Интересная статья о происхождении САМБО.

Интересная статья о происхождении САМБО.

взято с http://www.budo52.ru/publ/2-1-0–18

Единая советская система «Самбо» и ЕСРББ
1917 год. Октябрьская революция ввергла Россию в братоубийственную войну.
Трехлетняя Гражданская война унесла жизни сотен тысяч русских. Новая, Советская власть, победила. Старый режим ушел из России. Русская империя сменилась империей советской. Но взять власть в свои руки и победить, это еще не все. История знает множество примеров, когда выигранные революции держались считанные годы, месяцы, а то и дни. Для того чтобы удержать ее, нужно, в первую очередь – оружие! И оружие не только материальное. Как говорил хранитель родового дворянского стиля князь Борис Васильевич Тимофеев-Голицын – «оружием является все!». Это и умение воевать, и военные хитрости и уловки, и сама готовность воевать. Готовность у новой власти была, а вот умения не всегда хватало. «Всякая власть тогда чего-то стоит, когда умеет защищаться» — таково было программное заявление В.И. Ленина. На самом же деле была готовность не только защищаться, но и нападать. Разжечь пламя классовой борьбы во всем мире. Но эти цели не афишировались.
И одним из первых шагов стало создание специальных институтов для исследования новых видов оружия и овладения ими. Не только материальных, но и совершенно иного рода. Пришедшие к власти в 1917 году забывали о материализме, когда дело касалось личной безопасности и сохранения власти.
В начале 20-х годов была создана по личному указанию Ленина секретная нейроэнергетическая лаборатория, которая занималась поисками Шамбалы и Беловодья, оккультными разработками. В лаборатории уже в первые годы после переворота начинаются исследования людей с экстрасенсорными способностями. Изучается телепатия и телекинез. Проводятся экспедиции на Кольский полуостров, Алтай, Тибет.
В 1926 году по указанию наркома безопасности Вячеслава Менжинского была создана токсикологическая лаборатория, для исследования ядов и наркотиков. Где все эксперименты проводились на людях.
Существовали лаборатории по военному протезированию. В одних из них кости конечностей заменялись металлическими протезами, в других создавали живых Ихтиандров, в третьих удаляли центры боли и т.д.
Впрочем, все это не имеет прямого касательства к теме статьи, а приведено лишь для того, чтобы была понятна общая направленность действий Советского правительства. Все эти разработки велись в недрах советских спецслужб, в обстановке максимальной секретности. Лишь в последнее время некоторые подробности этих работ стали известны.
Одной из таких разработок стало и создание мощнейшего в мире «невидимого оружия» — советской системы рукопашного и ближнего боя. Тем более, что полиция и армия капиталистических стран, проанализировав «траншейный» опыт первой мировой войны, в то время активно брала на вооружение комплексные системы рукопашного боя.
В апреле 1918 года указом Совнаркома за подписью В.И. Ленина был создано Главное управление Всесоюзного военного обучения (Главвсевобуч). Инициатива создания исходила от Льва Троцкого, наркома по военным и морским делам. Через два года при Всевобуче был создан Высший совет физической культуры. А в 1921 году был создан Красный спортинтерн, как бы спортивное отделение Коминтерна.
Именно под эгидой Коминтерна, в 1922 году, была создана лаборатория «невидимого оружия». Инициаторами ее создания были Бухарин и Троцкий, а возглавил ее деятельность Климент Ворошилов. Была этому и еще одна причина.
Красный спортинтерн, Высший совет физической культуры, Всевобуч, в 1922 году возглавлял один человек. Им был Николай Ильич Подвойский, ближайший друг Ленина и, одновременно, начальник частей особого назначения (ЧОН). Им была поставлена вторая, открытая цель лаборатории — что если изучить все виды борьбы народов, населяющих нашу страну, отобрать лучшее, достойное, проверенное веками, проанализировать этот коллективный опыт и реализовать его в единой советской интернациональной борьбе? Эта открытая цель одновременно маскировала первую, главную.
Наличие одного руководящего центра у всех спецслужб государства, для кого в первую очередь работала лаборатория, позволяло избегать дублирования и параллелизма в деятельности, экономнее расходовать бюджетные ассигнования, маневрировать силами и средствами в целях повышения эффективности их работы.
Итак, в одной направленности решалось сразу две задачи:
1.Создание мощной универсальной профессиональной системы боя.
2.Собирание советского народа в единое целое на основе интернациональной борьбы.
С одной стороны – подготовка профи, с другой – охват масс. С одной – универсальная, с другой – интернациональная. Эти две задачи решались одновременно. И были успешно решены.
Надо сказать, что создание универсальных систем самозащиты и интернациональных борцовских систем началось задолго до революции.
Можно назвать Георга Луриха, изучавшего и выступавшего в различных национальных видах борьбы. Георг был подлинно универсальным атлетом: он выступал не только в классической, но и в вольной, швейцарской, персидской, турецко-татарской, грузинской и эстонской борьбе.
И Клеменса Буля, который настойчиво изучал национальные виды борьбы задолго до Анатолия Харлампиева. Он стал победителем многих соревнований в Средней Азии и на Кавказе. Самый популярный борец Средней Азии Абдула Нияза больше десяти лет был непобедим, и только Булю удалось забрать его халат, который по местным обычаям побежденный отдавал победителю. А в 40-х годах его фамилия встречается на тренерских сборах общества «Динамо», которые проводил А.А. Харлампиев.
Но первое пособие по прикладной полицейской системе «Самооборона и арест» выпустил в марте 1915 года «профессор атлетики» Иван Владимирович Лебедев. А еще до выпуска книги, в 1914 году, он подготовил и аттестовал инструкторов по своей системе рукопашного боя, направив их в 8 рот столичной полиции и две роты околоточных надзирателей. По некоторым данным считается, что в разработанной системе Иван Владимирович объединил приемы русского рукопашного боя и французской борьбы.
Наряду со спортсменами подобной же, только более профессиональной, деятельностью занимались и другие. Царские специалисты из Департамента полиции и Отдельного корпуса жандармов, разведки и контрразведки Генерального штаба, Отдельного корпуса пограничной стражи, имели свои разработки в области оперативно-розыскной деятельности. Так, одной из задач резидентуры, внедряемой за границей, был сбор информации по боевым искусствам. Исследовались и совершенствовались передовые способы агентурной работы, методы рукопашного боя и стрельбы из различных видов оружия. Обобщались и рационализировались полевые методы казаков-пластунов, охотничьих команд и пограничников. Экспертами тайной полиции собирался и анализировался опыт уголовной среды и революционных боевиков-террористов. Очень многое было взято из тренировок русского дворянского сословия. Секретные исследования русских военных медиков (профессора И.М. Сеченов, Н.Е. Введенский) и работавших в Азии разведчиков-естествоиспытателей касались внутренних психофизиологических резервов человека. На основе опыта англичан в Индии и собственного опыта японской войны были разработаны методы психологических тренировок, ускоряющих тренировочные процессы и использующихся в оперативно-розыскной деятельности.
Хочу привести одну цитату Александра Харлампиева: « В России в первой трети 20 века многими исследователями предпринимались попытки создать «универсальные» системы самозащиты…Стремление в короткий срок обучить приемам, позволяющим отражать внезапное нападение, обезоруживать и задерживать противника становится основным поводом для создания «универсальных» систем. Естественно, что данные системы предназначались исключительно для профессионального использования и поэтому не были доступны широким слоям населения. На российской почве, в силу различных причин, системы самозащиты, создаваемые на основе механического перенесения зарубежного опыта, не прививались, широкого распространения не получали и со временем прекращали свое существование. Те не менее они дали значительный толчок новым, более эффективным поискам в области самозащиты…».
К работе лаборатории в той или иной степени оказались причастны практически все силовые структуры Советского Союза, так как все они были заинтересованы в создании надежных прикладных комплексов для своих нужд. В первую очередь к работе были привлечены все известные специалисты в области рукопашного боя.
В 1922 году помощником начальника Главвсевобуча по физической подготовке и спорту становится Борис Алексеевич Кальпус. Он же был правой рукой Подвойского в делах «Красного спортинтерна». А позже инспектором физподготовки и спорта РККА. Он курировал лабораторию от армии. Именно он привлек к работе Василия Сергеевича Ощепкова, который еще в 1913 году получил черный пояс в самом центре дзю-до Кодокане. А в 20-х занимался разведывательной работой в Китае, одной из целей которой было изучение китайских боевых искусств.
От Всевобуча, с благословения Подвойского, начал свою работу Анатолий Аркадьевич Харлампиев. Он занимался, в основном, национальными видами борьбы Средней Азии и Кавказа, исследовал русские села и кубанские станицы.
В 1922 году Ф.Э. Дзержинский, руководивший службой государственной безопасности, поставил перед чекистами задачу постоянно совершенствовать свое стрелковое искусство и физическую подготовку. Работу в лаборатории по этому ведомству возглавил Виктор Афанасьевич Спиридонов. В 1923 году было создано общество «Динамо», где и велись прикладные разработки. Сам он начал свою деятельность в этой области еще до первой мировой войны. В основе его первоначальной разработки лежал западноевропейский вариант системы джиу-джитсу.
Параллельно Спиридонову, работу в недрах НКВД вел и Нил Нилович Ознобишин. Он также начал разработку своей системы еще в 1910 году. Он вел разработки по видам боя, распространенным в Западной Европе и Америке.
По некоторым данным, В.А. Спиридонов и Н.Н. Ознобишин до революции имели отношение к русской контрразведке и органам политического сыска.
Каждый из этих людей был не отдельным исследователем. Они были руководителями исследовательских команд, каждая из которых работала по своему направлению.
Это были наиболее известные открытые специалисты, привлеченные к работе. Кроме них известны имена Солоневича, Короновского и Яковлева. Это те, кто попал в число известных благодаря опубликованным наставлениям. Но были созданы и другие параллельные ветви, каждая из которых исследовала свою часть, возможно и, скорее всего, не подозревая о настоящих целях своей работы. И отчеты которых нигде не публиковались.
Были посланы экспедиции в различные части света, для изучения местных боевых традиций. А также по линии Коминтерна в страну приезжали иностранные специалисты из Европы, Америки, Азии.
Кроме зарубежных экспедиций, огромная работа велась и внутри самой России. Сразу после революции необыкновенно выросло количество фольклорных экспедиций, которые собирали информацию обо всех сторонах народной жизни, в т.ч. и боевых. Наряду с этим, сами боевые традиции в народе безжалостно искоренялись. Кулачные бои запрещались указами сверху. Было запрещено ношение холодного оружия. И вообще, абсолютное большинство русских боевых традиций попало в сферу действия уголовного кодекса. Многих бойцов из народа посадили. Истреблялось казачество. Дворяне – классовые враги. Но, при этом, все они также привлекались к работе.
В общем, изучался и обобщался весь доступный опыт боевых традиций и бытового боя всех народов и сословий нашей и зарубежных стран.
Среди неизвестных, кто был привлечен к секретным советским разработкам, были и специалисты царских спецслужб. Тут были свои особенности.
«К существенным особенностям становления и развития отечественной спецслужбы следует отнести прежде всего их отрицание преемственной связи со спецслужбами царской России. Классовый принцип, положенный в основу формирования карательных органов, означал, что бывшие сотрудники охранных отделений жандармских управлений не только не привлекались к работе в ВЧК — ОГПУ — НКВД, но и подвергались преследованиям. В целом можно отметить, что главными факторами, повлиявшими на нарушение процесса преемственности в деятельности спецслужбы явились революция и последовавшая за ней Гражданская война.
Отвергая кадры служб, осуществлявших функции политической полиции, выказывая недоверие работникам контрразведывательных подразделений дореволюционной России, руководство советских органов госбезопасности все же в определенной мере использовало их опыт. В научных разработках А.А. Здановича показано, как Ф.Э. Дзержинский предпринимал попытки привлечь опытных сотрудников контрразведывательных органов царской России для создания подразделений по пресечению разведывательной деятельности иностранных государств. Реальные потребности борьбы с оппозиционными силами, заговорщическими организациями, спецслужбами различных государств заставляли более гибко применять принцип классового подхода в процессе становления и развития отечественных органов госбезопасности.
Нормативные акты, ведомственные инструкции, в которых воплотился опыт сломленных и ликвидированных царских спецслужб и политической полиции, главным образом в оперативно-розыскной деятельности, активно использовались советской разведкой и контрразведкой».
Поэтому все те, кто был в свое время работником царских спецслужб, работали исключительно негласно. Методики, разработанные до революции, оказались необычно эффективными. Именно они и легли в основу создаваемой системы.
Когда закончился этап предварительного сбора информации, началась отладка системы. На этом этапе к работе были привлечены медики, физиологи, психологи и другие специалисты. Которые делали свои выводы с научной точки зрения.
Советские спецслужбы создавались как средство беспощадной борьбы с «врагами трудового народа». И методы, которыми система создавалась, были такими же беспощадными.
Эффективность собранных методов, традиций и приемов боя проверялась в тренировочных боях с заключенными, приговоренными к высшей мере наказания. Это не было чем-то выдающимся, в токсикологической лаборатории ГПУ все яды и наркотики проверялись на этой же категории лиц.
Но, в отличии от токсикологии, в категорию бойцов попадали сильные, физически развитые, имеющие опыт рукопашных схваток «враги народа». Уголовники, бандиты и боевики, не боящиеся ни своей, ни чужой крови. В разных структурах их называли по-разному – «гладиаторы», «куклы», «добровольцы», «мясо». Считается, что практику боев с «куклами», внес в тренировочную подготовку тот самый Нил Ознобишин.
Схватки отрабатывались в различных психофизиологических состояниях, в самых различных условиях. Все тщательно протоколировалось и анализировалось.
Полученные результаты соединялись и обобщались. Нереальное безжалостно выбрасывалось, что-то шло в архив, что-то оставалось. И проверялось снова и снова на практике.
В конце концов, после приблизительно 10 лет исследований, все эти данные были систематизированы, упорядочены и сведены в одну систему со своей методикой обучения.
За основу были взяты системы русского рукопашного боя, претерпевшие некоторые изменения под влиянием других систем рукопашного боя, доработанные и поставленные на научную основу. Общая система создавалась как бы для всех. Но, что-то шло в открытые комплексы, что-то в ДСП, а что-то под гриф «сверхсекретно». Элементы единой системы легко прослеживаются во всех выпущенных в то время наставлениях по рукопашному бою.
Единая советская система была изначально разделена на три части:
1.Система ближнего боя.
2.Милицейская система.
3.Армейский рукопашный бой.
Каждая заинтересованная сторона получила свое. Это было сделано приблизительно к 1932–33 гг. Именно к этому времени относятся и последний учебник Спиридонова, и введение дзюу-до во вторую ступень ГТО.
При этом можно сказать следующее. В основу прикладного рукопашного боя были положены:

  1. Научный подход (законы биомеханики, физики, анатомии и физиологии, психологии и т.д.).
  2. Русская (восточнославянская) боевая традиция.
  3. Весь изученный традиционный и прикладной мировой опыт. По некоторым прикидкам, было изучено более 50 направлений.
    СББ, по сути, и был тот самый унифицированный русский рукопашный бой.
    Его можно назвать «рационализированной и унифицированной русской боевой традицией». Основной принцип – «максимальная эффективность в кратчайшие сроки с минимальными усилиями». Это и была собственно система для ограниченного специального контингента. Основой являлась ударная техника и удушающие захваты. Это тот вид техники, который наиболее тяжело контролировать в воздействии. И, в тоже время, наиболее легкий для освоения. В то же время, бой на уничтожение не требует никакого особого контроля в действиях. Что и определяет применяемую технику. Но, для того, чтобы довести его до уровня хорошо контролируемого применения, в особенности в экстремальных условиях, требуется большая работа. Как с телом, так, в первую очередь, и с психикой. Что усложняет применение данной техники при задаче оставить противника в живых и с минимальными повреждениями.
    В основу милицейской системы легли упрощенные разработки Спиридонова. Основной упор шел на болевые воздействия на суставы стоя. Они наиболее подходят к специфике работы. Достаточно легко контролируется болевое воздействие. За счет системы рычагов можно противостоять более сильному и тяжелому противнику. Также к ним добавляются расслабляющие и загрузочные удары, наносимые в уязвимые, но не жизненно важные зоны и точки (голень, колено и т.д.). Они могут травмировать противника, но не доводя до смертельного исхода. Однако, чтобы применять дозированные болевые воздействия на суставы, без причинения излишнего вреда противнику, в условиях серьезного нападения требуется специальная психологическая подготовка.
    Армейский бой – это «дзюу-до» Ощепкова (он же комплекс ГТО 2-й ступени). Это броски максимально упрощенного варианта, проводимых, в основном, ногами – подножки, отхваты. Они достаточно легко нарабатываются, что немаловажно для массового обучения. И могут применяться при захвате за оружие. Но в АРБ они применялись в несколько отличной форме от гражданской. Плюс некоторое количество ударов и болевых в стойке, также упрощенного варианта.
    И только в 1937–38 годах появляется четвертая часть. Та самая открытая задача лаборатории — «борьба вольного стиля» как массовая интернациональная советская борьба. Причем на показательных выступлениях Харлампиева на ее презентации присутствовали и принимали ее все те же люди – Подвойский и Ворошилов. В ней, от всей прикладной системы остались только броски и некоторое количество заломной техники (в основном, болевые лежа). Что было обусловлено их минимальной травматичностью для того, против кого проводится это воздействие. И, соответственно, не несла никакого реального боевого эффекта, но при этом эффективно проявляющая себя в спорте. Говорили, что Харлампиев «испортил систему». Т.е. за счет превращения ее в спорт полностью убрал прикладной эффект. Упрощенные же варианты прикладного направления были описаны им в учебных пособиях 50-х годов.
    Приблизительно в это же время, вся система получила название «Самбо». При этом под этим единым понятием подразумевались разные вещи. На низовом уровне — САМозащита и БОрьба. А среднем – САМозащита Без Оружия. На высшем же понятие самбо было вообще неприменимо, поэтому этот раздел часто называли просто «система».
    При этом само понятие «самбо» сбивало людей с правильного восприятия. Если для народа понятие «без оружия» считалось правильным, то для прикладного боя оно было неприемлимым. По классификации В.В. Ощепкова, самозащита без оружия является частью самозащиты, куда входят, кроме этого, самозащита при борьбе невооруженного против вооруженного и самозащита при борьбе вооруженных.
    А в книге Волкова В.П. «Курс самозащиты без оружия «Самбо» (1940) есть глава о работе коротким финским ножом, которую вообще нельзя отнести к самозащите.
    Поэтому средний уровень стал именоваться «боевое самбо».
    Количество привнесенных элементов нарастало сверху вниз. Применение биомеханики, анатомических особенностей, физиологии — прослеживается во всех четырех разделах системы. А вот русская боевая традиция – совсем другое дело. По некоторым данным, в % отношении, она в ЕС распределялась приблизительно так.
    1.ССББ – стремилась к 70-100%, в зависимости от решаемых задач.
    2.Милицейская система (НКВД) – 30–40%.
    3.Армейский рукопашный бой – 8-10%.
    4.Борьба вольного стиля (спортивное самбо) – 3-5%.
    Такими были подразделы единой системы. Причем 1-й раздел – это практически индивидуальная система подготовки, а 4-й – массовый.
    В самбо и боевом самбо учитывались только общие психофизические и биомеханические особенности человека и взаимодействия противников. Все действия разделялись на приемы, которые усиленно отрабатывались. На основе сравнительно небольшого количества приемов, применяемых в разных ситуациях, создавалась вполне боеспособная система боя, что мы и видим в различного рода армейских и милицейских наставлениях.
    В ССББ, которому обучалось очень небольшое количество избранных, система обучения строилась совершенно иначе. Обучение шло по принципам (которые, однако, не проговаривались), соответствуя ситуации (конкретность решаемых целей и задач) и способностям обучаемых бойцов (для этого проводился специальный отбор под решаемые задачи). Это способ подготовки бойца, в результате которого, у каждого обучаемого формировался специфический комплекс применяемых индивидуальных действий, которые тоже бы можно было назвать приемами, если бы не одно но. На самом деле все эти действия могли работать только в комплексе. В отрыве от него они ничего целостного представить не могли. Что и обеспечивало невозможность передачи его
    дальше без знания системы передачи. В отличии от приемов обычного или
    боевого самбо, например. Кроме чисто физических действий шло развитие и иных качеств. Наблюдательность, оценка реакций, обострение восприятия и т.д. Это была система боевого интеллекта.
    «Система» применялась для тренировки и обучения двух основных контингентов людей:
    1.Разведчики-нелегалы оперативного звена, предназначенные для силовых акций за пределами СССР. Так называемые «ликвидаторы» ОГПУ и «активка» Разведупра.
    2.Спецподразделений как диверсионно-партизанского, так и охранно-антипартизанского направления.
    При этом надо отметить, что партизанами в 30-х годах назывались кадровые советские диверсанты. Они проходили крайне серьезную подготовку в спецшколах, в основном, на территории трех военных округов – Ленинградского, Киевского и Белорусского. Была также и центральная спецшкола в Москве. А также существовали секретные военные школы для иностранцев из Коминтерна, проходивших такую же подготовку. Они же проходили подготовку и в Московской спецшколе. В этих спецшколах бок о бок работали и работники ОГПУ, и Разведупра. По словам Старинова И.Г., и тут в основу военной доктрины СССР был положен партизанский опыт, накопленный русской армией в 1914-1920-е годы, который и был развит советскими военными теоретиками.
    То есть приблизительно до 37-го, «система» существовала как единое целое. После «чисток» спецслужб 37-го оно разделилось как бы на два больших направления – НКВД и военная разведка. Каждое со своей спецификой. А большинство носителей системы были уничтожены.
    Определенное возрождение «системы» произошло в годы войны, когда она применялась для подготовки офицеров военной разведки и оперативников контрразведки. И практически окончательно ее добили сначала после войны, расформировав и частично ликвидировав СМЕРШ. А потом после 53-го, в связи со сменой политического курса.
    Выжили немногие.
    Кроме этого, «системы» в целостности практически никто и не знал. На основе единых принципов, которые собственно и составляли ее суть, создавались определенные боевые комплексы для решения тех или иных задач. С соответствующими ограничениями.
    «Система» представляла собой систему общих принципов (законов) боя, которые
    могут видоизменяться в зависимости от поставленных целей и задач (от ситуации), а также строится соответственно способностям и склонностям каждого отдельного человека. То есть она изначально была индивидуальна (можно сказать, элитарна) и построена на исконно русских традициях. Давала только базовую подготовку, на основе которой мгновенно превращалась в авторскую. И естественно, с каждым последующим поколением, она постепенно умирает, как уже было сказано, если не знать полной системы передачи. Видимо это, кроме репрессий, и привело постепенно к ее исчезновению. В отличии от самбо, достаточно жестко формализованного. Но именно формализация обеспечивает стабильную систему передачи.
    Откуда же взялись современные школы русского рукопашного боя? Это либо подсистемы, сформировавшие Систему — народные, дворянские или казачьи. Либо реализованные подсистемы – спас, школа армейской разведки, система и т.д. То есть все они как бы части единого целого – ССББ. Потому что русская боевая Система обобщила и систематизировала русские боевые традиции.
    Единая система русского ближнего боя является попыткой объединения разрозненных частей ССББ в изначальное единое целое. Как и единая советская система, она также разбита по разделам. Но строящихся на иных основах.
    ЕС РББ можно разделить на три основных вида по направленности подготовки.
    1.Традиционное. Задача – сохранение культурной традиции. В своей работе использует в максимальном объеме традиционные (фольклорные) методы подготовки – игры, плясы, гиревой спорт и т.д. Традиционные психологические методы – музыка, песни и т.д. Обязательная духовная подготовка (православие). Изучение русской народной, классической и древнерусской культуры.
    2.Спортивное. Задача – прославление русской боевой традиции. Использует как традиционные, так и современные методы для максимальной эффективности подготовки. Подготовка ведется по узкоспециализированным направлениям – борьба, кулачный и вольный бой, рукопашь (охотницкая рукопашь), фехтование и фехтование-комби.
    3.Прикладное. Задача – выживание и выполнение определенных задач. Также использует как чисто традиционные, так и современные методы. Подготовка ведется как по специализированным направлениям, так и общему неспециализированному.
    Прикладная ЕС РББ включает в себя три основных понятия — самозащита, рукопашный и ближний бой. Именно последнее понятие – ближний бой, как и в единой советской системе, является наиболее полным выражением сути системы.
    Использованная литература.

1.Базлов Г.Н. «Русский рукопашный бой Буза»
2.Бирштейн В.Я. «Эксперименты на людях в стенах НКВД».
3.Будзинский А., Матвеев Л. «…Дело по обвинению пересмотрено..!».
4.Буре П. «Суперсолдаты СССР».
5.Вейрман А. «Ихтиандры в камуфляже».
6.Волков В.П. «Курс самозащиты без оружия «Самбо» (1940).
7.Жиляев.А.С. «Из недр народных»
8.Зайчиков И.В. «Ответ скептикам».
9.«Конспект по дзюу-до в разрезе ГТО 2-й ступени». ГОЛИФК им П.Ф. Лесгафта (1936).
10.Лангсепп О., Дмитриев Е. «Калев ХХ столетия».
11.Лукашев М.Н. «10 тысяч путей к победе».
12.Мазур А.Г. «Борьба вчера и сегодня».
13.Малый А. «Самбо — это наше национальное богатство».
14.Матвеев Л. «В рукопашной схватке – Василий Ощепков».
15.Мискин Р.В. «Наука Иваныча».
16.Ознобишин Н.Н. «Искусство рукопашного боя» (1930).
17.Попов Н.И. «Реальная психотроника».
18.Потапов А. «Приемы стрельбы из пистолета: практика СМЕРШа».
19.«Самозащита и борьба / И.В. Лебедев, В.С. Ощепков». Составитель А.А. Харлампиев.
20.Солоневич И. «Самооборона и нападение без оружия. Элементарное руководство»
21.Соннон Скотт «Советская спортивно-боевая система» (пер. с англ.).
22.Спиридонов В.А. «Основы самозащиты. Тренировка и методика» (1933).
23.Старинов И.Г. «Мины замедленного действия».
24.Судоплатов П.А. «Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930–1950 годы».
25.Харлампиев А.А. «Самбо» (1953).
26.Хаустов В.Н. «Развитие советской спецслужбы (1917-1941)».
27.Шиллингфорд Рон «Российские военные боевые искусства» (пер. с англ.).

1686
Комментарии (1)
  • 26 мая 2009 в 09:48 • #
    Maxim -Wu Ming

    Доброго времени!

    По правде говоря, статья имеет такой формат, что прочитать ее сможет лишь действительно заинтересованный читатель.

    :)

    будет время. отформатирую более удобочитаемо.

    удачи!


Выберите из списка
2009
2009