10 гвоздей, которые дарвинисты никак не могут вытащить
28 ноября 2013 в 17:10

10 гвоздей, которые дарвинисты никак не могут вытащить

10 гвоздей, которые дарвинисты никак не могут вытащитьСамый известный дарвинист всех времён и народов в лице самого Чарльза Дарвина, как свидетельствуют всё более доказательные современные исследования, на самом деле несколько «позаимствовал» свои идеи у своего менее пробивного коллеги и потому должен именоваться не дарвинистом, а…

Впрочем, это неважно, поскольку как бы ни называлось данное научное течение, оно, при всём блеске своих простеньких ответов на глобальные вопросы человечества, не в силах ответить на незамысловатые вопросы, отражающие самую суть жизни на Земле.

Почему, собственно, существует секс? Откуда взялись цветы? Почему краснеет от смущения человек? Увы, сколько бы то ни было достоверного ответа научные мужи и дамы дарвинистского толка дать не в состоянии. А вопросы, между тем, интересные.

Итак…

1. Почему же существует секс?

Секс, как подчёркивают многие современные биологи, является королём всех нерешённых вопросов. Зачем вообще возникла сексуальность? Почему существует любовь? Для чего имеются два противоположных пола?

На самом деле объяснить существование второго, мужского, пола какими-то биологическими выгодами невозможно. Биологи-эволюционисты могут вертеть этим вопросом и так, и эдак, но сколь-нибудь вразумительного ответа так и не дадут: каждая из четырёх самок с двумя яйцеклетками при однополом размножении может произвести восемь наследников. А две самки и два самца могут родить лишь четырёх детей. То есть однополое размножение вдвое быстрей двуполого.

Это обстоятельство используют многие животные, например, травяные вши и ящерицы. Кроме того, у однополого размножения есть то преимущество, что родительница имеет возможность передать своему потомству все свои ценные качества в полной мере. При двуполом размножении это невозможно.

«Сексуальность является движущей силой эволюции, – размышляет биолог-эволюционист из Оксфорда Ричард Докинс, – однако, наверное, было бы хорошо, если бы от неё можно было бы и отказаться».

2. Откуда взялись цветы?

Сам Дарвин назвал эту загадку «отвратительной тайной» («the abominable mystery») и отфутболил её в сторону. Являясь самым большим из всех видов растений, цветы внезапно возникли в начале мелового периода и сразу же расцвели во всём своём многообразном и пёстром великолепии без каких-либо переходных видов и без всяческих намёков на каких-либо своих предшественников. Просто появились из ничего и продолжают благоденствовать по сей день.

3. Как возникла жизнь?

«Самой большой брешью в эволюционной теории остаётся вопрос о возникновении жизни», – пишет профессор биологии из Калифорнийского университета в Сан Диего Крис Уилс. Как образовались крошечные одноклеточные из неживой материи, так же непонятно, как и их последующее преобразование в многоклеточные организмы.

Более двух миллиардов лет Земля была населена примитивными существами без клеточного ядра. И из этих прокариот должны были каким-то образом создаться первые одноклеточные организмы со всей их сложной системой жизнедеятельности.

Биологи-эволюционисты предполагают, что подобное могло произойти при теснейшем и постоянном «сотрудничестве» множества бактерий. И этой своей теорией забивают ещё один гвоздь в гроб дарвинизма, ибо начисто отвергают его главнейший постулат о постоянной конкурентной борьбе за выживание, каковой здесь, понятно, не могло быть и в помине.

Неясно также, как появилось потомство. Научное сообщество сошлось на том, что праматерью всего генетического материала является рибонуклеиновая кислота (РНК). Однако это не решает проблему, ибо она тотчас же скатывается к известному казусу насчёт того, что было раньше – курица или яйцо?

«Бег гена нет организма, однако чтобы генам развиваться, им, в свою очередь, требуется организм», – размышляет профессор биологии и философии из Мюнхена Христиан Куммер.

4. Кто был последний общий предок человека и обезьяны?

Как выглядел наш древний брат по крови, как он жил? И: «Какие эволюционные процессы привели нас к тому, что мы вынуждены были разделиться?», – пишет Крис Стрингер, палеонтолог из Лондонского музея естественной истории. «Имеется много окаменелых останков из Африки, которым по пять

46
Комментарии (0)

Выберите из списка
2015
2015
2014
2013
2012