Top.Mail.Ru
Президент «Ливадийского клуба», политолог Игорь Шатров...

Президент «Ливадийского клуба», политолог Игорь Шатров считает, что Лукашенко лично обижен на Багапша и Кокойты

Президент «Ливадийского клуба», политолог Игорь Шатров считает, что Лукашенко лично обижен на Багапша и КокойтыБелоруссия будет стараться сделать вопрос признания Абхазии и Южной Осетии в качестве независимых государств предметом торга. Впрочем, давайте не будем лукавить: это в полной мере относится и к латиноамериканским странам, признавшим или намеревающимся признать Абхазию и Южную Осетию. И ничего экстраординарного, из ряда вон выходящего в этом нет. Внешняя политика – это бизнес, где продаются и покупаются именно такие решения.

Лукашенко не мог допустить, чтобы Белоруссия стала первой после России страной, признавшей новые государства. Это было бы унизительным для белорусского лидера и сыграло бы против его имиджа. В этом первая причина длительности изучения вопроса белорусской стороной. Когда на установление дипотношений с Абхазией и Южной Осетией пошел венесуэльский друг Уго, белорусскому президенту пришлось вновь определиться с приоритетами, ответив на вопрос: не упускает ли он что-то важное, происходящее в мире, продолжая доказывать окружающим независимость своей внешней политики? Белоруссия в последние докризисные годы, не находя полного понимания ни в Европе, ни в союзной России, свою внешнюю политику переориентировала на диалог с режимами латиноамериканских государств и Китая, как наиболее идеологически близкими. Однако закрепление в российской внешней политике принципов многовекторности, за которым последовало восстановлением наших позиций в Южной Америке и других далеких уголках земного шара, вынуждает Лукашенко соглашаться на другие роли. В тех странах, о которых на время забыла Россия, но в которых с восхищением вспоминают Советский Союз, Белоруссия до последнего предлагала себя как единственную правопреемницу СССР. С возвращением России на большую политическую арену Белоруссия не может больше занимать прежние позиции. В Латинской Америке, в частности, она теперь по объективным причинам выглядит лишь младшей сестрой России. И если Венесуэла и ее союзники договариваются с Россией по таким вопросам, как признание Абхазии и Южной Осетии, Белоруссия не может позволить себе и дальше так грубо демонстрировать свое особое мнение по этому вопросу.

При этом у президента Белоруссии, на мой взгляд, присутствует личная, с трудом скрываемая обида на президента Абхазии Сергея Багапша и президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты. Ведь они заняли место Лукашенко в ряду друзей и союзников России. И это вторая причина. В отличие от Лукашенко, ни Багапш, ни Кокойты не стесняются своего реального положения на мировой арене и своего положения по отношению к России. Они реалистично оценивают ситуацию. Один показательный пример хотелось бы привести в этой связи. Помню, как Сергею Багапшу в одной из российских телепрограмм задали вопрос, не считает ли он, что Абхазия используется Россией в качестве разменной карты и не смущает ли его это. Президент Абхазии согласился: да, так и есть. Абхазия, действительно, является разменной картой в игре ведущих мировых держав. И продолжил: в той же мере, в коей ими являются Грузия и многие другие страны. Невозможно представить аналогичную реакцию белорусского президента на подобный вопрос. Уровень его личных амбиций гораздо выше. Другой вопрос, насколько самооценка адекватна.

При всем этом Белоруссия может быть реально заинтересована в признании кавказских государств. И это третья причина. Белоруссии действительно необходимы дипломатические отношения с новыми кавказскими государствами. Зачем? Хотя бы с целью получения льгот и преференций в отношении собственных инвестиций, например, в Абхазию, в скором будущем весьма привлекательную туристическую республику. Пока еще остается возможность застолбить здесь территорию. Иначе вскоре здесь будут только российские и турецкие компании. Последним для этого не понадобится даже признание Абхазии Турцией. В отличие от белорусских компаний, которые без одобрения Лукашенко сюда войти не смогут. Кроме того, дипотношения с Абхазией расширяют возможности внешнеполитического маневра Лукашенко. Абхазия намерена строить независимое государство, возможно находящееся в союзе с Россией, но определенно суверенное. То есть не по каждому вопросу у России и Абхазии всегда будет наличествовать совпадение мнений. А политика, как известно, строится на противоречиях. Лукашенко – опытнейший мастер внешнеполитической интриги на постсоветском пространстве. Думается, он будет готов простить Багапшу и Кокойты привилегированность их положения перед Кремлем в угоду перспективе формирования собственной политики на кавказском направлении. К тому же Южная Осетия уже заявила о вероятности вступления в Союзное государство. Подобные намерения могут проявиться и у Абхазии. Поэтому Лукашенко после дипломатической паузы попробует воспользоваться появлением на мировой арене двух новых государств. Его расчет состоит в том, чтобы получить возможность влиять на их внешнюю политику. Признание в числе первых может предоставить такую возможность.

Вот несколько мотивов, которые могут служить основанием для признания Белоруссией Абхазии и Южной Осетии. Однако процесс этот, вероятно, будет нескорым. И я бы обратил внимание сейчас не на изъявление Белоруссией желания подключиться к процессу международного признания Абхазии и Южной Осетии. Будем честны: никто об этом и не заявлял! Достоянием общественности стала информация о сугубо техническом решении – создании рабочей группы «по подготовке рассмотрения вопроса». Подобные группы, не сомневаюсь, имеются и в парламентах ряда других государств, однако об этом так громко не сообщается. Почему же в данном случае тема широко заявлена? Потому что происходит это с подачи самой Белоруссии. Потому что важна не сама информация, а то, на каком фоне она появилась. Фон весьма примечательный: визит Лукашенко в Украину и обсуждение им с Ющенко взаимодействия двух стран в рамках «Восточного партнерства». Батька шлет очередной сигнал одновременно и России, и Европе: он намерен проводить независимую политику и будет для этого использовать все преимущества, которые кризис предоставляет таким транзитным странам, как Белоруссия и Украина. Заявив о дружеских отношениях с Ющенко, Лукашенко в очередной раз безболезненно для себя продемонстрировал России свою особую точку зрения. Операция прикрытия, каковой является заявление о создании рабочей группы, прошла успешно! Какой шаг будет следующим? Найти ответ на этот вопрос – более важная задача, чем исследование кавказского вектора белорусской политики. Все же на кавказском направлении сюрпризов от Лукашенко следует ожидать гораздо меньше, чем на европейском. По причинам географического характера.

140
Комментарии (0)

Выберите из списка
2017
2017
2014
2013
2012
2011
2010
2009