В поиске вариантов сотрудничества...
28 сентября 2010 в 16:48

В поиске вариантов сотрудничества...

Интервью на тему:

Алексей, Вы долгое время проработали в журналистике. Расскажите, пожалуйста, об основных этапах Вашей карьеры. Что Вам дал журналистский опыт?

День добрый. Хотя журналистом был мой отец, сам я о журналистике поначалу и не думал – хотел быть егерем, уйти в лес. Но так как всегда хотел быть независимым финансово от родителей – еще в школе успел поработать грузчиком на рынке, продавал книжки на улицах, даже бутылки у метро собирал, а в 16 лет перед поступлением на Журфак пришел в «МК». Таких как я в «Московском комсомольце» называли космонавтами: юных стажеров, которым нужны были первые публикации для поступления в ВУЗ. Помню первую статью: меня длинноволосого «арбатского» паренька в майке с надписью «В. Цой – звезда по имени солнце» отправили написать заметку о православно-политическом совещании. Мероприятие это оказалось очень пафосным: точеные стулья, круглый стол и люди в строгих костюмах, обсуждающие всерьез восстановление монархии в России и экономические перспективы страны. У меня тогда был выбор – либо подробно записать, фактически под диктовку, все то, о чем говорили серьезные люди, или… выступить в качестве самостоятельного журналиста «МК». Я выбрал второе – на следующий день в МК вышла ироничная статья «Красна девица лицом, ППС (православно-политическое совещание) красно словцом». Собственно так и началась моя тропинка в журналистику. А дальше была молодежная передача «Галерка», которую я придумал для радио «Россия» и почти 12 лет работы на ТВ (от потребительских сюжетов программы «Впрок» НТВ до военных репортажей программы «Время» Первого канала). Мой отец был военным журналистом, он был практически во всех горячих точках тогда еще Советского Союза, работал в Афганистане, Карабахе, Чечне именно поэтому, когда я начал работать в журналистике я все время рвался на войну, хотел понять, что видел отец. Меня долго не пускали, говорили, горячий слишком. Сказывался юношеский максимализм. До программы «Время» я работал на РТР в «Вестях» — в Чечню меня не пускали, но именно там я начал снимать репортажи о катастрофах. К примеру, в Мурманске я оказался уже в первый день трагедии с Курском, но начал разрабатывать не ту версию и меня вернули в Москву. Тогда-то я и перешел на Первый канал, а дальше были наводнения, пожары и… Чечня. В 20 лет меня отправили в первую боевую командировку. Тогда еще не было установки на показ исключительно мирной жизни, и у меня была возможность самому решать, что снимать и куда ехать. Хотя без официального сопровождения пресс-службы никуда выезжать журналистам вроде как и не полагалось, многие искали лазейки, договаривались с военными напрямую и уезжали на спец. операции. Мне, по-журналистски, повезло, уже в первую командировку, выехав со знакомыми бойцами из иркутского ОМОНа на плановую зачистку, я попал в центр боя. Бойцы временного отдела внутренних дел Аргуна с которой мы выехали проверить один из домов на улице Дудаева попала в засаду. Мы оказались на дороге без всякого прикрытия, стреляли со всех сторон, а у меня тогда в голове был только адреналин и охотничий азарт: все казалось похожим на кино – горели дома, БМП ломали стены, даже пуля, отскочившая от борта Урала и ударившая (но не ранившая) оператора не охладила, а скорее подстегнула. Пульсировала только одна мысль: главное не выключать камеру, остальное потом. Уже темнело и мы под прикрытием брони вернулись на территорию временного отдела. Помню, когда отступали, нашу съемочную группу сначала хотели посадить в командирский уазик, потом в бронированный Урал, но в спешке засунули в один из БТРов. Повезло: Уазик и Урал были подбиты. А когда мы возвращались, прямо над люком нашего БТра пролетел заряд гранатомета. Пролетел мимо. Позже мне предлагали продать эти съемки за сумасшедшую для меня сумму в 25 тысяч долларов на один из западных каналов, но патриотизм взял свое. Чужим не отдам. Репортаж вышел первым номером программы «Время». На Первом канале это оценили, за эти съемки я получил премию в 200 долларов. Зато на факультете журналистики с этим репортажем я защитил диплом и получил высшую для студента награду «Золотую камеру».

Что заставило Вас, успешного журналиста, уйти с телевидения и заняться собственным бизнесом?

Что заставило уйти? Наверное, семья. Точнее нормально мужское желание – семью обеспечить. Помню, первый раз я задумался о том, чтобы делать что то свое, после возвращения из Чечни. Тогда заработанных за месяц боевой командировки денег мне хватило только на то, чтобы оплатить полчаса кареты, на которой я перед свадьбой заехал за невестой. Все было очень красиво – белая карета (единственная на тот момент в Москве), лошади. Мы поехали в загс, но подъехали чуть раньше назначенного срока. Кучер предложил проехать дальше, а потом неожиданно остановился, повернулся ко мне и говорит – хочешь обратно, плати еще. Если бы не свадьба врезал бы хорошенько, но пришлось сослаться на поломку и к Загсу мы с невестой вернулись уже пешком. И все же на то, чтобы уйти из журналистики я решался долго: все-таки стабильная зарплата, главная новостная программа страны… но помогло руководство. Меня перевели в новый отдел, так называемую группу «Путин-ТВ», в высокие обязанности редактора входило бегать на перегоны и монтировать синхроны из Кремля. Задача, с которой, на мой взгляд, мог справиться и стажер. Время между перегонами коротали, играя в компьютерные игрушки, работа механическая, голова не работала совсем… Тогда и решился. Благо удобный график (неделя через неделю) позволял халтурить, тогда я впервые начал снимать заказные фильмы к юбилеям известных политиков и бизнесменов. На праздничных фильмах я уже получал в три раза больше своей телевизионной зарплаты.

Почему выбрали именно эту деятельность (создание рекламного материала, фильмов)? Чем она так привлекла Вас? Был ли раньше опыт работы в этой сфере?

У меня не было никаких связей в рекламе и кино, но постановочные съемки мне всегда нравились. Опять – таки подстрекнул один из знакомых, взял на слабо. Известный журналист тогда мне сказал, Бархатов ну куда ты лезешь, этот рынок схвачен, ты никогда не сможешь снимать серьезную рекламу, не говоря уже о кино. Если в журналистике я пытался доказать свою состоятельность отцу, который еще в первом классе заставлял меня 18 раз переписывать сочинение о том, как я провел лето (чтобы не было штампов). То теперь у меня появился новый стимул. Времени на какие-то специальные курсы и учебу, не было. У меня тогда уже родился первый ребенок. Сын Лева. Семью нужно было обеспечивать, и я, по журналистской классике, решил учиться на практике. Задача была за малым – убедить первых клиентов, что я и моя компания действительно могут выполнить работу лучше других.

Когда была создана телекомпании «Пантера» и кому принадлежала идея?

Здесь опять-таки случай, удача. На мой день рождения приехал старый школьный друг, с которым мы не виделись много лет. Он просто позвонил и приехал. За столом разговорились, прозвучали ключевые слова «макинтош» и «файнал кат», это такая монтажная система. Я в то время работал с разными фрилансерами, монтируя праздничные фильмы, а тут такое стечение обстоятельств. Мы решили работать вместе. Арсен, тот самый друг и нынешний генеральный директор компании, придумал название. Накануне мы вместе посмотрели фильм Мэла Гибсена «Апокалипто», там была пантера. Грациозное животное, которое всегда найдет себе место в лесу. Очень подходящий образ для старта. К тому же Пантера – любимое животное моей жены, помню, даже из Чечни я ей однажды привез игрушечную пантеру, выигранную в преферанс. Так и появилось название «Пантера», а почему телекомпания – мы друзья, а значит вместе мы – компания: он бывший квнщик, я телевизионщик, вот и телекомпания — телекомпания из двух человек с одним домашним компьютером. Это было в 2007 году… Позже выянилось, что рекламщики не понимают, как телекомпания может производить ролики, для них мы и придумали второе название – Panterafilms production.

В одном из интервью Вы сказали, что начинали бизнес с приятелем. Удачно ли сложились ваши партнерские отношения? Существует мнение, что открывать компанию всегда лучше одному, не привлекая друзей …

Конечно, удачно. Ведь самое сложное в бизнесе, найти человека, которому можно доверять. Арсену я доверяю, и пока ни разу об этом не пожалел. Сейчас мы продолжаем работать вместе, развивая нашу компанию. Конечно, не обходится без споров, но мы уравновешиваем друг друга. Меня сложно вывести из себя, но иногда я здорово распаляюсь, на этот случай Арсен всегда рядом, с огнетушителем наготове.

Сколько примерно человек работало над созданием первых роликов? Сколько сотрудников работает сейчас в компании?

Первые ролики мы делали вдвоем, работали без выходных. Наш рекорд два раза по трое бессонных суток в течение одной недели, не выходя из монтажки. Только сейчас, через три года у меня стали появляться выходные. На сегодняшний день зарплату в компании получают чуть больше 20 человек, при этом на проектах съемочная группа может быть значительно больше, например, 80 или 100 человек. Нет смысла держать этих людей в штате, за время работы у нас накопилась достаточно серьезная база проверенных специалистов, которых мы и привлекаем на проекты. Заказы бывают разные, например, какой-то клиент захочет, чтобы ролик снимал известный западный режиссер или оператор. Нет проблем, мы можем ему это предложить. Но держать в штате человека, который получает 15 тысяч долларов за съемочный день, это абсурд.

В интервью Вы признались, что стартового капитала для создания телекомпании «Пантера» не было. Где брать средства для аренды помещения, оборудования и т.д.? Получается, исходя из Вашего опыта, можно начать бизнес, ничего не вкладывая в самом начале?

В начале 2003 года с одним из моих знакомых мы решили создать продюсерский центр. У него были деньги, мы нашли офис, взяли секретаршу, все чин чинарем… но заказов не было и все быстренько заглохло. Создавая Panterafilms production, мы пошли уже по принципиально иному пути. Мы тратили только то, что зарабатывали. Все началось с первого заказа – фильма для Натальи Дуровой. Собственно наш заработок на этом фильме и стал стартовым капиталом. Тогда его хватило на создание и продвижение нашего сайта. А уже потом потихонечку, с каждого нового заказа, мы что-то покупали, что-то откладывали. Сняли уголок в студенческом общежитии, потом долго путешествовали по Москве, у нас было 8 переездов… Помню, когда мы по резюме пригласили первого сторудника – режиссера монтажа из Нижнего Новгорода, тот приехал устраиваться на работу в московскую телекомпанию. Признался мне только через полгода, что наше знакомство для него было шоком. Выезжая в Москву, он ожидал увидеть большой офис, как минимум в три этажа, а вместо этого его привели в пустую комнату на задворках торгового центра, в совершенно пустой комнате стоял стол, стул и компьютер. Вот, мол, это и есть твое рабочее место. Добро пожаловать в Panterafilms production. При этом занимательный факт, наш первый сотрудник приехал в Москву не один, с другом. Тот устроился в большую компанию, со штатом больше 1000 человек и первые три месяца вообще не получал зарплату. Мы же помогли нашему первому режиссеру устроиться, и деньги он получал несколько раз в месяц. Да, коллектива еще как такового у нас не было, но если уж мы берем человека на работу, мы отвечаем за него. Это дело принципа.

С какими трудностями сталкивались в начале развития компании? Как справлялись с проблемными ситуациями?

Какие трудности, о чем Вы? Шутка. Поначалу, да и в общем-то, до сих пор главная сложность – это обеспечить стабильный спрос. Видеоролики или фильмы – продукт штучный, это не хлеб, не вода и даже не мясо, которые человеку необходимы. Можно, конечно, лечь под какую-то крупную организацию и обеспечивать ей стабильное видеосопровождение, но это путь гибельный. После кризиса к нам приходили многие специалисты устраиваться на работу, те самые специалисты, которые прежде в ус не дули, просиживая штаны в карманном продакшне крупных организаций. Эти-то крупные организации, ювелирные заводы или сырьевые компании, при возникновении финансовых затруднений в первую очередь сокращали рекламные бюджеты и… собственные видеостудии. Мы же никогда не останавливали поиск новых клиентов, конечно же, пытаясь удержать доверие тех, кто к нам уже обратился.

Сейчас Ваша работа связана с интересным, привлекательным для многих бизнесом. Как выжить среди конкурентов?

Наглостью, нахрапом, убеждением и… креативом. К примеру, именно благодаря нестандартному, креативному подходу в этом месяце мы получили заказ на проведение большой рекламной компании на ТВ и в Интернете. Этот заказ должно было получить крупное рекламное агентство, но на встрече мы предложили клиенту решения, которые оказались сильнее. Да, для этого мы не спали несколько ночей, да, потрачено было много нервов — ведь нашей компании пока нет в рейтингах лучших или, по крайней мере, известных агентств, а значит, выбирая нашу компанию, клиент рискует. Мы же вынуждены опускаться в цене, подстраиваться под, казалось бы, нереальные сроки, при этом гарантируя максимальное качество исполнения… Это как работа сапера, одна ошибка… и все. Правда, риска для жизни меньше. Немногие крупные агентства возьмутся за сравнительно небольшие деньги снять за неделю сложный постановочный ролик с арендой футбольного стадиона, подбором актеров и съемкой на кино. Или снять за два дня после подписания договора, еще до получения предоплаты рекламный ролик с известной певицей. Здесь помогает новостное прошлое – или сейчас, или никогда.

Когда ваше агентство агентство только стартовало, и в портфолио компании не было готовых роликов, которые можно было бы показать заказчику. Как удалось убедить их сделать заказ именно у Вас? Может быть, поделитесь способами, как лучше привлечь клиентов? )

Только горящие глаза, уверенность в своих силах и долгие переговоры в совокупности с заниженным бюджетом и предельно сжатыми сроками – вот и весь секрет. Сейчас, когда Panterafilms production только зарабатывает себе имя на рекламном рынке, мы идем на то, чтобы ради портфолио работать порой по себестоимости с минимальной прибылью. Ведь самое сложное – выйти из замкнутого круга, найти ответы на любимые вопросы клиента: Покажите, что Вы уже сделали? А что Вы делали для нашей отрасли: нефтянки, фармацевтики, продуктов, мебели или банковской сферы. Сейчас на многие из этих вопросов у нас уже есть ответы. А значит договариваться с клиентом становится легче… При этом я все еще считаю, что мы находимся только на стартовой точке, хочется снимать большую рекламу, большое кино… а эта борьба только начинается.

Телекомпания «Пантера» имеет три основных направления — рекламное, корпоративное, телевизионное. Какое из них считаете наиболее востребованным, успешным, прибыльным?

В нашей ситуации все эти направления равнозначны, именно благодаря этому мы держимся наплаву. Корпоративные фильмы дают быстрые, но сравнительно небольшие деньги, помогая оплачивать ежемесячные расходы: зарплаты, аренду, услуги по продвижению. Телевизионные проекты – это длинные деньги, если это цикловая передача — основную прибыль ты получаешь только тогда, когда проект закрыт. Чужим (не карманным) компаниям каналы обычно платят с большими задержками, а значит, ты вынужден работать на перспективу, вкладываясь в производство, чтобы обеспечить бесперебойный эфир. На сегодняшний день у нас есть несколько больших телевизионных проектов, но согласование по ним тянется уже несколько месяцев, а чтобы удержать команду, люди должны быть обеспечены. Однажды мы уже заходили на чужую поляну с циклом документальных фильмов, первый фильм вышел в эфир на одном из центральных каналов в марте одного года, а деньги за него мы получили только в апреле следующего года. Нам четко показали – проход закрыт, вот теперь ищем новые пути. Что касается рекламы, пока это скорее имиджевое направление. Здесь мы нарабатываем портфолио. В прошлом году нам доверили первые серьезные телевизионные ролики, это была социальная реклама Федерального агентства по делам молодежи. Первый же снятыйц нами ролик получил сразу две награды на международном конкурсе социальной рекламы. За год мы сняли уже около 20 рекламных роликов. Нам доверяют все большие бюджеты, а мы, в свою очередь, получаем возможность делать все более качественную работу. Так и пробиваем себе место в дремучем рекламном лесу…

Как Вы оцениваете тот уровень, на котором сейчас находится телекомпания?

Еще только сумерки, скоро наступит ночь, и пантера выйдет на охоту. Днем она уже определила себе место, теперь остается только ждать. Вот примерно такая же история и с нашей компании, мы знаем чего хотим, знаем куда идем, что ищем… но пока еще мы находимся только в начале этого пути.

Какова сейчас Ваша роль в компании? Другими словами, Вы решаете вопросы, которые должен решать руководитель, или остается время участвовать в творческом процессе?

Генеральный директор нашей компании мой друг и партнер. У нас нет единого руководителя, все вопросы решаем сообща, а творчество – это как раз моя епархия. Конечно, уже есть штатные копирайтеры, есть творческие конкурсы, которые мы устраиваем в социальных сетях, но отдать всю творческую работу кому-то я не могу. Только организационная работа мне не интересна.

Как правильно организовать структуру работы компании? Поделитесь, пожалуйста, опытом как руководитель.

Это прозвучит совсем не по-деловому, но нашу структуру мы создаем интуитивно, наощупь. Конечно, есть специальные книги, методические пособия… но для нас главное совсем другое. Услуги, которые мы предлагаем, держатся исключительно на людях, технические мощности где-то на десятом месте. Поэтому для нас главное сделать так, чтобы каждый человек в команде чувствовал себя нужным, чтобы ему было интересно самому развивать компанию и создавать что-то новое. При этом основная мотивация – отнюдь не финансовая.

Какие Ваши планы на будущее в сфере бизнеса? Есть идеи по поводу новых проектов?

Амбиций много. Для начала попробуем сделать так, чтобы компанию всерьез воспринимали крупнейшие игроки. Это как в карточной игре, ставки все время повышаются, иногда приходится блефовать, иногда идти ва-банк. Надеюсь, скоро начнем играть по-крупному.

Не планируете в будущем выйти на международный уровень?

Мы уже сейчас работаем с продакшнами и фрилансерами в разных странах мира. Под конкретную задачу готовы организовать съемки практически в любой точке земного шара. Опыт зарубежных командировок мы уже наработали.

167
Комментарии (0)