Интервью с Петром Мамоновым.
29 ноября 2012 в 00:48

Интервью с Петром Мамоновым.

Интервью с Петром Мамоновым.Петр Мамонов (музыкант, актер): «Главное — пребывать в любви»

Петр Мамонов, создатель «Звуков Му», певец, композитор, актер и лауреат премии «Золотой орел», представил зрителям свой новый театральный проект — «Дед Петр и зайцы», в котором выступил как автор и режиссер.

Из-за съемок Мамонова в фильмах «Остров» и «Царь» спектакль готовился шесть лет. О том, каких зайцев спасает дед Петр, о своей жизни, семье и новых планах в кино Мамонов, которого называют «культурным шизофреником» и основоположником жанра «русская народная галлюцинация», рассказал «Бизнес-Стилю».

«Бизнес-Стиль»: Петр Николаевич, почему «Дед Петр и зайцы»?

Петр Мамонов: В отличие от многих наших артистов, которым неизвестно сколько лет, и они тщательно это скрывают, я сохранился меньше. Вот Эдита Пьеха — смотришь на нее и думаешь: «Сколько же ей лет? Как удивительно она сохранилась!» Поэтому насчет оболочки и тела я честно назвал себя «дед Петр». Я могу, конечно, притвориться другим, сделать себе подтяжку лица, вставить зубы и на улице повесить картинку «Несите деньги в наш банк. Я ему верю». И что? Конечно, никакой банк мне никакую рекламу делать с ним не предложит. С таким образом можно только разруху полную обещать: «Кладите к нам — все потеряете». Зато, когда выпали мои последние зубы, меня стали приглашать на всякие «чтецкие» вечера.

«Б.-С.»: С «Дедом Петром» все понятно. А зайцы в таком случае кто?

П.М.: Все люди. Мне интересен человек, посторонний, просто по улице идущий, такой же, как я. Внутренне одинокий, как я. Брат мой по уязвимости. Вот я с детьми своими уже общаюсь через Skype. А я хочу понюхать, как пахнет у моего внука между шейкой и ушком. Но нет прибора, который мог бы это передать. Особенно одиноки, на мое ощущение, люди молодые. Отсюда — волна употребления наркотиков, алкоголя и семьи меньше создаются. Хотя сейчас, говорят, я слышал такую статистику, наши девушки стали больше рожать. Но все равно очень одиноко человеку. А семья — это самое ценное. Если человек несчастлив в семье, если не будет бежать домой со всех ног, он не будет счастлив нигде — ни дома, ни на работе, ни в любимом «мерсе». Ведь как мы живем? В любую дверь загляните: муж лежит, жена на него кричит, бабка внука настраивает: «Не слушай маму и папу». Отцы и дети спорят: «Я главный!» Я рос в семье, где все друг друга очень любили: родители друг друга, и меня, и брата. А потом я вышел на улицу и очень удивился тому, что люди там так друг друга не любят. Поэтому, наверное, очень часто на моих выступлениях сидит какой-то маленький гномик и говорит потом: «Вот дядьку так же колбасит, как и меня, значит, я уже не один, нас двое».

Я депутат от этих гномиков, слабых, незащищенных, тех, которые в кайфе лежат целыми днями и не знают, как быть вообще, и от бабушек, которые в слезах подходят ко мне на улице, и им надо руку протянуть. Самое ценное для меня то, что мне верят пятнадцатилетние, кто ходит в капюшонах. А ведь это публика, которая не верит уже ничему вообще, так мы их обезнадежили. И семей у них нет путевых, и телевидение у нас в основном определенного рода, хотя что-то приличное иногда и мелькает. Я надеюсь, может быть, они увидят мой спектакль и мы как-то поймем друг друга. Постараюсь. Я же не для благополучных, не для тех, у кого есть все.

«Б.-С.»: А те, у кого все есть, благополучны?

П.М.: Я знаю очень многих богатых людей сейчас, они сплошь и рядом несчастны. Во-первых, деньги: надо с ними постоянно что-то делать, крутить их как-то, чтобы они не исчезли. Во-вторых, все к ним лезут. Один говорит мне: «Я в туалет с охранником хожу». И что? Человек, зачем ты живешь? Чтобы еще, еще и еще грести? Как блатные говорят — «В гробу карманов нету». Сегодня умрешь — что ты будешь делать завтра, если окажешься там, где уже не сможешь проявить волю? Я в фильме «Остров» ложился в гроб — ничего нет, кроме четырех стенок. Некоторые стали отдавать, делиться, говорят, что счастье привалило сразу. Отдавать стали тайно, потихоньку. Вот у меня товарищ в Суздале выкупил земли и отдал под монастырь. Необязательно церкви отдавать. Но мы стольким людям можем помочь. Что же мы взам

119
Комментарии (0)

Выберите из списка
2015
2015
2014
2013
2012