Андрей Вадимович Кортунов – генеральный директор Российского...
5 февраля 2015 в 17:03

Андрей Вадимович Кортунов – генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД). Семь шагов за горизонт кризиса

Андрей Вадимович Кортунов – генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД). Семь шагов за горизонт кризисаОбстановка острого международного кризиса – не самое подходящее время для размышлений о долгосрочных задачах внешней политики. Кризис требует от политиков и практикующих экспертов максимальной концентрации на ближайших целях, резко сужает горизонты перспективного планирования, заставляет забыть о многом, что еще недавно казалось крайне важным и срочным. В момент кризиса тактика доминирует над стратегией, а принятие решений в большей степени определяется логикой происходящих сегодня событий, чем представлениями об отдаленных последствиях раскручивания кризисной спирали.

Но все кризисы так или иначе завершаются, а жизнь продолжается. И по всей видимости, пора задуматься о том, как Россия будет строить отношения с внешним миром «после Украины». Конечно, многое тут зависит от того, чем и как именно завершится кризис – компромиссом или долгосрочным хроническим конфликтом России с Западом, укреплением украинской государственности или ее окончательным крушением. Но какой бы ни была финальная сцена украинской трагедии, уже сегодня очевидны те принципиальные вопросы, которые неизбежно встанут перед Москвой, когда занавес наконец опустится. Перечислим лишь некоторые из них.

Где искать международный ресурс для российской модернизации?

На протяжении всего постсоветского периода главным источником инвестиций, технологий, управленческих решений и стандартов для России оставалась Европа. Сегодня все чаще высказывается мнение, что в будущем эту роль вполне могла бы взять на себя Азия. Более того, Азиатский континент рассматривается и как потенциально основной рынок для российской экономики. Что это – риторика момента или долгосрочная стратегия? Наши отношения со странами Евросоюза нарабатывались многие десятилетия, и даже сегодня они остаются не только самыми объемными, но и совершенно уникальными по своему качеству (проработанность нормативно-правовой базы, степень участия малого и среднего бизнеса, масштабы российской диаспоры в странах региона и т.п.). Да и вообще есть ли примеры успешных проектов экономической модернизации, осуществленных в изоляции от евро-атлантического ядра мировой экономики?

Каковы реальные перспективы евразийской интеграции?

Интеграционные процессы на евразийском пространстве вызваны объективными и долгосрочными факторами. Но разве резкое обострение отношений между Россией и Западом не оказывает мощного воздействия на эти процессы? Во-первых, как показывает опыт других интеграционных проектов, успешные проекты возможны на стадии экономического подъема стран-участниц, но не в период рецессии и уж тем более не во время разворачивающегося кризиса. Во-вторых, украинский конфликт породил долгосрочные политические осложнения даже с такими близкими союзниками Москвы, как Белоруссия и Казахстан, что не может не сказаться на их отношении и к экономической интеграции. В-третьих, легко предсказать, что наши западные оппоненты, которые и раньше не слишком благосклонно относились к интеграционным усилиям Кремля, сегодня удвоят свои усилия, чтобы как минимум затормозить сближение России с ее партнерами, предлагая последним заманчивые экономические и политические альтернативы. Какие дополнительные аргументы должна найти Россия, чтобы сохранить привлекательность интеграционного проекта для своих соседей в этих условиях?

Можно ли избежать новой гонки вооружений с Западом?

Нынешняя российская программа модернизации вооруженных сил разрабатывалась и утверждалась в принципиально иной экономической и политической ситуации: другими были цены на нефть, о санкциях против России никто и не помышлял, в наших прогнозах экономического развития кризис не просматривался. Да и Запад до последнего времени не готовился к серьезному военному противостоянию с Москвой, о чем свидетельствовала стабильно негативная динамика бюджетов большинства стран – членов НАТО. Сегодня вокруг нас все поменялось, и не в лучшую сторону. Понятно настойчивое желание руководства страны сохранить в неприкосновенности планы перевооружения даже за счет гражданских бюджетных статей, но могут ли в XXI веке гражданская экономика и оборонка следовать расходящимися к

206
Комментарии (0)

Выберите из списка
2015
2015
2014
2013
2012