Интервью Постоянного представителя Российской Федерации при...
24 мая 2014 в 12:41

Интервью Постоянного представителя Российской Федерации при Европейском союзе В.А.Чижова агентству «Интерфакс», 22 мая 2014 года

Интервью Постоянного представителя Российской Федерации при Европейском союзе В.А.Чижова агентству «Интерфакс», 22 мая 2014 годаМИД России
16 ч. ·
Интервью Постоянного представителя Российской Федерации при Европейском союзе В.А. Чижова агентству «Интерфакс», 22 мая 2014 года
Вопрос: Владимир Алексеевич, как в настоящий момент осуществляется взаимодействие Постпредства с институтами ЕС в условиях всех тех приостановок отношений и ограничительных мер, которые введены Евросоюзом в связи с украинским кризисом? Насколько для России критично это охлаждение? По Вашим прогнозам, надолго ли такая ситуация?
Ответ: Определенные ограничительные меры со стороны Евросоюза, имевшие, к сожалению, место, являются явной политической акцией. Это политизированная позиция, никак не связанная логикой с содержанием тех мероприятий, которые Евросоюз решил или отменить, или перенести на неопределенный срок. Наверное, следует начать с самого главного – отмены летнего саммита Россия-ЕС, который должен был состояться 3 июня этого года встык с саммитом «восьмерки» в Сочи. После того, как стало ясно, что саммит «восьмерки» не состоится из-за позиции других участников, нас уже не слишком удивила и отмена саммита Россия-ЕС. Это также касается ряда институциализированных встреч, например, одного из заседаний Постоянного совета партнерства, которые проводятся на министерском уровне, и ряда других мероприятий. В то же время наша работа здесь, в Постпредстве, в результате этого никоим образом не прекратилась. Мы продолжаем контакты, и каких-либо проблем с контактами, моими и сотрудников Постпредства, с представителями европейских структур мы не наблюдаем. Более того, совместные мероприятия по тем направлениям, где объективно есть интерес Евросоюза, тоже продолжаются. Я выделю здесь такое, наверное, легко предсказуемое направление, как энергетику. Напомню, что 19 мая в Берлине прошла вторая встреча по газу на министерском уровне, в которой участвовала российская правительственная делегация во главе с Министром энергетики России А. Новаком. В ее состав входили представители МИД, Минэкономразвития, Минфина. Они встретились с делегацией Еврокомиссии во главе с еврокомиссаром по энергетике Гюнтером Эттингером. Этому предшествовала неделей раньше встреча по тем же сюжетам на экспертном уровне здесь, в Брюсселе. Насколько для России критично это охлаждение? Я думаю, что это не более критично, чем для Евросоюза, поскольку от того, что эти мероприятия не проводятся, страдает развитие наших отношений. А, как известно, в развитии партнерства с Евросоюзом Россия заинтересована не меньше, но и не больше, чем Европейский союз. Надолго ли такая ситуация? Надеюсь, что ненадолго. Во всяком случае, судя по тому, что все-таки постепенно меняется тональность в оценках того, что происходит на Украине. А она постепенно, медленно, но меняется. Мы такие признаки наблюдаем. Это и в прессе проходит, и в высказываниях тех или иных официальных лиц. Хотя говорить о переломе, пока, конечно, преждевременно. Это касается оценок ситуации на Украине и оценок роли России. Постепенно приходит, надеюсь, осознание того, что Россия является не частью проблемы, а частью любого потенциального решения. Причем неотъемлемой частью.
Вопрос: Минимум раз в день представители Еврокомиссии на разных уровнях сообщают о том, что идет подготовка санкций по «третьей фазе» — экономических и что эта работа продвигается. Что Вам об этом известно? Какие отрасли могут затронуть такие санкции, и каковыми могут быть их последствия для самого Евросоюза?
Ответ: Действительно, представители Еврокомиссии твердят это как мантру, стараясь, по-моему, больше убедить самих себя, чем нас, в том, что «если что, то они готовы» рассмотреть вопрос о «третьей фазе». Что такое «третья фаза»? Еще в марте они приняли на высшем уровне, на саммите ЕС, решение о том, что сначала будут первая и вторая фазы. И лишь третья будет экономической, то есть секторальной. Это ограничительные меры, направленные не против конкретных физических или юридических лиц, то есть компаний, а в отношении отраслей. Стараются, наверное, убедить самих себя и параллельно, я полагаю, своих заокеанских партнеров, которые, по-моему, очень ждут, чтобы именно Европа ввела какие-нибудь

61
Комментарии (0)

Выберите из списка
2015
2015
2014
2013
2012