Страх человека перед смертью и смысл жизни. Вазовская И.Н...

Страх человека перед смертью и смысл жизни. Вазовская И.Н (Магнитогорск)

Человеческая мысль всегда пыталась проникнуть в неизведанное и таинственное, но все же самым непостижимым явлением была и остается для человека смерть, которая пугает неопределенностью опыта и одновременно точностью знания о ее неизбежности.

Отношение человечества к смерти может служить индикатором уровня развития цивилизации. (!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! -комм.мой — Купка И.И.)

Концепция смерти играет значительную роль в реализации человеком своих сил, способностей, ресурсов, поэтому этот феномен необходимо учитывать в процессе обсуждения проблемы смысла жизни. Здесь обязательно должно быть определено отношение человека к смерти и принятие им того факта, что жизнь и смерть — это единое целое.

Проблема смерти, степень серьезности отношения к ней как лакмусовая бумага высвечивают, по словам М.М. Федоровой (1998), насколько уважительно относятся к смерти и умершим в обществе, настолько ценится человек как самоценная индивидуальность не только для своих близких, но и для государства в целом.

В настоящее время проблема жизни и смерти в психологии представлена довольно широко. Выделяют четыре направления исследований:

  1. изучение психологии смертельно больных (больные с терминальной стадией рака, смертельно раненые, умирающие) и путей психологической помощи им (А.В. Гнездилов, К. и С. Гроф, С. Левин, Дж. Хэлифакс и др.); смерть для таких людей — либо враг, либо избавитель от страданий и боли;
  2. исследование причин суицида и суицидального поведения, состояний предшествующих им, а также возможных направлений профилактики суицидов (А.Г. Абрумова, А.В. Боенако, А.В. Маров, Ю.М. Лях и др);
  3. изучение отношения и восприятия смерти, а также их измене ния в разные возрастные периоды (Ф. Дольто, А.И. Захаров, Д.А. Исаев, И.С. Кон и др.);
  4. исследование воспоминаний людей, получивших опыт умирания в результате клинической смерти (Б. Грейсон, А.П. Лаврин, Р. Моуди, А. Форд, Б. Харрис и др.).

Однако такое заинтересованное отношение к проблемам человеческого бытия и переживаниям личности преобладало в психологии не всегда.
Отношение к двум величайшим основам существования всего живого — жизни и смерти — изменялось в психологической науке в соответствии с ее собственным ростом и развитием. Психология начала XX века подхватила из рук философии образ смерти, ставший к тому времени пугающим, отвергаемым и полностью разделенным с жизнью. Такое отношение выразилось в недостаточной разработанности темы смерти в первых психологических концепциях — бихевиоризме и психоанализе.

В американской психотерапевтической практике 70-е годы прошлого столетия ознаменовались тем, что проблема конечности бытия человека начала понемногу обсуждаться.
По словам известного психотерапевта И. Ялома, когда в 1973 году он начинал вести терапевтические группы со смертельно больными людьми, широкое обсуждение работы с такими пациентами было немыслимо: «смерть подвергалась жестокой цензуре наравне с порнографией» {Ялом, 2002, с. 449). Подобное стыдливое замалчивание этой стороны жизни лишь символизировало экзистенциальный страх перед данным феноменом, а это, в свою очередь, порождало традицию умолчания об этом факте бытия человека. Такое замалчивание отечественный психолог НА. Фомин (2001) объясняет тем, что смерть в обществе часто носит санкционированный характер. Религия и государство наказывали человека за проступки, лишая его жизни, и тогда страх смерти становился социальной категорией.

В настоящее время ситуация начала меняться — проблема страха смерти исследуется не только философами, но и медиками, биологами, этнографами, археологами и даже физиками. Пристальное отношение к данному феномену, по всей видимости, можно объяснить не только праздным любопытством, но и тем, что человек бессознательно движим стремлением уменьшить свою невротическую реакцию тревоги перед конечностью собственной жизни. Подобное отношение вполне понятно, поскольку зачастую представление человека о конце жизни связывается с терминальными состояниями, болевыми ощущениями, сопровождающими его. Этому также сопутствуют переживания вины и стыда за собственную беспомощность перед лицом смерти, досаду на то, что мир вокруг нас бесконечен, тогда как человеческая жизнь конечна. Перечисленные эмоциональные состояния, накапливаясь, образуют неосознаваемый аффективный комплекс, поэтому опасения умереть зачастую сопряжены с внутренним напряжением, душевной дисгармонией, а то и с потерей смысла жизни. Страх смерти может вести человека к парадоксальной интенции и носить латентный характер, трансформируясь в различного рода девиации, и тем самым приближать конец бытия. Желание умереть Н. Пезишкиан (1995) рассматривает как особое отношение к смерти — это, как правило, реакция бегства. Свидетельством этому могут служить депрессии, алкоголизм, наркомания. Такая реакция возникает в случаях, когда человек убеждается в невозможности вернуть время слияния с заботливыми родителями и опять испытать чувство абсолютного душевного комфорта. Данный механизм психологической защиты довольно полно описан в гештальттерапии по ассоциации с фрейдовской поведенческой регрессией, которая «включается» вследствие незрелости личности, ее инфантилизма.

По словам СБ. Ваисова, подросток, находясь в зависимости от сверхзаботливых родителей, существует в неразрывном единстве с их желаниями и чувствами. Материнская и/или отцовская гиперопека не дают индивиду возможности осознать и выявить свои наиболее актуальные потребности для последующего их удовлетворения, и тогда он обращается к привычным паттернам поведения — возвращается к психоэмоциональной зависимости от матери. Человек не способен отграничить собственные переживания и дать оценку своим словам и поступкам, он внутренне растворяется в своих чувствах и желаниях. Внешне это может проявляться в том, что индивидуум идентифицирует себя с нарко- и алкоголезависимым окружением. Подобные девиантные формы поведения — это еще и гневная реакция против подавляющих матери или отца, стремление поднять бунт против их заботы, советов, неосознанное желание убежать и стать самим собой. Общеизвестно, что наибольшее число самоубийств носит демонстративный характер — за ними скрываются амбивалентное желание жить и детский страх перед неизвестностью конца жизни. И если физически уйти невозможно, человек обращается к подручным средствам — алкоголю и наркотикам. Специалисты, работающие с наркозависимыми людьми, говорят, что наркомания — это растянутый во времени суицид {Вайсов, 2000).

К проявлениям суицидального поведения американский ученый-психотерапевт А. Лоуэн (1999) относил и стремление реализовать желание уйти от смертности тела, следуя разного рода диетам. В нашей культуре молодость считается первейшей ценностью, а излишний вес связан с представлением о тучности и телесном разрушении. Здесь необходимо отметить, что речь идет о не совсем психически благополучных людях, так как эмоциональное здоровье не предполагает крайностей в поступках.

Страх смерти человек способен вуалировать и разного рода проекциями, отражающимися в речи, поведении, стиле жизни. Например, взрослые, как правило, следуя нормам, выработанным обществом, стремятся скрыть смерть близких от детей. Люди стараются изолировать ее в стенах больницы, моргах. Здесь помимо соображений санитарно-эпидемиологического характера присутствует желание живущих дистанцироваться от столь скорбных мест. Но есть и противоположное отношение к окончанию жизни, когда человек испытывает желание десакрализировать смерть, всячески упоминая о ней в ироническом ключе. Примером тому может служить так называемый черный юмор, типичные шутки хирургов по поводу полостных операций, — тем самым ослабляется эмоциональное напряжение, вызванное осознанием хрупкости человеческой жизни.

Говоря о восприятии человеком конечности бытия, необходимо отметить важность активной проработки факта смерти с целью преодоления невротических реакций при ее упоминании. Это возможно путем рациональной проработки данной темы методами логотерапии, позитивной психотерапии, проведением бесед и философского осмысления данного феномена. Любая эмоциональная реакция, пусть даже негативная, может заключать в себе не только деструктивные, но конструктивные тенденции. Найти последние — задача зрелой, ответственной за свою жизнь личности.

Литература

Вайсов СБ. Гештальт-подход в психотерапии больных наркоманией // Журнал практического психолога. 2000. № 3—4.

Лоуэн А. Предательство тела. Екатеринбург, 1999. Пезишкиан Н. Психотерапия повседневной жизни. М., 1995.

Федорова М.М. Образ смерти в западноевропейской культуре // Психология смерти и умирания: Хрестоматия. Минск: Харвест, 1998.

Фомин НА. Психофизиология самопознания. М., 2001.

Ялом И. Мамочка и смысл жизни. Психотерапевтические истории. М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2002.

386
Комментарии (7)
  • 16 сентября 2009 в 12:16 • #
    Сергей Канторский

    Тема интересная. Сначала вопрос к историкам - 16 век. В здании большая комната с квадратной колонной. В этой комнате происходит убийство - зарезан ножом в живот королевич которому 18 лет его же охранником по сговору (приказу) его младшего брата которому 16 лет.

  • 17 сентября 2009 в 20:24 • #
    Иван Купка

    В чём вопрос?

  • 21 сентября 2009 в 16:03 • #
    Сергей Канторский

    Действующие персонажи - кто они? Может есть какие то исторические данные? На этот вопрос может ответить какой нибудь толковый историк. Они знают как выискивать происходившие когда то события.

  • 21 сентября 2009 в 20:15 • #
    Иван Купка

    Нет, это не очень весёлая история...

  • 29 сентября 2009 в 14:06 • #
    Сергей Канторский

    Весёлая не весёлая, а действующих персонажей нужно вычислить, где историки? тогда подскажите как это можно узнать?

  • 30 сентября 2009 в 12:22 • #
    Иван Купка

    а шо нам за это будет - карма просветлеет или наоборот???
    вот где вопрос

  • 6 октября 2009 в 13:44 • #
    Сергей Канторский

    Просветлеет... ярко-сине-фиолетовая такая красивая красивая.
    Так поможете или нет?