Белоруссии, а Лукашенко для них является кумиром. Перетоков между этими группами в результате очередного заявления (если оно будет разовым, а не началом пропагандистской кампании) не произойдет. Поэтому подобная провокация совершенно безопасна во внутриполитическом смысле. И может являться ТРЕТЬИМ, ТАКЖЕ РЕАЛИСТИЧНЫМ ОБЪЯСНЕНИЕМ ПРОИЗОШЕДШЕГО.
Если же провокация не просто не согласована, а направлена на то, чтобы вбить клин между Медведевым и Путиным, реакция последует. Политическая (словом) – от Медведева, экономическая (без слов) – от Путина.

69
Комментарии (0)

Выберите из списка
2017
2017
2014
2013
2012
2011
2010
2009