Владимир Лефевр. Недетские игры рефлексивного управления.
5 апреля 2013 в 15:27

Владимир Лефевр. Недетские игры рефлексивного управления.

Владимир Лефевр. Недетские игры рефлексивного управления.

2

Владимир Александрович Лефевр — живой классик советской, постсоветской и американской психологии, автор теории рефлексии сознания и рефлексивного управления. В начале XIX века Джон Буль создал алгебру, позволившую перевести на строгий математический язык формальную логику Аристотеля. С помощью булевой алгебры Владимир Лефевр описывает работу сознания.
Каждая книга Лефевра — «Конфликтующие структуры», «Алгебра совести», «0.62», «Космический субъект», «Рефлексия» и другие — событие не только в мире психологов, но и среди управленцев, политиков, военных, дипломатов, астрономов, философов. В Москве, в Институте философии РАН, регулярно проводятся конференции по рефлексивному анализу, почетным гостем которых каждый раз бывает Владимир Лефевр. В 2009-м году он вновь посетил Москву — и почти одновременно с этим вышла его новая книга «Курс лекций по теории рефлексивных игр» (Москва, Когито, 2009). Давний автор нашего журнала Александр Левинтов встретился с Владимиром Лефевром, чтобы поговорить с ним о вышедшей книге и о его работе вообще.
==============================================================================================
— Прежде всего, уважаемый Владимир Александрович, позвольте поздравить вас с выходом «Лекций по теории рефлексивных игр». В своих догадках я склонен предполагать, что вы вынашивали замысел этой книги лет тридцать или сорок, или это не так? Расскажите, пожалуйста, историю ее написания.
—// История такова. В 1961 году я хотел найти место преподавателя математики. Однако мои планы изменились после того, как я встретил на улице свою старую знакомую. Она посоветовала мне поступить на работу в закрытый военный институт и дала адрес, предупредив, что на доме никаких вывесок нет://
— Рядом железная калитка, толкни ее, войди в левую дверь, справа окошечко, спроси подполковника Коновалова.
Я так и поступил. Нашел дом, толкнул калитку, спросил подполковника Коновалова. Через три месяца мне сообщили, что я принят.
Отдел, в котором я начал работать, готовил программы для компьютера Бета. По тем временам он считался передовым, поскольку совершал пятьдесят тысяч операций в секунду. Помимо собственно работы, сотрудникам разрешалось читать научную литературу по своему выбору. Я занялся изучением теории игр, которая только начинала проникать в Советский Союз.
Она произвела на меня двойственное впечатление. С одной стороны, прекрасная математика, с другойв теорию заложен принцип игнорирования интеллекта противника. Предполагается, что игроки выбирают стратегии, гарантирующие им минимальный проигрыш независимо от интеллектуальных возможностей другой стороны. Я стал думать: нельзя ли построить модель игрока, способного осознавать себя и других в процессе генерации решения? Я назвал такую схему рефлексивной игрой. Построить работающую теорию оказалось трудным делом. Только в последние годы мне удалось завершить один из ее фрагментов. Именно этот фрагмент изложен в моих лекциях.
////

— Математическая модель теории рефлексивных игр строится на принципе запрета эгоизма: «Каждый субъект, преследуя свои личные интересы, не может наносить ущерб группе, членом которой он является… Субъект может идти против интересов группы, если при этом он не преследует свои индивидуальные интересы и готов идти на жертвы». Как этот принцип соотносится с нравственным императивом Иммануила Канта?
— Здесь интересно отметить вот что. Я обнаружил, что в основе теории лежит принцип запрета эгоизма, уже после того как теория была закончена. Этот принцип — самое естественное истолкование главной функции, использованной для построения модели.
Теперь о связи с императивом Канта. Он формулируется так: «Существует только один категорический императив, а именно: поступай согласно такой максиме, руководствуясь которой, ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом».
Сформулируем принцип запрета эгоизма в виде следующего императива: «Преследуя свои личные цели, я стремлюсь не наносить ущерб группе, членом которой я являюсь, поскольку полагаю, что такое стремление должно быть всеобщим законом». Вопрос: принимаете ли вы этот императив? Если принимаете, то для вас он становится всеобщим законом.

Я бы не хотел выпускать из рук такую славную добычу, как «принцип запрета эгоизма». Правильно ли я понимаю его смысл: лидером может стать только тот, кто может выступить против интересов группы не из корыстных побуждений, а то, что называется, по зову сердца? И все пророки, все духовные лидеры и харизматики суть таковы? Харизма и есть та сила, что позволяет противопоставиться групповым, социальным интересам и стать вождем, лидером, проповедником?
— Скорее все-таки не харизма, а бескорыстность. Если я призываю к восстанию, чтобы обогатиться, я не найду поддержки масс, а если, как вы говорите, по зову сердца, то могу и найти.

— Все ваши книги насыщены математическими формулами и расчетами. Эта книга — перенасыщена. На кого, на какого читателя она рассчитана? Если честно, ни один отечественный управленец, тем более политик, просто не одолеет ваш курс лекций. Вы надеетесь на их помощников? Или?
— Эта книга не предназначена просто для чтения. Это учебник; он предназначен для изучения и написан для тех, кто хотел бы овладеть математическими методами анализа групповых взаимодействий. Добавлю еще, что у меня и в мыслях не было адресовать эту книгу каким-либо большим начальникам или их помощникам. С этой книгой может работать каждый, имеющий некоторую математическую подготовку. Кроме того, на ее основе можно создавать курсы лекций по теории рефлексивных игр.

— Обычно в практике рассматриваются конфликты двух лиц, например, семейные. У вас анализируются гораздо более сложные конструкции со множеством конфликтующих сторон и несколькими «примирителями». Значит ли это, что для вас наиболее значимы политические многопозиционные конфликты?
— Нет, не значит. В книге даны примеры приложения теории рефлексивных игр в самых разных областях: личные отношения, военные решения, правосудие, социальные процессы, международные отношения. В каждой из этих областей группы, как правило, состоят более, чем из двух участников. Политические конфликты — только один из многих случаев.

— Вот цитата: «Примиритель одним своим присутствием повышает напряженность борьбы, если конфликтуют группы субъектов, и может своими влияниями снизить напряженность, если конфликтуют отдельные субъекты». Значит ли это, что вы на теоретическом уровне считаете действия миротворцев в израильско-палестинском, колумбийско-венесуэльском и российско-грузинском конфликтах, в Ираке и Афганистане бесполезными или даже опасными?
— На теоретическом уровне это действительно так. Однако на практическом уровне я проявляю осторожность. Теория рефлексивных игр должна быть проверена. В физике теория может быть отвергнута одним экспериментом, если он покажет, что реальность отлична от предсказания теории. К сожалению, в социальных науках это не так, поскольку в них невозможно устранить неконтролируемые факторы. Поэтому для опровержения теории недостаточно единственного эксперимента. Требуется многолетняя работа многих исследователей, чтобы оценить возможности теории. Теоретик публикует свою модель, а другие исследователи пытаются ею воспользоваться. Если они быстро теряют к ней интерес, это значит, что теория отвергается. В социальных науках критерием приятия теории является ее выживаемость. Таким образом происходила оценка классической теории игр. Одни ее приложения оказались успешными, другие — нет. Подобную же проверку должна пройти теория рефлексивных игр. Только будущее может вскрыть ее сильные и слабые стороны. До такой проверки мы не можем принимать важные решения, основываясь только на теории рефлексивных игр.

— Вы рассматриваете весьма широкий круг типов конфликтов: семейные, внутриклановые, политические, международные, военные, судебные. При этом ваша теория позволяет не только анализировать уже произошедшие или происходящие конфликты, но и предсказывать их исход. Видите ли вы себя в команде аппарата ООН, президентов США и России? Где, по вашему мнению, ваше место?
— Я не служащий и последние сорок лет не был служащим ни в России, ни в Америке, куда я эмигрировал в 1974 году. Высшая ценность для меня — индивидуальная свобода человека, поэтому я не входил и не войду в какие-либо команды.

— Мне очень понравилась ваша идея рефлексивного самоуправления, выраженная в Заключении: если ты не можешь сделать выбор, может, стоит поменять свою позицию и подход к решению?
— Интересно, что этому я научился у своей модели.

— Лет десять тому назад я брал у вас интервью и спросил о ваших дальнейших планах. Вы ответили: «Мне больше нечего прокричать этому миру». После того интервью вышло несколько ваших книг — «Космический субъект», «Рефлексия» и другие, каждая из которых — выдающееся достижение. И потому мой последний вопрос: что дальше?
— Сейчас я готовлю английское издание своих лекций, а потом попробую построить формальное обобщение моей модели. Однако у меня нет уверенности, что я успею закончить эту работу.

(Журнал «Знание — сила», 2010, № 3)
================================================================
Биография.

Ребёнком пережил блокаду Ленинграда, затем жил и учился в Москве. Окончил механико-математический факультет Московского государственного университета (1963). С конца 1950-х до приблизительно 1963 года[2] активно участвовал в семинарах и других мероприятиях Московского методологического кружка.
В 1960-х годах, занимаясь исследованиями в области военной кибернетики, создал теорию рефлексивных игр. Согласно Джонатану Фарлею, математику из Стэнфорда, занимающемуся прикладными исследованиями по проблеме национальной безопасности, теория рефлексии Лефевра была советской альтернативой теории игр, широко принятой в то время истеблишментом американского министерства обороны. Как утверждал сам Лефевр, его рефлексивный подход позволяет в определённых ситуациях переиграть противника, следующего стратегии теории игр.[3]
В 1972 г. защитил кандидатскую диссертацию по психологии.
До 1974 работал в Центральном экономико-математическом институте АН СССР; с 1974 — в США.
В настоящее время В.А. Лефевр работает с мозговым центром CADS по проблемам, связанным с «войной с терроризмом». Руководство этой организации утверждает, что смогло точно предсказать последовательность целого ряда палестинских терактов.

5725
Комментарии (13)
  • 6 апреля 2013 в 16:35 • #
    Михаил Обухов

    Шикарная статья, спасибо!
    А где можно более подробно ознакомиться с теорией?

  • 6 апреля 2013 в 18:19 • #
    Иван Карнаух

    Михаил, в Инете есть его книги.

  • 6 апреля 2013 в 17:12 • #
    Сергей Мищук

    «Примиритель одним своим присутствием повышает напряженность борьбы, если конфликтуют группы субъектов, и может своими влияниями снизить напряженность, если конфликтуют отдельные субъекты»
    А что, вполне объяснимо и логично. Когда двое выясняют отношения - они как правило выясняют иерархические отношения для пользования внутри сообщества. Хотя, могут быть представителями народов и тогда это не так. А когда два народа выясняют отношения - они всегда борются за выживание своего народа.
    Поэтому вмешательство третей стороны в поединок двоих нарушает правила поединка и разрушает его. Когда третья сторона вмешивается в войну для примирения - она становится третьим конкурентом в борьбе за выживание но не разрушает этот поединок двух народов. То же самое и для любых групп.

  • 6 апреля 2013 в 18:16 • #
    Иван Карнаух

    Сергей,
    для Вас, как любителя определений Логики и Этики.
    Типология нормативных индивидов Владимира Лефевра

    Владимир Лефевр значительно расширил зону приложений математики, показав, что она может с успехом применяться для представления человеческой рефлексии, внутренних переживаний и даже свободы воли. Он впервые рассмотрел вопрос о существовании формальных законов оперирования категориями добра и зла. На основе небольшого числа простых предположений построена развернутая теория, описывающая автоматизм принятия моральных решений. Он определил, что существуют две этические системы (цель не оправдывает средства и цель оправдывает средства), предопределяющие психологические профили людей в условиях конфликта и сотрудничества. Вместо того чтобы исследовать бесконечно сложный процесс реального выбора, автор строит упрощенную модель индивида, обладающего внутренним миром и способностью генерировать субъективные интенции. В этом отношении модель автора существенно отличается от других моделей, где намеренный выбор только упоминается, оставаясь на уровне вербального описания, но не включается в формализм модели.

    Лефевр оказался первооткрывателем новой области математического моделирования: структуры рефлексии. Традиционно рефлексия понималась как сознательное отслеживание и анализ собственной мысли. Тем более неожиданно выглядит результат Лефевра о существовании «рефлексивного компьютера», автоматически осуществляющего рефлексию переживаний и оценок. Алгебраическое представление структуры рефлексии позволило расширить само понятие рефлексии, включив в него знание о том, как человек осознает (оценивает) свои намерения и свою оценку этих намерений. Такое расширение позволило не только включить в предмет исследования структуру этических оценок и самооценок, но и установить теоретически существование двух мыслимых этических систем, которое удалось подтвердить экспериментально.

    Автор в своей работе «Алгебра совести» показывает, что отношения между «мыслями» и «чувствами» дополнительны (принцип дополнительности Нильса Бора).

    Описание рефлексии подразумевает, что субъект А, чью ментальную структуру мы исследуем, изображен двумя символическими элементами: собственно субъект и «планшет сознания», в котором помещается то, как данный субъект видит мир, т.е. некоторое изображение «Z»:

    Таким образом, появляется рефлексивная структура, в которой субъект А (или рефлексивная система) обладает планшетом сознания, на котором представлена его картина действительности. В нее, в частности, могут входить он сам, другие субъекты, а также воображаемые им предметы и ситуации. Символически такая структура субъекта А выражается формулой А=а0z, где а 0 – субъект как он есть (каким его может видеть абсолютный наблюдатель), а Z – то, что находится в его воображении. Рефлексия здесь рассматривается как имманентное свойство «отображения», а содержание рефлексии субъекта может включать самого субъекта с его рефлексией. Так возникают рефлексивные структуры вида А=a

    Где а – представление субъекта о нем самом, Z-представление субъекта о собственной мысли – рефлексия второго ранга.

    Используя вышеуказанные выражения рефлексии, автор анализирует структуру этической рефлексии. Любые поступки могут быть оценены в двоичной системе как позитивные или негативные. Отрицательная оценка субъектом самого себя означает наличие у него импульса вины. Отрицательная оценка партнера означает чувство осуждения последнего.

    В выражении символ а - это интенция (намерение) субъекта А, которую он сам не ощущает, а символ а – интенция образа себя, переводящая исходную интенцию в действие (поведение). Выражение это действие образа, которое наблюдает внешний наблюдатель. Выражение в показателе есть поведение наблюдаемого индивида это и есть переживание субъекта.

    Символ есть представление субъекта о том, как он представляет (оценивает) собственные намерения, т.е. его знание о своих переживаниях. Итак, имеется три этажа: действие – переживание – знание о переживаниях. Оценки соответствующих действий и переживаний обозначаются символами «0» и «1» (негативная и поз

  • 6 апреля 2013 в 18:17 • #
    Иван Карнаух

    (негативная и позитивная оценки).

    Оценка а =0 означает, что у субъекта А возникают негативные намерения;
    Оценка а =1 означает намерение совершить позитивные действия.
    Оценка рефлексивной структуры 1 означает, что субъект имеет положительные намерения и не испытывает чувства вины. Тем самым он не реализует негативных действий и его поведение позитивно: 1 = 1.
    0 = 0 – субъект не испытывает чувства вины за негативные намерения и совершает негативные действия.
    0 =1 – субъект испытывает вину и не реализует негативные намерения, т.е. в целом он может быть оценен позитивно.
    1 = 1 –субъект испытывает чувство вины при отсутствии негативных намерений, но при этом негативных действий не совершает ввиду отсутствия побуждений к ним.

    В этих правилах оценки реализуется принцип, выраженный евангельской притчей о фарисее и мытаре: «всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится».
    Более сложный уровень рефлексии можно представить следующим образом:
    А = а - есть образ субъекта А в его представлении. Оценка А = 0 означает, что субъект оценивает свое поведение как негативное и наоборот: А = 1. Показатель а есть представление субъекта А о том, как он себя оценивает. Оценка а =1 – видит себя как положительно оценивающего свое поведение; а = 0 – субъект считает свою самооценку негативной.
    Итак, получается, что субъект испытывающий дурные намерения, но полагающий себя «кающимся грешником», объективно оказывается грешником. Этот парадокс состоит в том, что осознавая на некотором уровне рефлексии себя грешником, человек освобождается от греха, но на следующем уровне рефлексии он видит себя уже освобожденным от греха за счет осознания и тем самым опять превращается в грешника. Лефевр избегает дурной бесконечности за счет априорного ограничения уровня рефлексии. Его интересует рефлексия не выше второго ранга: а-мысль субъекта о себе (оценка субъекта с точки зрения наличия или отсутствия негативных намерений) и а - мысль (представление) о том, как субъект оценивает себя. При этом значение А = а - это оценка субъектом себя с учетом его представления о самом себе.
    На основе алгебраической модели этического сознания Лефевр строит типологию нормативных индивидов. В основе его типологии лежат особенности рефлексии себя, другого и взаимоотношений, а именно: какой имеется образ себя: положительный или отрицательный, есть ли сомнения в образе себя, корректный или некорректный образ себя, каким видится образ другого, есть ли сомнения в его образе, корректный или некорректный образ другого, в каких отношениях индивид находится с другим – в конфликте или в союзе, корректно или некорректно отражает он эти отношения.

    Эти типы по-разному проявляются в зависимости от моральных и этических ценностей общества. Теоретически им были выдвинуты две этические системы, которые нашли свое экспериментальное подтверждение. Первая этическая система – «цель не оправдывает средства». Для автора эта система отражает христианскую систему этических ценностей, а также западную культуру. Вторая этическая система – «цель оправдывает средства». Она соответствует архаичным типам общества, тоталитарным системам.

    Эти типы им обозначены как Святой, Герой, Обыватель и Лицемер. Каждый из этих типов представлен в виде алгебраического выражения, что позволяет подсчитать этический статус того или иного поступка, этический статус ситуации, этический статус индивида.http://www.socioforum.su/viewtopic.php?f=29&t=31683#p966043

  • 6 апреля 2013 в 21:24 • #
    Сергей Мищук

    Иван. Когда я начал читать комментарий, я подумал, что это должно быть ваши интересные мысли, но когда пошли знаки алгебры понял, что такое Вы написать не могли...
    Когда мы инженеры разработчики начинаем какую-либо разработку, мы даем ей яркое название. В ВПК, например, были "изумруды" "вихри" и т.п. Иногда просто - "беспилотник", "вездеход" "василиса" и т.п., хотя речь об электронном устройстве. А цифровые кодовые обозначния в документах НИКТО НЕ ПОМНИТ.
    Не находите, что это символично, когда технари дают поэтические названия технике, а некие люди подходят с холодной алгебраической незапоминающейся терминологией к живому человеку??? Теперь Вы напрочь отбили у меня желание читать этого автора. Наворотить новой терминологии - это путь противоположный назревшей тенденции объединения дисциплин.
    Не математику в поэзию, а поэзию в математику.
    Физики, вон, своим частицам дают названия по цветам видимого спектра.
    А без эмоций у меня мысль не работает. Не возникает ассоциаций.
    Это все слишком отвлеченно.

  • 6 апреля 2013 в 21:55 • #
    Иван Карнаух

    Сергей,
    соглашусь с Вами.

  • Википедия-"Математика — фундаментальная наука, предоставляющая (общие) языковые средства другим наукам; тем самым она выявляет их структурную взаимосвязь и способствует нахождению самых общих законов природы."
    Советую всем, для более углублённого понимания взаимосвязи и полезности преобразования жизненных позиций в математические формулы, посмотр серии фильмов "4исла":
    Сериал 4исла онлайн смотреть бесплатно | serialu.net
    http://serialu.net/4isla/

  • 8 апреля 2013 в 17:35 • #
    Сергей Мищук

    Математика - искусственная наука (в противоположность естественным), устанавливающая посредством специального математического языка связь между атрибутами или характеристиками объектов. Математика не занимается причинноследственными связями объектов, не имеет к ним отношения, и все её законы или формулы являются обратимыми зависимостями. Т.е. все её законы и формулы обратимы по причине не устанавливаемой причинноследственной связи.
    - это мое представление о математике. Привел его я для того, что бы подчеркнуть, что математика - это не логика. Она не устанавливает причинно-следственных связей. Для исследования окружающей реальности логика и ее законы важнее многократно. И тут следует добавить недостаточность марксистской логики. Диалектика или бинарная логика не описывает адекватно реальность. А и неА - не исчерпывают логику. Правило исключенного третьего - слишком серьезный ограничитель, который часто бывает вреден. Но это к слову.
    Фильм смотрю. Спасибо.

  • 14 апреля 2013 в 17:46 • #
    Лариса Гаврилова

    Эх, мне бы литературу где описанна адекватная реальность. Вопрос, а кому или чему адекватна эта адекватная реальность, если всё субъективно?

  • 14 апреля 2013 в 18:27 • #
    Сергей Мищук

    Лариса, это ведь Вы придумали сочетание "адекватная реальность", а не я... Перечитайте еще раз мой комментарий внимательно и Вы там такого словосочетания не найдете. У меня "реальность" написано. Поэтому вопрос Ваш не могу адресовать себе.

  • 14 апреля 2013 в 20:55 • #
    Лариса Гаврилова

    Ой, точно Сергей. Вот растяпа. Тогда литературу где описанна адекватно реальность. Адекватно кому или чему?:))))))

  • 14 апреля 2013 в 22:47 • #
    Сергей Мищук

    Реальность слишком сложна, что бы можно было просто перечислить литературу такого рода. Если бы я всю ее знал, то для перечисления наверное потребовалось бы несколько часов долбления по клавишам. Поэтому нужно просто конкретизировать вопрос. И если у меня будет ответ, то напишу, разумеется.
    Кстати, я бы и сам почитал что-нибудь толковое по теме "логика"....
    зы:
    (((Адекватно кому или чему?:)))
    Как кому??? Конечно ей же, то есть реальности.

  • Желаете ознакомиться с остальными комментариями или оставить свой? в сеть, чтобы получить полный доступ к функционалу Профессионалов.ru! Еще не участник сети?