История одного кино шедевра.
24 февраля 2013 в 07:25

История одного кино шедевра.

История одного кино шедевра.История фильма: «Белое солнце пустыни».
Мало кто знает, что заказ от Госкино на съемки «Белого солнца пустыни» поступил после триумфальных «Неуловимых мстителей». Фильм задумывался как первый советский вестерн на тему борьбы с басмачами, и название имел соответствующее: «Басмачи». Реализовать сценарий поручили Андрею Кончаловскому, который в тот момент находился в простое. Однако через некоторое время режиссеру предложили ещё один проект, о котором он мечтал давно – снять «Дворянское гнездо». Следующими над будущим шедевром стали трудиться известные сценаристы Валентин Ежов и Рустам Ибрагимбеков.
Когда их обновленный вариант будущего фильма был принят, перед всеми встал нелегкий вопрос, кого пригласить режиссировать картину? Кандидатуры возникали самые неожиданные, например, Юрий Чулюкин, снявший такие замечательные комедии как «Девчата» и «Неподдающиеся». Когда тот отказался, пригласили Андрея Тарковского, его фильм «Андрей Рублев» положили на полку, но, не смотря на то, что режиссер сидел без работы он категорически отверг это предложение, мотивируя тем, что снимать фильмы о басмачах ему неинтересно. Невероятно, но Владимир Мотыль поначалу тоже не хотел браться за эту работу. Однако сценаристам, пообещавшим режиссеру полную свободу действий в дорободке сценария все же удалось его уговорить. Если быть честными до конца, стоит отметить, немаловажную роль в согласии Мотыля взяться за эту работу стал банальный денежный вопрос. В то время он буквально перебивался с воды на хлеб кочуя по друзьям с мамой пенсионеркой. Своей квартиры у него не было и приходилось жить, где попало. Работа над фильмом это всегда хороший заработок, да и сценарий Мотылю показался интересным. Он его дописал, попросил своего друга Марка Захарова сочинить письма Сухова Екатерине Матвеевне, да и название фильма преобразовалось за время исканий из «Басмачей» в «Пустыню». Придумал Мотыль и колоритного Верещагина, который «и не за белых, и не за красных». Эдакий богатырь земли русской, стоящий на страже ее границ.

Два Сухова, Абдулла и Саид и другие.

Кандидатов на главные и второстепенные роли искали по картотекам «Мосфильма» и «Ленфильма». Кандидатуры возникали самые неожиданные. Например, на роль Катерины Матвеевны пробовали первую красавицу советского кино Наталью Фадееву. А на роль таможенника Павла Верещагина пробовался Владимир Ильин и Ефим Копелян. На роль Федора Сухова тоже было много претендентов. Однако Владимир Мотыль остановился на Георгии Юматове и Анатолии Кузнецове. Как это часто бывает, но предложение сыграть Сухова Анатолий Кузнецов сначала принял без энтузиазма, к тому же он знал, что Мотыль больше склоняется к кандидатуре Юматова. Во время проб название «Пустыня» сменили на более звучное «Спасти гарем». На роль коварного Абдуллы пробовалось несколько известных актёров, однако выбор остановили на мало кому известном Кахи Кавсадзе, уж очень колоритно он смотрелся в кадре. Когда Мотыль на роль Саида пригласил Спартака Мишулина, многие не понимали, а некоторые не одобряли этот выбор. Зато режиссер давно знакомый с актёром прекрасно знал, лучшего Саида ему просто не найти. Самые большие сложности возникли с отбором актёра на роль Петрухи. Все кто пробовался на эту роль не устраивал Мотыля. Говорят, что он сам не мог понять каким должен быть этот герой — с трагической или комической ноткой. Мало кто знает, но роль Петрухи пробовался даже суперкомик нашего кино Савелий Крамаров. Буквально в последний момент Мотыль вспомнил о забавном и талантливом парне, которого снимал в эпизоде «Женя, Женечка и «Катюша» — Николае Годовикове. О непростой судьбе этого актера мы расскажем чуть позже. Через несколько дней Петруха был утвержден. В роли таможенника Верещагина Мотыль хотел снимать Павла Луспекаева. Но он знал, что недавно ему ампутировали пальцы ног, и стеснялся предлагать фактически инвалиду такую роль. Однако, перепробовав множество актеров, Владимир Мотыль решился «пан или пропал» и отправился к Луспекаеву домой. «Первое, что меня удивило, Луспекаев был на ногах, даже дверь открыл мне сам – вспоминал позже режиссер. Никаких костелей, т

61
Комментарии (0)

Выберите из списка
2015
2015
2014
2013
2012