Дарья АСЛАМОВА Чеченский политолог Ислам Сайдаев: Если...
28 сентября 2014 в 22:35

Дарья АСЛАМОВА Чеченский политолог Ислам Сайдаев: Если бы русские танки в 2008-м вошли в Тбилиси, не было бы сейчас проблем с Киевом

Дарья АСЛАМОВА        Чеченский политолог Ислам Сайдаев: Если бы русские танки в 2008-м вошли в Тбилиси, не было бы сейчас проблем с КиевомБывший идеолог дудаевской Ичкерии, а ныне — политолог и журналист — рассказал спецкорру «КП» Дарье Асламовой, почему чеченские сепаратисты превратились в больших патриотов России
Ислам Сайдаев, чеченский политолог и журналист,— тот, кого еще десять лет назад называли врагом России. А он им и был. Ярый сепаратист, дудаевец, один из идеологов Ичкерии, заместитель руководителя информационного центра боевиков. В 1999 году бежал в Грузию, где прожил почти десять лет и тесно контактировал с грузинскими спецслужбами. Оказался свидетелем многих грязных дел и даже написал об этом книгу «Убрать свидетеля». Радикально переменил свои взгляды и во времена амнистии вернулся в Чечню, где сейчас работает в правительстве. В Чечне это самая обычная история. Бывшие боевики, сложившие оружие, теперь являются куда более ярыми патриотами России, чем, к примеру, московская «либерально-пармезанная» публика. Чечне пришлось пройти через две войны, чтобы понять, что никому, кроме России, она не нужна.
- Де-юре и де-факто Чечня была независимой пять лет, между двумя войнами,— вспоминает Ислам Сайдаев.— Мы считали, что заживем, как Дубай, отделившись от России. Пять лет в наших руках была нефть, реальные деньги, в руководстве сидели все как один патриоты и религиозные лидеры, а за все это время мы даже одной мечети не построили. Я не говорю уж о школах и больницах. У нас было все, даже иностранные спонсоры, но мы ничего не сделали, а только передрались между собой. Началось открытое военное противостояние между своими. Время показало, что мы не можем самостоятельно существовать как государство вне поля России.
- То есть Россия дала вам закон?
- Можно сказать и так. Поверьте: если Россия сейчас уйдет из Дагестана, через месяц там начнется жесточайшая гражданская война. И Дагестан, и Татарстан наивно думают, что без России они проживут. Уйдет Россия, и вылезут аферисты с криминальным прошлым, обыкновенные бандиты. А вот мы этого уже нахлебались. Если б Кавказ мог быть самостоятельным, это произошло бы давным-давно, когда России здесь еще не было. Жили какие-то отдельные племена, мелкие княжества, не желавшие объединения и реальной государственности. Словом, полная разобщенность.
- Почему чеченцы воевали против России после перестройки?
- Это была часть большой игры. Через Чечню пытались разрушить Россию. Все эти люди, появившиеся здесь, вроде Дудаева и Мовлади Удугова,— их патронировали из Москвы такие «патриоты», как Березовский. Я тоже когда-то верил в независимость Ичкерии и сотрудничал с НПО, которые финансировались Западом. Но финансировались они по определенной программе: враг моего врага — мой друг. Мы даем вам деньги и хотим результат. Впрямую это не говорилось: были просто слова об установлении демократии. Пока было выгодно, нас называли повстанцами и спонсировали. А когда игра была проиграна и боевики бежали в Панкисское ущелье, их там объявляли террористами и арестовывали. Но не просто так, а с расчетом.
Вот сидит боевик в Гуантанамо, а потом его выпускают, и он уже в Ливии командует отрядом, как борец «за демократию» против «тирана Каддафи». Все арестованные грузинскими, английскими и американскими спецслужбами боевики рано или поздно всплывают в Ираке, Сирии, Ливии, уже с новой легендой, деньгами и героическим прошлым. Такова история Абу-Бакра аль-Багдади, новоявленного халифа террористического ИГИЛа (Исламское государство Ирака и Леванта). В 2005 году его арестовали американцы, а потом через четыре года по неизвестным причинам выпустили. С какой целью? Против президента Сирии Асада. Тот же Мовлади Удугов сейчас находится в Турции и руководит чеченским подразделением, воющим на стороне Абу-Бакра аль Багдади. Яркий пример — Омар Аль-Шишани (Шишани в переводе с арабского «чеченец»). Командир, выходец из Панкисского ущелья, воспитанник грузинских спецслужб. Мать — чеченка, отец — христианин. Работал в грузинском спецназе, который тренировали американские инструкторы. Впоследствии его в Грузии же посадили в тюрьму, создали хорошую легенду. Теперь он является командиром самого массового подразделения ИГИЛ, которое целиком состоит из

101
Комментарии (0)

Выберите из списка
2015
2015
2014
2013
2012