Непримкнувший. Дмитрий Шепилов.
6 октября 2014 в 06:11

Непримкнувший. Дмитрий Шепилов.

Люди моего поколения прекрасно помнят «об антипартийной группе Молотова, Маленкова, Кагановича…» Те, кто помоложе — заезженную фразу «и примкнувший к ним Шепилов». Даже сегодня общественности он известен только как один из представителей партийного руководства 1950-х годов, к тому же привеченный интеллигенцией. Это-де и не позволило ему принять «неотёсанного» Хрущёва, из-за чего Дмитрий Трофимович Шепилов (1905-1995) оказался заодно с «антипартийной группой». А кто же он на самом деле? А он из тех, немногих, кто реально делал экономику СССР успешной. И стоял на пути тех, кто делал экономику СССР сырьевой. За что и поплатился.


Его прогнозы зачастую оправдывались. Но экономическое наследие, актуальное по сей день, по-прежнему не изучено.

В 1926-м Дмитрий Шепилов в возрасте 21 года с отличием окончил юрфак МГУ им. Ломоносова и аграрно-экономический факультет Института красной профессуры. С конца 1920-х публиковал статьи по внутри- и межотраслевому планированию, межрегиональным экономическим связям в Восточной Сибири и на Урале, отстаивая необходимость развития перерабатывающих отраслей на местах, призывал учитывать их ресурсный и общехозяйственный потенциал. Эти проблемы актуальны до сих пор.

Шепилов также предлагал анализировать потребности соседних стран в импорте, чтобы по возможности покрывать их за счёт производства необходимых товаров в приграничных советских регионах. Последнее было учтено при оказании в 1930-х – 1950-х годах экономической помощи Афганистану, Ирану, Китаю, Монголии, Туве, а также для развития торговли Советского Союза с Польшей и прибалтийскими государствами в предвоенные годы. И сегодня всё больший объём товаров, ввозимых странами экс-СССР из России, производится в соседних с этими странами регионах РФ!

С 1934 года Шепилов работает в Институте экономики АН СССР, получает звание профессора. В 1935-мв отделе науки ЦК партии. С 1938-го по июнь 1941-го – учёный секретарь Института экономики АН СССР.


Как профессор Шепилов имел бронь и направление ехать в Казахстан директором Института экономики в Алма-Ате. Однако, в первые же дни войны он записывается добровольцем в состав московского ополчения. Проходит путь от рядового до генерал-майора и начальника политотдела 4-й Гвардейской армии, освобождавшей Вену, до этого – Западную Венгрию и Южную Словакию. Получает много боевых наград.

Говорят, что Сталину в старости нравились молодые генералы; так объясняют стремительное продвижение Шепилова. Думается, дело не только в этом. Генсек умел ценить тех, кто не боялся отстаивать своё мнение и, подобно Жукову, «выдерживал взгляд». Дмитрий Трофимович был из таких. В 19461947 годах Шепилов – редактор отдела пропаганды газеты «Правда». С 1952-го – главный редактор первой газеты страны, в 1953-м избран членом-корреспондентом Академии наук СССР.

Организованные по инициативе Сталина экономические дискуссии 1949–1950-го и 1951–1952 годов готовились и проводились при участии Шепилова, который был одним из руководителей оргкомитетов этих форумов, а также Косыгина и Сабурова. Сверхзадачей было определение путей поэтапного реформирования системы планирования и управления. Выдвигались, в частности, предложения «отвязать» рубль от доллара США, сократить число обязательных показателей, расширить финансово-экономическую самостоятельность предприятий, облегчить их внешнеторговую деятельность. И даже – ограничить вмешательство парткомов. Начинать предлагали с экспериментов.

Разработки такого рода были одобрены Сталиным, что нашло отражение в его последней книге «Экономические проблемы социализма в СССР», изданной в сентябре 1952 года.

Тогдашние нововведения в советской экономической политике и науке стали фактически первым опытом «косыгинских» реформ. Но уже весной 1953-го начинания были свёрнуты. По мнению ряда аналитиков, номенклатура предотвратила развитие экономических и управленческих реформ, опасаясь за свои должности и «благополучие».

Как вспоминал академик Хачатуров, эрудиция и профессиональные качества Шепилова, в том числе как экономиста, были столь весомы, что его мнение многое значило для руководства страны вплоть до середины 1950-х. Но последующие лидеры СССР и близкая к ним экономическая «элита» стали опасаться возвышения Шепилова. Ибо то, что он предлагал и отстаивал, уже не устраивало власть.

Китайский учёный Ма Хун (в 1980-е и до середины 1990-х – глава группы экономических советников политбюро ЦК КПК) отмечал: «т.к. Сталин в своей последней книге «Экономические проблемы социализма в СССР» 1952 года указал, что у него «нет возражений к замечаниям Шепилова к проекту учебника политэкономии», ожидалось, что Шепилов станет фактическим руководителем советской экономической политики и будет курировать экономическую науку в СССР. Но впоследствии он стал всё чаще возражать новому руководству страны. Критикуя, например, способы освоения целинных земель, продажу колхозам машинно-тракторных станций, повсеместное насаждение кукурузы, политику в области цен, денежную реформу 1961 года».

Позже Шепилов высказывался против наращивания экспорта советского сырья, опасаясь, что тем самым СССР превратится со временем в ресурсную колонию Запада. Он считал, что объективная критика и исправление ошибок «культа личности» не должны подменяться огульным шельмованием Сталина. Это только деморализует советское общество и приведёт к расколу между социалистическими странами и компартиями. Опасения, увы, оправдались.


Как отмечает Шепилов в своих мемуарах («Непримкнувший…»), в 1956–1957 годы хрущёвское руководство взялось решать социально-экономические проблемы страны «семимильными шагами», игнорируя региональные факторы, географические условия, финансовые возможности государства, исследования учёных. Раздавались обещания построить коммунизм уже при жизни тогдашнего поколения. На деле социально-экономическая ситуация в СССР ухудшилась. Своё мнение Шепилов подробно изложил на пленуме ЦК партии в июне 1957-го, обвинив Хрущёва в установлении собственного «культа личности». Фактически он поддержал Молотова, Маленкова, Булганина и других членов Президиума ЦК, выступивших за отставку первого секретаря. Но они явно запоздали со смещением нового «вождя», ибо тому удалось добиться поддержки большинства членов Центрального комитета.

Последствия политического поражения не заставили себя ждать. Антихрущёвская коалиция стала именоваться «антипартийной группой Молотова-Маленкова и примкнувшего к ним Шепилова». Несмотря на то, что Дмитрий Трофимович занимал видные посты – секретаря ЦК КПСС, кандидата в члены Президиума ЦК и министра иностранных дел, он был освобождён от всех партийных и государственных должностей. В июле 1957-го его назначили директором Института экономики АН Киргизской ССР. Но потом, спохватившись, понизили до замдиректора.

Под руководством Шепилова в институте был разработан долгосрочный межотраслевой баланс (МОБ) для всех республик Средней Азии. В документе отмечалось, что начавшееся с конца 1950-х углубление перекосов в экономике региона и его ориентация в основном на сырьевые отрасли (прежде всего – на хлопководство) приведут к росту дотаций из центра, усилению социально-политической напряжённости, а в дальнейшемк политическим последствиям. Вполне вероятен выход региона из-под контроля руководства СССР и общесоюзных структур. Отмечалась опасность антинаучных, пагубных методов использования вод и рыборесурсов как озера Балхаш, Аральского моря, так и впадающих в эти бассейны рек (Или, Сырдарьи, Амударьи). Этим прогнозам суждено было сбыться.

В МОБе был детально просчитан рост дефицита воды на период до 1985 года включительно. Отмечалось, что он может вынудить РСФСР стать своего рода донором Средней Азии. И этот прогноз подтвердился в середине 1980-х. Власти Казахстана и Узбекистана периодически просят Россию вернуться к проектам переброски стока Иртыша или Оби в среднеазиатский регион…

Похоже, эти исследования стали последней каплей, переполнившей чашу терпения «верхов» в отношении Шепилова. В 1959-м он был лишён звания члена-корреспондента АН СССР, снят с должности замдиректора Института экономики АН Киргизии, в апреле 1962-го исключён из партии. Зато в Китае Шепилов получил звание почётного академика в Институте проблем социально-экономического развития КНР.

Затем – два десятилетия фактического забвения на родине. Хотя, по некоторым данным, Косыгин, Шелепин, Мазуров, Машеров, Кулаков (члены брежневского политбюро) предлагали возвратить Шепилова хотя бы в экономическую науку – например, на должность директора какого-либо НИИ при АН, Совмине или Госплане СССР. Но публикации его работ в Китае, Югославии и Румынии «настораживали» консервативное крыло советского руководства. Шепилова восстановили в партии лишь в марте 1976 года, а в ранге члена-корреспондента Академии наук СССР – спустя 15 лет, в марте 1991 года…


Авторитета и профессионализма Шепилова опасались как в руководстве страны, так и в близких к Кремлю идеологических и научно-экономических кругах. Поэтому после восстановления в КПСС его не вернули ни в ЦК, ни в другие руководящие структуры. С осени 1960-го до осени 1982-го он работал всего лишь археографом в Главном архивном управлении союзного Совмина. Правда, через три года после отставки Хрущёва, Шепилова повысили до старшего археографа. А в конце 1982-го отправили-таки на пенсию республиканского значения.

И после 1976-го Шепилову отказывали в публикациях в советских экономических журналах. Отклонялись его просьбы о встрече с Брежневым, Косыгиным, Байбаковым, министрами правительства СССР и союзных республик. Правда, некоторые зарубежные источники сообщали: встречи Шепилова не только с Косыгиным, но и с Черненко всё же состоялись. Известно, что Шепилов направлял Черненко и Горбачёву свои соображения по реформированию советской экономико-управленческой системы, основанные на дискуссиях конца 1940-х – начала 1950-х и на косыгинских реформах. Но, то ли Черненко не успел эти предложения детально рассмотреть, то ли они до него не дошли… А в «перестройку» властям было не до шепиловских инициатив…

Дмитрий Трофимович Шепилов, скончавшийся 18 августа 1995 года в Москве, был похоронен на Новодевичьем кладбище. Газеты с некрологами вышли в США, Великобритании, Швеции, Китае. Но в России на смерть экономиста откликнулись только две многотиражки…

581
Комментарии (5)
  • 7 октября 2014 в 19:17 • #
    igor kim

    В России есть какой-то дефект - не ценят умных людей.

  • 7 октября 2014 в 23:10 • #
    Игорь Цесельский

    А я бы сформулировал иначе - в России не достаточно быть просто умным, если хочешь что-то сделать.

    Надо быть бойцом.

  • 8 октября 2014 в 12:12 • #
    igor kim

    Быть бойцом очень трудно, если вся система направлена против умных людей. Вопрос, как создать противоположную систему?

  • 9 октября 2014 в 06:52 • #
    Игорь Цесельский

    Старый способ - если не можешь преодолеть - возглавь.

  • 7 октября 2014 в 23:21 • #
    Павел Колтунов

    Спасибо. Мало мы ещё знаем о хороших людях.

  • Желаете ознакомиться с остальными комментариями или оставить свой? в сеть, чтобы получить полный доступ к функционалу Профессионалов.ru! Еще не участник сети?