«...тогда НАТО умрет!» ("Die Zeit", Германия) Урсула фон дер...
24 августа 2014 в 10:27

«...тогда НАТО умрет!» ("Die Zeit", Германия) Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen)

«...тогда НАТО умрет!» ("Die Zeit", Германия) Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen)Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) рассказала в интервью нашей газете о гарантиях НАТО относительно стран Балтии, о поставках оружия в Ирак и об оборонном бюджете Германии.

Die Zeit: Война в секторе Газа, боевые действия на Украине, террористы из группировки «Исламское государство» (ИГ) в Ираке и Сирии. Это лето можно назвать «летом войн». Есть ли взаимосвязь между этими кризисами?

Урсула фон дер Ляйен: Конфликты возникают или обостряются в тех странах, где правительства ведут «разделительную политику», то есть фаворизируют одни этнические или религиозные группы населения и систематически подавляют другие. Среди меньшинств возникают радикальные настроения, или же их — как в случае с восточной частью Украины и Россией — использует кто-то другой в собственных интересах. Еще одна модель развития ситуации: кризисы возникают там, где подвергаются сомнениям существующие границы. Либо кто-то передвигает эти границы по своему усмотрению, как в Крыму и на востоке Украины, либо часть населения страны отказывается признавать границы, потому что когда-то они разделили территорию, на которой традиционно проживал один и тот же народ, как, например, в Африке или на Ближнем Востоке. Поэтому высшей целью международной политики должно быть сохранение единства отдельных государств и усиление правительств, в которых представлены все народности, проживающие на территории того или иного государства. Это касается в равной степени и Украины, и Ирака.

— США в сложившихся ситуациях избрали для себя, скорее, пассивную роль. Это имело или имеет какие-то последствия?

— Сдержанная позиция США, определенно, не явилась причиной нынешних конфликтов. Но в связи с этим возник своеобразный «вакуум власти». Странам ЕС приходится более тщательно и эффективно согласовывать свою внешнюю и оборонную политику, чтобы заделать образовавшуюся «брешь». На основе собственного общения с другими министрами я могу лишь констатировать, что в других областях европейцы уже давно сотрудничают друг с другом гораздо эффективнее. Но нам нужно и дальше идти этим путем, оно того стоит.

— А не стоит ли нам в таком случае более активно заняться вопросами европейской внешней и военной политики? Вы же вместо этого выступаете за то, чтобы Германия брала на себя больше ответственности.

— Но это не является основным вопросом дискуссии. Когда я говорю, что мы не можем оставаться равнодушными, я имею в виду, что тот, кто не вмешивается в те или иные ситуации, не имеет влияния. Мы не хотим затевать что-то в одиночку. Но мы хотим брать больше ответственности в рамках разных объединений, например, в ЕС или НАТО, и внести в них свой вклад в дипломатическое и экономическое сотрудничество и в укрепление безопасности.

— Еще пару недель назад принципиальная позиция Европы заключалась в том, что никаких поставок военной техники в кризисные регионы не будет. В отношении севера Ирака она, однако, уже изменилась. Это можно назвать началом новой внешней политики?

— Нет, это развитие нашей политики безопасности, которую мы ведем на протяжении уже более 20 лет. Что точно осталось далеко в прошлом, так это политика, в основе которой лежала толщина чековой книжки. Нынче Германия участвует в международных делах гораздо активнее, чем раньше. С точки зрения внутренней политики, это часто вызывает довольно болезненные дискуссии, в ходе которых нам приходится сталкиваться с различными дилеммами, но с учетом возросшей экономической и политической роли нашей страны нам приходится мириться с этими «издержками». Кроме того, наши партнеры ожидают, что мы будем участвовать в решении международных вопросов. Но говорить об этом как о чем-то самом собой разумеющемся нельзя.

— Что еще Германия будет поставлять в Ирак? Штурмовые винтовки G36?

— Гораздо важнее вопроса о том, будем ли мы в итоге поставлять оружие, и если да, то какое, является готовность нарушать всеобщие табу и вести открытую дискуссию. В этом вопросе мы говорим прямо. Речь больше не идет о выборе между гуманитарной помощью и помощью в техническом оснащении, а об обоих аспектах одновременно. Сейчас мы изуча

74
Комментарии (0)

Выберите из списка
2015
2015
2014
2013
2012