Николай ВАРСЕГОВ Николай Варсегов: Думаю, война скоро...
22 июня 2014 в 21:51

Николай ВАРСЕГОВ Николай Варсегов: Думаю, война скоро кончится, но коллеги считают - наоборот

Николай ВАРСЕГОВ     Николай Варсегов: Думаю, война скоро кончится, но коллеги считают - наоборотВ телевизионной студии Луганска встретились российские и «западенский» журналисты [видео]
Разные точки зрения на происходящее в зоне проведения АТО.
Николай Варсегов — «Комсомольская правда»,
Юрий Снегирев — «Российская газета»,
Руслан Кацаба – украинский телеканал «112».
Ведущая: Приходилось ли вам ранее работать в подобных условиях?
Варсегов: Мне приходилось бывать в Югославии, на последней грузинской войне, на Кавказе. Не то чтобы у меня очень уж большой опыт в этом плане, но эта война по-моему отличается наибольшей жестокостью. Много убитых мирных жителей, много крови.
Снегирев: я бывал на войнах, начиная с первой чеченской, Абхазия, Ливия. И мое впечатление, что сюда очень тяжело попасть. Для меня это было проблематично. Когда началась АТО, проезд российских журналистов на территорию Украины был весьма затруднен. И наши коллеги прибегали к различным хитростям, чтобы попасть сюда. Мне кажется, это несправедливо. В любой точке мира журналист должен иметь возможность работать.
Кацаба: Так как мои коллеги из России, я буду говорить на российской мове. Опыт мой не столь велик, как у моих коллег. Но я с самого начала был на майдане плюс я снимаю экстремальные сюжеты. Рейдерские захваты, бесчинства правоохранительных органов. А здесь я две недели назад снимал по ту сторону баррикады. Я снимал национальную гвардию и бойцов. И сейчас принял решение, и руководство доверило мне именно снимать здесь.
Ведущая: Как долго вы в командировке в Луганске? Что уже успели увидеть и что уже успели понять?
Варсегов: лично я в Луганске с 28 мая. Тут уже говорилось, как трудно проникнуть на эту территорию. Мне пришлось несколько хитрым способом добираться, но официально. Я долетел до Кишинева, оттуда в Тирасполь. Из Тирасполя на автобусе в Одессу. На границе меня единственного из пассажиров автобуса долго обыскивали украинские таможенники, проверяли документы пограничники, но тем не менее пропустили. Потому что та западная сторона не имеет такой установки относительно российских мужчин, которых нельзя пускать. А на восточной границе для нас было все перекрыто. Хотя на сегодняшний день там граница дырявая, отбитая и упраздненная ополченцами, и люди проходят там без всяких заморочек.
Ведущая: ну да. Люди выезжают из города. Правда, по 10 часов стоят машины. Что уже успели увидеть? Что отметили для себя?
Варсегов: в Луганске я не был с советских времен. Первое удивление, это очень чистый, опрятный, цветущий город. В моем представлении этот военный город должен быть грязноватым. Но это очень ухоженный город. И сразу печаль на сердцене дай Бог, если тут будут настоящие бои. А потом я был свидетелем бомбометания по скверу, я лично видел этих убитых людей. Вот такие мои яркие впечатления.
Снегирев: я приехал три дня назад. Вполне официально. А до этого я был 34 дня в Славянске и Донецке. С коллегами там курсировали. Так вот в Славянске действительно фронт. Фронт идет прямо по улице. Баррикады, военные люди… Меня не однократно останавливали, проверяли документы. У меня не было с собой удостоверения, потому что я не мог представиться журналистом. Меня бы сняли с поезда. Я немножко схитрил. Сказал, что еду к тетке в Бердянск. Но не доехал. Но закон я не нарушал. И вот я оказался запертым в Славянске. По нам с Сашей Коцем стрелял снайпер. Мы не можем определить, что это был за снайпер, но пули свистели над головой. А 2 мая началась активная фаза АТО на наших глазах. Это было страшно. Страшно было не за себя, а за людей. Там много людей, женщин. И никто выезжать не хотел, потому что некогда.
- А правда, что стреляют прямо по живым людям?
Снегирев: во время обстрела, конечно, очистили подвалы. Меры безопасности приняли. Но стреляли-то прямо по больнице. Я был на горе Карачун рядом с Семеновкой. Там только что прошел минометный обстрел ночью. Мы приехали туда с коллегами, и нас матами оттуда прогнали. А через 5 минут обстрел возобновился. Там погибли журналисты – итальянец с переводчиком.
- Где приходилось прятаться вам?
Снегирев: мы не прятались. Работать надо было. Как начиналась тревога, мы садились в машины и ехали на эти точки.

89
Комментарии (0)

Выберите из списка
2015
2015
2014
2013
2012