Истерия с точки зрения "Экзистенциального анализа".
31 января 2016 в 18:31

Истерия с точки зрения "Экзистенциального анализа".

С моей точки зрения, психоаналитической классификации Мак-Вильямс, в данной теме смешаны несколько разных диагностических категорий: истерия, диссоциативное расстройство, психопатия и нарциссизм, но всегда полезно послушать практика.
Выкопировка из
https://psy-practice.com/publications/psikhicheskoe-zdorove/bol-utrachennogo-ya-isteriya-prichiny-ponimanie-i-ekzistentsialnyy-podkhod/

6 октября, в рамках 14-го Психологического семинария имени профессора протоиерея Василия Зеньковского под руководством Б.С. Братуся, в Российском православном университете состоялась очередная лекция известного австрийского психотерапевта Альфрида Лэнгле.
Тема сегодняшнего вечера обозначена несколько старомодным понятием — истерия, что картина этого расстройства очень переменчива, и ее нельзя охватить классическими описаниями. В этом как раз особое свойство истерии. Вопрос был решен таким способом, что понятие истерии как таковое было устранено, и были введены заменяющие понятия, например, диссоциация. Но в экзистенциальном анализе мы придерживаемся этого понятия, хотя и осознаем проблематику, связанную с терминологией.

I Если мы посмотрим на карту Москвы, то увидим, что этот город построен по принципу кругов, а в центре находится сердце города — Кремль. В Вене, где я живу, таким центром является собор святого Стефана. Уже почти две тысячи лет в центре города находится храм. Почему я обратился к этой картине города? С этим образом у меня возникла картина истерии. Истерию также можно описать с помощью кругов. Что стоит в центральной точке истерии? Не Кремль, не храма пустота. Это — центральное в истерии. Можно нарисовать ее в виде круга или нескольких кругов, но в центре нет ничего. Человек, если он вообще себя чувствует, чувствует себя пустым. Это невероятное состояние, связанное с большим страданием. Можно даже подумать, что депрессивному человеку гораздо легче, чем истеричному. Депрессивный человек что-то чувствует, у него есть центр. Истерический человек страдает, но не понимает, отчего. Он не может охватить свое страдание и пытается любыми способами его смягчить. А так как внутри он ничего не обнаруживает, он хватается за внешнее. Ему нужны другие, он их использует, чтобы в зеркале других найти что-то от себя самого. Истерия — это страдание в связи с пустотой. Человек не имеет себя, не находит себя. Он не знает, кто он есть. Он не знает, что он действительно хочет, не чувствует себя, не может по-настоящему любить, и одновременно он похож на вихрь: он полон жизни, он активен, он может развлекаться — никакого следа депрессии. Это полная противоположность депрессии.
Он сверхактивен. Истерия — это страдание, которое происходит в поле между «быть собой» и «быть с другими». Человек может быть самим собой только в том случае, если у него развивается Я. Если он может посмотреть в глаза другого человека. Если другие люди его видят. Если они чувствуют его и принимают всерьез. Такое происходит уже тогда, когда мать кормит грудью ребенка. Для ребенка важно питание материнским молоком, но так же важен взгляд матери. Ребенок сосет не только материнскую грудь, но и ловит ее взгляд. Для того чтобы мать не забыла ребенка, и чтобы он не забыл мать, природа создала процесс кормления грудью. Развитие Я человека происходит и в последующие годы. Нам необходим Ты, которого мы можем встретить и который встретит нас — для того чтобы я мог выяснить, кто есть я. Если этот процесс не происходит, я сам для себя остаюсь белым пятном на географической карте. Тогда мы учимся обходиться с миром. Для Я требуется другой человек.

II Истерический человек в своем становлении переживал мало встреч. Его слишком мало видели. Его ранили, обижали. И он закрылся. И поэтому он остается сам для себя незнакомым. Он страдает, но интуитивно хватается за то, что ему было бы нужно — за других. Он хватается за других, но таким образом, что он манипулируета именно это препятствует встрече. И те, кто находится рядом с ним, не воспринимают его всерьез. Они защищаются, они уходят и повторяют ту боль, которая ему хорошо знакома. Но трагизм заключается в том, что истерический человек это провоцирует. Его поведение невыносимо. Его поведение носит несколько развлекательный характер, оно может вносить некоторое оживление, но оно тяготеет к чему-то поверхностному. Таким образом он снова провоцирует то страдание, от которого хочет избавиться. Это полная трагизма экзистенция. Истерическое проявляется только в присутствии других людей. Когда истерик один, истерические черты не настолько видны. Когда он один, истерия не может развиться. Симптомы возникают только тогда, когда он находится во взаимодействии с другими людьми, когда рядом присутствуют другие люди. Тогда он становится жаден до общения, потому что он очень хорошо чувствует, что ему нужны другие люди. Но он этого не может. То есть истерия всегда происходит в сообществе, среди людей, там, где есть публика, в контакте с другим человеком. Когда истеричный человек находится в одиночестве, у него серое лицо, и он кажется скучным.

III Немного о понятии истерии. Hystera — по-гречески означает «матка». От египтян в Грецию попал старинный миф, в котором была описана эта симптоматика. То есть, это очень древний миф. Первую письменную запись этого мифа произвел Платон. В диалоге «Тимей» он пишет, что матка — это зверь. Это зверь, который жаждет маленьких детей. А если матка после пубертата долгое время остается бесплодной, она начинает гневаться и отправляется в путешествие, бродит по всему телу. Она засоряет дыхательные пути, препятствует дыханию и таким образом давит на тело и подвергает его большим опасностям. Она также становится причиной различных заболеваний. Истерия играла большую роль в психотерапии. Фрейд и Шарко разработали на базе истерии психотерапию.Если человек внутренне не исполнен, не заполнен, то возникает беспокойство, спазмы, астма, сердечные недомогания, головная боль, паралич, высокая температура. Всё это симптомы конверсии, психосоматические расстройства.

IV Далее перейдем к описанию истерии. Что бросается в глаза в связи с теми людьми, которые ведут себя истерично? Они часто похожи на торнадо: много силы, вихрь, но в середине спокойно, тихо. Они привлекают к себе внимание и одновременно как бы отдаляют, отвлекают от себя. Они привлекают внимание к себе самыми разными способами: своими словами, громким голосом, тем, как они одеваются, косметикой. Что они сообщают? «Посмотри сюда, взгляни». Они ищут именно то, чего им недостает. Но одновременно у них нет себя. Они не знают, что видят те, кто на них действительно смотрят. Они думают: «Если они на самом деле посмотрят на меня и увидят меня, они уйдут». Это означает, что в их стремлении к вниманию присутствует страх. Они как бы кричат: «Взгляните! Но не смотрите на меня!». Они боятся, они испытывают страх: «Если бы другие знали, какой я есть на самом деле, то я бы никому не понравился». Поэтому поведение истерического человека трудно ухватить. Это похоже на рыбу: как только ты схватываешь рыбу в воде, она тут же выскальзывает. И он постоянно играет с этой границей между «быть» и «казаться». У него больше «казаться», чем «быть». Его поведение проникнуто диссоциацией во многих сферах. Диссоциация означает, что то, что должно быть едино, расщеплено. Он что-то рассказывает, а те чувства, которые он при этом выражает, не подходят к этому. Например, он рассказывает, что его любимая кошка попала под колеса автомобиля, но говорит об этом с улыбкой. То есть содержание и чувства не совпадают.Например, он говорит: «Ты должен обязательно изучать психологию, сделай это!» Он даже не спрашивает, интересно ли тебе это. Он не вступает по-настоящему в диалог. У него есть какое-то представление, которое, на его взгляд, должно быть реальностью. И он думает, что таким образом помогает другим что-то делать. Он часто упрекает других. Сам он никогда ни в чем не виноват. Он не придерживается границ. Маленькие ситуации это хорошо показывают. Например, в ресторане кто-то заказал блюдо с жареной картошкой, и он говорит: «Ах, какая замечательная картошка, можно попробовать?» И прежде чем ему разрешили, он уже держит картошку на вилке. Для него нарушение границ само собой разумеющееся — настолько, что другой человек даже не может сопротивляться тому, … Суждения замещают для него переживания. поэтому он не может ждать. Он не удерживается у границ, он преувеличивает. Мы сейчас вообще живем в несколько истеричном времени, оно диктуется обществом. У истерика часто меняется настроение, он капризен. Те импульсы, которые у него есть, он считает истинным Я. Поэтому он живет импульсами. Это человек, у которого все происходит в настоящем времени. Он не дает прошлому нагружать себя, о будущем он не беспокоится, потому что он очень ловок. И, конечно, истерик запутывает людей: он манипулятивен и похож на флаг, который веет на ветру. Таким образом могут разрушаться отношения. Истерик — также и интриган. Однако для истерика речь идет только о том, чтобы самому иметь какую-то значимость. Он совсем не хочет ссорить людей. Но таким образом он запутывает людей в их внутреннем и внешнем мире. Есть картина, которая хорошо это показывает: если смотреть на озеро, в котором отражается солнце, и под воздействием ветра возникают небольшие волны, то там появляются и исчезают блики. Такова и истеричность: вспыхивает, исчезает — и ничего не остается.

V Если взглянуть на это на большей глубине, обнаруживаются две линии, которые проходят насквозь. Они являются основой для манипуляций и диссоциации у истерического человека.
1) Истерик жаждет свободы, он не хочет быть ни к чему привязан. И поэтому у него отсутствуют отношения, он находится вне отношений.
2) Он не знает границ. Он не придерживается каких-либо границ.
И то, и другое дает ему ощущение свободы, чувство свободы. Паркую свою машину, где хочу, ем то, что хочу, не зная границ, преувеличиваю — так, как мне хочется. Нет ничего, что меня ограничивает, лимитирует — я этого не допускаю. «Это же и есть свобода, не правда ли?» А если я не чувствую себя связанным отношениями, тогда я тоже свободен. Я не должен быть верным, потому что верность — это тоже ограничение, утрата свободы. Истерик ощущает, что ему необходима свобода, он не выдерживает без свободы. Он ощущает нечто важное, но при этом совершает ошибку: правильным является то, что человек по своей сути действительно обладает свободой, каждый человек в своей основе свободен, он может принимать решения. Но свобода истеричного касается только одной части этой свободы. У свободы человека есть два полюса: быть свободным от чего-то, но можно быть свободным и для чего-то. Важно, чтобы мы были свободны от невротических навязчивостей — для того чтобы мы могли проживать это бытие свободно, чтобы это использовать, чтобы мы могли себя для чего-то отдать — но тем самым мы снова привязываемся к чему-то, а истерик не хочет привязываться. Истерик не знает, что такое быть свободным для чего-тоон хочет быть свободным от чего-то. Он даже не знает, как проживать свободу для чего-то, поскольку он себя не имеет. Такая жизнь связана с очень неприятным чувством — чувством потерянности. Истерики чувствуют себя потерянными в этом мире. Они не привязываются, они дистанцированы. Они страдают от того, что что-то не так, что могло бы быть. Я часто слышу именно эту фразу от истеричных пациентов: «Нет такого, как могло бы быть». Приходят непрочные фантазии, какие-то мечты. Такая формулировка показывает, что его трудно ухватить, он сам себя не может схватить. В этом стремлении к свободе истеричный человек пытается переходить границы. Если другие выставляют ему границы, он пытается их преодолеть. Иногда он может быть очень милым, приятным, а потом — очень жестоким, бесчувственным, «переехать» другого. Допустим, мама в присутствии гостей может громко сказать дочери: «Не смотри так глупо». И дочка пугается, а мама даже не замечает этого. Это оказывает давление, это ранит, это пугает людей. Я дочери не может в таких условиях формироваться, оно даже не запрашивается. Но и у мамы нет собственного — у нее только импульсы к тому, чтобы ее увидели, чтобы на нее обратили внимание. Для этого используются все возможные инструменты.

VI Мы сейчас сказали очень много негативного об истерии. И, может быть, кто-то из нас что-то в себе из этого обнаружил. Истерик всегда эгоистичен. Правда, он может это прятать. истерик может надеть на себя маску альтруиста и вести себя таким образом — до тех пор, пока это ценится. Но в принципе за этим все равно скрывается эгоизм. Эгоизм не как слабость характера, а как психическая беда. У него нет себя, но он себе нужен, и все должно вокруг него вращаться. Тем самым он надеется найти пару соломинок, за которые он может ухватиться, человек живет только спонтанно, если он не признает порядка или структур. Это подарок, если человек быстрый, может быстро реагировать, если он все время находится в присутствии духа, но если такая скорость превращается в нетерпеливость, если он давит на другого, это признак истеричного. Таким образом, есть целый ряд черт, которые присущи каждому из нас, и мы их ценим, но если они проживаются односторонне, если они преувеличены, тогда это уже движение в сторону истерии. Еще одна большая группа расстройств — это телесные расстройства. Истерия может имитировать практически все заболевания. Здесь душа проявляет невероятную силу: это и сенсорные расстройства, моторные расстройства, паралич, различные внутренние болезни, конечно же, эмоциональная лабильность. При истерическом неврозе человек всегда колеблется между черным и белым, между «слишком много» и «слишком мало». Например, чувства истерика могут быть абсолютно холодными, как лед. Невероятно, насколько он может быть жестокосердным. Но в следующую минуту его чувства могут быть чрезмерны: «Мой дорогой друг, как давно я тебя не видел!» У истерических людей слишком мало отношений, слишком мало привязанностей, но при этом им постоянно нужны отношения. Это расстройство очень нестабильно: из-за отсутствия середины жизнь истерика распадается надвое. Здесь два полюса, и всегда присутствует диссоциативный элемент. Середина может соединить две эти крайности, но если середина отсутствует, остаются одни крайности: «Либо ты любишь меня, либо ненавидишь меня», «Либо ты за меня, либо ты против меня». Мышление в черно-белых красках или идеализация — это тоже расщепление. он как бы держится за Person другого, чтобы немножко почувствовать это персональное. Он действует по такому алгоритму: я тебе сейчас что-то расскажу, и если ты будешь что-то ощущать, и я увижу это по твоему лицу, то и я переживу те же эмоции. То есть им нужны переживания другого человека для того, чтобы можно было заменить отсутствие собственного переживания. Истерик говорит: без тебя во мне все мертво. Рядом с тобой я могу сам что-то ощущать — а именно, если я вижу, какое впечатление на тебя производит то, что я говорю. Если я буду иметь это один, я ничего не почувствую. Если ты это чувствуешь, то это чувствую и я. С истерическими людьми происходит так, что они могут сказать: моя середина — это ты. Это не встреча, это нельзя путать со встречей. Другой никогда не может быть моей серединой. Это изначально приносит страдание и не приводит к освобождению. Таким образом отношения становятся инструментом, с отношениями связываются большие ожидания. И истерик в определенной степени делает другого жертвой. он боится настоящей близости. Речь идет не о сексуальности, а о настоящей близости: если сказать ему «я люблю тебя» и посмотреть ему в глаза, он беспомощен. Ему нужна публика. И своим поведением своего партнера или свою семью он тоже превращает в публику. А перед публикой у него есть дистанция. Публика должна аплодировать, смотреть, но не слишком близко приближаться, не подниматься на сцену. Именно это воздействие вовне становится содержанием жизни истерика.

VII Я хотел бы подойти к самой глубокой точке возникновения истерии. А потом мы рассмотрим основные способы обхождения с истеричным человеком. Истерия возникает психодинамически благодаря трем сферам опыта, которые все вместе ведут к главному расстройству. Главное расстройство — это то, что истерический человек несет в себе очень большую боль. Мы сказали, что в самом внутреннем круге истерического человека нет ни Кремля, ни собора, там ничего нет. И вот это ничто — это анестезия боли. А на самом деле под покровом ничто находится невыносимая боль, которая была диссоциирована. И поэтому она не ощущается. А так как боль не чувствуется, я больше ничего не чувствую. Потому что чувства, ощущения парализованы. Поэтому истеричные люди испытывают огромный страх перед болью. Они вообще могут очень плохо переносить боль. И третья причина, которая приводит к этой боли — это опыт большого одиночества. И самое болезненное одиночество — это одиночество вследствие брошенности. Когда нас бросили, мы переживаем: кто-то был, и он ушел. И дети соотносят это с собой. Из-за меня ушли мама или отец. Это очень болезненное чувство покинутости или брошенности. Это одна из основных причин этой боли. Поэтому они всегда боятся, что их отвергнут. То есть в середине эта глубокая боль. Эта боль приводит к тому, что я не могу удерживаться у себя, находиться с собой. Когда ты говоришь истерику «я тебя люблю», ему становится тесно, он начинает испытывать боль. И начинает действовать копинговая защитная реакция, потому что эта большая боль его полностью поглощает, накрывает, и он не может ее держать. Это могло бы его разрушить. У него нет предпосылок в виде структур Я, чтоб он мог с этим обходиться. Истерическому человеку требуется помощь извне. Ему нужен кто-то, кто будет идти вместе с ним, кто-то, кто не даст себя соблазнить, а останется у себя. И попытается принять истерика всерьез.

VIII Мы подошли к последнему пункту сегодняшнего вечера. Как можно наилучшим образом обходиться с истерическим человеком?

457
Комментарии (16)
  • 31 января 2016 в 21:26 • #
    Лидия Кузнецова

    Скорее описание симптома. Тогда понятно, почему кажется что это разные нозологии.

  • 31 января 2016 в 21:39 • #
    Олег Андреев

    Если не ошибаюсь, К.Леонгард считал, что истерия носит спекулятивный характер, за редкими исключениями. У древних описываются именно эти исключения.
    При чем есть обоснованное подозрение, что явления спекулятивной истерии четко совпадают с появлением атеизма, и разрастались пропорционально его разворачиванию. Не исключено, что копировалась некая поведенческая модель из политических и литературных произведений, а потом и из кино и др.

  • 2 февраля 2016 в 01:07 • #
    Валерий Черняев
    Для ребенка важно питание материнским молоком, но так же важен взгляд матери. Ребенок сосет не только материнскую грудь, но и ловит ее взгляд.

    ВОТ С ЭТИМ - МОЖНО СОГЛАСИТЬСЯ! Поскольку, это ЧЁТКО УСТАНОВЛЕННЫЙ Наукой факт: называется "бондинг". А всё ОСТАЛЬНОЕ - ВОДА, "ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ИНТЕРИОЦЕПЦИИ"!!! Но интерпретация может быть и ИНОЙ, и нет у нас ОБРАЗЦА, который чётко бы указал, КТО БЛИЖЕ ВСЕХ К НЕМУ в этой "каше", а потому МОЖНО "НАВОРАЧИВАТЬ" всяко, что "не лень"! Ещё со времён великого Лейбница в научной методологии утвердился принцип представления ЛЮБОЙ (СИСТЕМНОЙ!) совокупности элементов, как «возможного мира», которых МОЖЕТ БЫТЬ ДАЛЕКО НЕ ОДИН! Вот и здесь имеем Систему (концепцию Истерии!), которая может быть представлена СОВЕРШЕННО ИНЫМ набором элементов (ДРУГОЙ "возможный мир"!) Т. е., в отсутствие ЧЁТКИХ ФАКТОВ, ОБРАЗЦОВ, ОДНОЗНАЧНО ПОНИМАЕМЫХ СИЛЛОГИЗМОВ и прочих "логизмов", НЕОСПОРИМЫХ в своей ЯСНОСТИ и ТОЧНОСТИ, все эти рассуждения АБСОЛЮТНО СУБЪЕКТИВНЫ - кто КАК понимает! - но к Истине, если она здесь, всё же, имеется, это НЕ ПРИБЛИЖАЕТ - именно потому, что мы НЕ ЗНАЕМ, КАКОВА ОНА и есть ли она здесь ВООБЩЕ!!! А по-моему, ситуация здесь АНАЛОГИЧНА известному "принципу неопределённости" Гейзенберга, согласно которому мы, в данном случае, НЕ МОЖЕМ ОДНОВРЕМЕННО УХВАТИТЬ ВСЕ КЛЮЧЕВЫЕ СТОРОНЫ ПОНЯТИЯ, находящиеся во ВЗАИМОИСКЛЮЧАЮЩИХ ОТНОШЕНИЯХ, но, тем не менее, АТРИБУТИВНО принадлежащих этой Системе (ОПРЕДЕЛЕНИЮ этого понятия).
    Преимущество ТАКОГО методологического подхода при поиске научной Истины в том, что он априори предполагает НЕ ЕДИНСТВЕННОСТЬ трактовки известных фактов, а следовательно - ОТВРАЩАЕТ НАС от её понимания как "The ultimate truth" ("Конечной Истины", "Истины в ПОСЛЕДНЕЙ инстанции") и, соответственно, УБЕРЕГАЕТ от ошибки, вследствие СЛЕПОГО её признания...

  • 2 февраля 2016 в 09:21 • #
    Юрий Николаевич

    Отсюда, одним из основных профессиональных качеств терапевта является его перманентная готовность (или способность) удивиться. Терапевт в любое мгновение терапевтической сессии должен быть готов встретиться с любым феноменом. И это ОЧЕНЬ ВАЖНО. В поле в следующую секунду может в процессе переживания появиться все, что угодно. И если у терапевта есть готовность увидеть лишь нечто определенное в той или иной ситуации сессии, то он увидит это. Однако переживание при этом будет вновь остановлено. Традиционно при обучении гештальт-терапевтов обращают внимание на формирование у них готовности строить терапевтические гипотезы. Супервизоры довольно часто спрашивают у терапевтов после сессии: «Какова была твоя терапевтическая гипотеза?» С точки зрения диалогово-феноменологического подхода такой навык не просто не полезен, но и вреден. Он помогает, безусловно, молодому начинающему свою практику терапевту справиться с тревогой, но никак не способствует переживанию терапевтического контакта и человека в кресле напротив. На мой взгляд, тенденция строить терапевтические гипотезы значительно обедняет терапию, нежели обогащает её. Гипотеза существует в поле на правах концепции. На правах же концепции она и редуцирует спонтанную динамику поля, низводя ее до динамики структур. Если она (эта способность) погасла от усталости, тревоги или выгорания, терапия сворачивает с пути переживания и начинает стремиться к механизмам, реализуемым в условиях экономии витальности, а именно – к концептуально-прогностической схеме. Зачастую появление у диалогово-феноменологического терапевта той или иной гипотезы относительно терапии или поведения клиента является маркером его усталости. Но что совершенно очевидно, так это то, что появление гипотезы возможно только в ситуациях, когда переживание затруднено. Процесс переживания и существование гипотезы возможны только на правах альтернативы – либо одно, либо другое. Значит ли сказанное, что развитие терапевта должно идти по пути искоренения тенденции к построению гипотез? На этом ли построен процесс обучения и супервизии? Нет. В некотором смысле диалогово-феноменологический подход – это путь недеяния. Он не предполагает борьбы с чем бы то ни было. В том числе с гипотезами. Как я уже говорил, гипотезы существуют на правах концепции. Собственно говоря, они и являются концепциями. Поэтому и обращение с ними все то же – не помогать и не мешать. Напомню, диалогово-феноменологическая психотерапия – культура не фигуры, но фона. Применительно к данному аспекту это означает, что наша задача остаётся прежней – восстанавливать естественное течение процесса переживания. Ничего более. Концепция нужна каждому человеку, так же как гипотеза нужна терапевту, только в том случае, если переживание затруднено или невозможно. Если терапевт ставит акцент в своей практике на способности переживать, то через некоторое время такой практики он обнаружит, что гипотезы о поведении и жизни клиента все реже приходят ему на ум. Ещё раз повторю, переживание и концепции – альтернативы.
    €сточник: https://psy-practice.com/publications/psikhicheskoe-zdorove/gotovnost_terapevta_udivitsya_%96_neobhodimoe_uslov/ Џри копировании материалов, ссылка на источник ЋЃџ‡Ђ’…‹њЌЂ © psy-practice.com

  • 2 февраля 2016 в 13:54 • #
    Юрий Николаевич

    Диалогово-феноменологическое объяснение феномена «рыбака"
    Вернемся же к этому феномену психотерапии – психологической схожести терапевта и клиента. Нет ли ему другого возможного объяснения? Полагаю, есть. Исходит оно из теории поля и концепции контакта, принятой в диалогово-феноменологической модели психотерапии. Но это объяснение может оказаться, к сожалению многих психотерапевтов, не очень для них приятным. Что, если эта схожесть появляется лишь в актуальной текущей ситуации контакта? Иначе говоря, упрощая на время язык теории поля, мы сами индуцируем тематику клиентов, а также видим и слышим избирательно только то, что готовы увидеть и услышать. Причем эти факторы я бы предложил рассматривать по отдельности, несмотря на то, что они влияют друг на друга.
    http://pogodin.kiev.ua/…/dialogov-fenomenologicheskoe-obyas…

  • 2 февраля 2016 в 15:55 • #
    Валерий Черняев
    "...одним из основных профессиональных качеств терапевта является его перманентная готовность (или способность) удивиться."

    Вот Вы адресовали это письмо МНЕ, Юрий Николаевич! - а ЗАЧЕМ??? Ведь я НЕ ЗАНИМАЮСЬ ни гештальт-психологией, ни гештальт-терапией, и не давал, по-моему, НИКОМУ и НИКАКИХ ОСНОВАНИЙ заподозрить меня в этом! Так что, увольте: ВСЁ ТО, что Вы мне "накрутили", я МОГ БЫ объяснить "непросвещённому" собеседнику ГОРАЗДО БОЛЕЕ ПРОСТЫМ ЯЗЫКОМ и ГОРАЗДО ПРОЩЕ...

  • 2 февраля 2016 в 16:29 • #
    Юрий Николаевич

    Я о том. что бодинг, жесткие рекомендации на каждый случай , и психотерапия . в настоящее время. несовместимые понятия.

  • 2 февраля 2016 в 17:04 • #
    Валерий Черняев
    Я о том. что бодинг, жесткие рекомендации на каждый случай , и психотерапия . в настоящее время. несовместимые понятия.

    Не знаю, КАК Вы, на самом деле, разбираетесь в гештальт-терапии, Юрий Николаевич, а БОНДИНГ (не "БОДИНГ", по-Вашему!) - это "ДВУСТОРОННЕЕ "запечатлевание" и "осознавание": "это – моя мама", и "это – мой ребенок", – для этого, мама и малыш первые часы после родов (0-2-6) должны быть вместе и сохранять зрительный контакт. Это и называется "бондинг" (bonding)." (ЭТО - выкопировка фрагмента из моей новой книги "Защитите своё здоровье!")

  • 2 февраля 2016 в 20:12 • #
    Юрий Николаевич

    Спасибо. за пояснение. Но я не очень понимаю. как младенец может защитить своё здоровье от переносов чужих (материнских) проблем.
    В Зрелости возможно лишь завершение гештальта.
    А если это гештальт матери.
    как его возможно завершить?

  • 2 февраля 2016 в 08:52 • #
    Юрий Николаевич

    Чем отличается Научная истина от истины психотерапевтической.
    Наука оперирует фактами и моделями построенными на их основе.
    Психотерапевт, движимый инстинктом Спасателя действует в рамках некой парадигмы т.е. относит себя к той или иной Школе ПТ.
    Религиозные практики создают . казалось бы. совершенно Не Научные Парадигмы. Но. бросьте в меня камень. если вы не относите себя к той или иной культуре. имеющей в своей основе религиозную парадигму. Устойчивость культуры говорит о том. что она опирается на вполне себе материальные психические и физиологические феномены. а не создана Гля дЮчи в потолок-Небо.
    То. что лекция прочитана в Рамках религиозного дискурса слушателей, вне всякого сомнения наложило на неё достаточно жесткие ограничения.
    Но. и без всяких ограничений. в ней намешано много чего, что , для профессионального уха кажется несовместимым. Например. Психосоматозы имеющие морфологическую основу, спутаны с конверсией - не имеющей в своей основе морфологии - болезнь протекает в рамках Сцены и, сразу проходит . как только Закрыт Занавес. Но. Но. Экзистенциальная парадигма исключает Наличие Супер-Эго, а вот . как раз перед внутренним Редактором - СЭ, и может до бесконечности продолжаться спектакль обретая свою - вторичную морфологию.
    Думаю. что
    Большинство симптомов описанных в данной статье, в классификации Мак-Вильямс, должны быть отнесены к Нарцистическому типу развития психики. """""8. Нарциссические личности.

    Людей, личность которых организована вокруг поддержания самоуважения путем получения подтверждения со стороны, психоаналитики называют нарциссическими. Всем из нас свойственна некоторая уязвимость в отношении того, кем мы являемся и насколько ценными себя чувствуем. И пытаемся строить нашу жизнь таким образом, чтобы чувствовать удовлетворение от собственной личности. Наша гордость возрастает при одобрении и увядает при неодобрении со стороны значимых других. Для некоторых из нас озабоченность "нарциссическим запасом" или поддержанием самоуважения затмевает другие задачи настолько, что в этом случае нас можно считать поглощенными исключительно собой. Термины "нарциссическая личность" и "патологический нарциссизм" применяются именно к такой диспропорциональной степени озабоченности собой, а не к обычной чувствительности к одобрению или критике.""""
    Подробнее: http://bookap.info/psyanaliz/makviliams/gl13.shtm
    Но. кроме всего прочего Занимательного в в данной статье меня привлекла цитата.""""Истерик ощущает, что ему необходима свобода, он не выдерживает без свободы.""Истерик не знает, что такое быть свободным для чего-то — он хочет быть свободным от чего-то. Он даже не знает, как проживать свободу для чего-то, поскольку он себя не имеет. """"
    Мы все совсем недавно пережили всплеск "Либерального свободолюбия" с его экзистенциальной вершиной - Майданом. И этих Свободолбов не становится меньше, их стремление к Свободе невротично, а значит нерационально (может быть вполне хорошо рационализированно) . но ничего не имеет общего с свободой ДЛЯ (деятельности, творения ) ибо, Деятельность - это Боль, а как раз Боль это То, что Ней Зя!!! Это порождение Ужаса первичной отвергнутости. Пока Нас от "Нашествия либералов" спасает их Трусость и младенческий индивидуализм.

  • 4 февраля 2016 в 13:39 • #
    Константин Д

    Ха-ха-ха... Так тогда подавляющая часть живущих людей без "храма божьего" в своём центе - душе, - ИСТЕРИКИ... Значит больные?!

  • 4 февраля 2016 в 14:27 • #
    Юрий Николаевич

    Культура. с точки зрения Рационального мышления. невротична. и Вера - один из вариантов. Вопрос. ведь не в неврозе. или его отсутствии. а в Адаптивности поведения позволяющего Группе ( не
    индивидуУму, а именно группе) выжить.
    А Норма , разрешите вам это напомнить, - только лишь Одна из средних мат. величин.

  • 6 февраля 2016 в 00:14 • #
    Константин Д

    Ещё вопрос. Истериков добавится с течением времени?

  • 6 февраля 2016 в 06:57 • #
    Юрий Николаевич

    Автор слишком расширил нозологию.
    Если говорить про диссоциированную их часть. то. вне сомнения.
    Институт Материнства деградирует.

  • 8 февраля 2016 в 09:52 • #
    Светлана Жмак

    Набор поверхностных и лживых утверждений по принципу: как я это вижу, так и есть. Автор не дистанцировался от собственных ощущений и собственной не совсем честной цели. Сплошь логические нестыковки и психологические ошибки: человек, который больше всего боится быть брошенным не может чувствовать боль от признаний в любви к нему, он может чувствовать раздражение, досаду, что слышит эти признания не от тех, не тогда, когда было нужно, не так, как ему это представлялось и пр. Боль может присутствовать только в контексте серьезного чувства к кому-то другому, тому, кто не признался в любви этому человеку, поэтому, он может почувствовать боль от того, что его, которого в принципе полюбить можно (раз ему говорят об этом)не любит именно тот, от кого эта любовь более всего желательна. А это, извините, не истеричность, а обыкновенная обида (на жизнь, судьбу и пр.) Можно очень долго разгребать надуманные выводы автора статьи, но нет желания - такого пристального внимания эта статья не заслуживает.


Выберите из списка
2019
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009