Суд над сценаристом
27 августа 2011 в 00:42

Суд над сценаристом

СУД НАД СЦЕНАРИСТОМ
(История для кино/телефильма)

Некий высший суд, не имеющий никакого отношения к реальному законодательству, судит сценариста. Истцами выступают многочисленные персонажи — не только главные, но и второстепенные, которые фигурируют в его сценариях и в снятых по ним фильмах. Они вменяют в вину сценаристу злонамеренные и издевательские действия по отношению к ним — бесправным и беззащитным персонажам, вынужденным безропотно подчиняться его воле, терпеть жизненные невзгоды, становиться участниками преступлений, убивать, предавать, воровать, брать взятки, вести аморальный образ жизни, быть лжецами и творить не по своей воле ещё бог весть что. Они, бесправные персонажи, больше не могут терпеть подобного произвола над своими судьбами и требуют для ответчика высшей меры наказания – пожизненного лишения права творить и создавать новые образы.
Зал судебного заседания буквально переполнен возмущёнными и обиженными персонажами. По мере того, как суд предоставляет слово наиболее активным участникам обвинительного процесса, выслушивает их рассказы и показания, на экране показываются соответствующие истории (эпизоды) из жизни того или иного персонажа. По мнению обвинителей, сценарист вполне мог бы придумать и изложить истории с их участием так, чтобы персонажам не пришлось быть отрицательными героями, а чтобы они были добропорядочными и уважаемыми людьми.
Итак, на трибуне суда поочерёдно появляются следующие персонажи:
УБИЙЦА. Клятвенно уверяет, что никогда бы не убил родного брата, если бы сценарист не придумал делёжку богатого наследства после смерти отца.
ПРЕДАТЕЛЬ. Говорит, что ни за что бы не предал своего лучшего друга, если бы сценарист не поставил его перед выбором: оговорить друга и остаться на свободе или же сказать правду и самому получить тюремный срок.
ВОР. Разве же он позарился бы на чужое добро, если бы сценарист изначально поместил его в достойные условия жизни, сделав материально и финансово состоятельным?
ЧИНОВНИК-ВЗЯТОЧНИК. Уверяет, что перед своей совестью он чист, а сценарист просто подставил его в угоду противникам из другой политической партии.
ПРИДОРОЖНАЯ ПРОСТИТУТКА. Уверяет, что никогда бы не пошла на
панель, потому что всегда мечтала о, пусть и скромной, но достойной жизни. Но безжалостный сценарист насильно склонил её к занятию непотребным делом. Его правильнее было бы назвать не сценаристом, а самым настоящим сутенёром.
НАРКОМАН. На суде уверяет, что в тот роковой день мог бы пойти после школы в спортзал, где его ждали друзья, но сценарист зачем-то заставил его спуститься в подвал по зову едва знакомого парня. Этот сценарист вообще лишён чувства жалости к судьбам молодых людей.
ДОЯРКА. Всю жизнь честно работала, а что в итоге? Богатства не нажила, а в личной плане даже мужского внимания – и того в своей жизни по-настоящему не видела. Зачем он, сценарист, поселил вокруг неё одних выпивох и алкашей?

(По ходу действия,могут, в принципе, в той или иной мере заявлять о себе и другие недовольные герои – например,
казнокрад, гулящая жена, неисправимый лжец, неверный муж,
хронический завистник, доносчик-анонимщик, неудачник, горький
пьяница и т.д.)

И чем дальше продолжается судебный процесс, тем больше распаляются страсти. «Яйца курицу» уже даже не учат, а «яйца курицу решили засудить».
В самый разгар страстей в зале появляется ещё одно лицо. Это не выдуманный персонаж из сценария, а реальная, настоящая жена сценариста. Её появление вызывает у сценариста заметное смущение. А она, получив разрешение занять место у трибуны, грустно рассказывает о том, что её муж, сценарист, давно не проявляет к ней никакого внимания и изменяет ей с любовницей. А рассказать об этом здесь она решилась только потому, что уже не знает, что ей делать. Но она очень любит своего мужа.
Что тут начинается в зале! Персонажи с пеной у рта кричат, что вот, вот — видите!- сам этот сценарист, оказывается, не такой уж и паинька! Так какое же он имеет моральное право так издеваться над судьбами своих персонажей? Особенно громко кричит, буквально бьётся в истерике, придорожная проститутка.
Но суд, к разочарованию собравшейся публики, не принимает к рассмотрению жалобу жены сценариста. Суд мотивирует свой отказ тем, что здесь судят сценариста, а не конкретного человека. И хотя жену по-человечески понять можно, но на этом процессе ей не место. Она не персонаж его сценариев. Суд просит жену сценариста удалиться.
Это вызывает в зале приступ нового озлобления по отношению к сценаристу. Громче всех выражает своё недовольство придорожная проститутка.
И тогда судья говорит ответчику-сценаристу, что он, сценарист, возможно, как-то и смягчит свою участь, если прямо здесь, на суде, пообещает персонажам хоть как-то исправить их судьбы.
Заинтригованный зал затихает.
Но сценарист пытается объяснить суду и залу, что далеко не всё в его силах. Это только со стороны так может показаться. Но ничего подобного. Всё зависит от множества причин. И главная среди них – на перемены в их судьбах должно быть желание самих героев и персонажей. Желание истинное, а не напускное. Если такого желания нет – ничего не получится.
В зале снова поднимается возмущённый шум: «Как это нет такого желания? Да ради чего мы здесь тогда собрались?!» Больше всех визжит придорожная проститутка. А доярка, наоборот, сидит молча, словно бы замкнувшись в себе.
И тогда сценарист обращается к проститутке:
-Ну хорошо. Вот ты утверждала, что мечтала о достойной и скромной жизни? Давай я сделаю тебя дояркой.
Проститутка таким предложением возмущена до крайней степени:

  • Что?! Коров за дойки дёргать?
  • Почему дёргать? Ты станешь оператором машинного доения.
  • Да я сама, без твоей помощи, лучше разберусь, кого и как мне доить!
    -Вот видишь. Оказывается, ты сама не хочешь менять свою жизнь.
    Сценарист обращается к доярке:
  • Ты мечтала о богатстве и внимании мужчин. Давай я сделаю тебя элитной проституткой. Поверь, ты будешь не чета вот этой дешёвке (показывает пальцем на придорожную проститутку).
    Доярка обиженно поджимает губы, встаёт и пробирается к выходу.
    А придорожная проститутка кричит сценаристу:
    -Вот кретин! Это меня, меня ты должен сделать элитной! Я это уже давно заслужила!
    А доярка у выхода оборачивается со слезами на глазах:
    о любви мечтала. О хорошем муже. Пусть и простом трактористе… А ты!..
    Сценарист виновато соглашается:
    -Да, милая, я знаю… Да только наших продюсеров трактористы сейчас не интересуют. И я эту стену своим лбом пробить не в силах… Прости меня.
    Суд предоставляет сценаристу последнее слово.
    Да, говорит сценарист, может быть, он и сам не всегда хотел бы так нехорошо поступать со своими героями. Но в большинстве случаев он не мог по-другому. Чаще всего, потому что так требовал сам характер героя, логика его поступков и взглядов на жизнь. Но было и так, что он, сценарист, просто уступал настойчивым требованиям продюсеров, в угоду их коммерческим интересам. Вот за это — простите! Но иначе, господа герои и персонажи, многие из вас вообще на свет не появились бы!
    Из зала слышится выкрик:
    -Чем так жить, лучше вообще не жить!
    -Нет,— отвечает сценарист,— жить всегда лучше. Но я, как сценарист, только тогда смогу изображать вас в своих сценариях другими, когда в реальной жизни убийцы перестанут быть убийцами, предатели — предателями, подлецы -подлецами, лжецы -лжецами, неверные жёны -неверными жёнами и… ну …и неверные мужья… тоже.
    -Да где ты видел такую реальную жизнь? Такой в природе вообще нету! — ревёт зал.
    -Тогда меня судить не за что,— разводит руками сценарист.
    В зале начинается психоз.
    -Тогда не пиши сценарии вообще! — кричат ему персонажи. Их голоса перерастают в общее скандирование:
    -Су-дить! Су-дить! Су-дить!
    Несмотря на доводы сценариста, сторона обвинения всё больше и больше склоняется в сторону того, чтобы удовлетворить требования разгневанных персонажей. Пока судьи шушукаются между собой, сценарист с некоторой иронией наблюдает за ними.

…И вот судья зачитывает приговор: пожизненно лишить сценариста права творить и создавать новые образы. Зал удовлетворённо затихает и с интересом смотрит на сценариста: ну, что, выкусил? И что ты теперь будешь делать?
Поднимается сценарист:
кто же это вам сказал, что я обязан и что я буду выполнять это решение?
Зал вместе с судьями и обвинителями начинает возмущённо шуметь, но сценарист вдруг с размаху бьёт кулаком по столу:
ну-ка, молчать! Прикусите-ка свои поганые языки! Распоясались!.. Вы забыли, что все вы, здесь сидящие, лишь порождение моей фантазии. Я ваш царь и бог! И все вы – лишь персонажи моего нового сценария.
Вскакивает со своего места судья:
-Да что он несёт! Стража, увести его!
Охранники пытаются приблизиться к сценаристу, но он вытягивает вперёд свою руку и произносит:
-Исчезните!
Охранники растворяются в воздухе. Все в зале ошеломлены.
Сценарист устало:
-Всё…Я закончил. И я устал.
Сценарист вытягивает руку и, направляя её поочерёдно, на онемевших персонажей и участников судебного разбирательства, удаляет их из зала. Люди исчезают целыми группами, как будто кто-то выключает некие рубильники. При каждом исчезновении группы людей, сценарист произносит:
-Исчезните!
В зале остаются только две женщины средних лет. Сценарист обращается к ним:
вы кто?
-Я бывшая учительница того парня-наркомана — отвечает одна из них. – А рядом со мной его мать.
-Вас в сценарии не было,— устало сопротивляется сценарист.
-Да, мы остались за кадром,— отвечает учительница, поднимаясь с места. – Но это не значит, что нас нет вообще… А Витя…тот парень-наркоман… он ведь очень хорошим мальчиком был. Добрым, ласковым… Он на моих глазах рос, и я помню… Что же теперь делать?
Мать не вступает в диалог, она лишь сдерживает рыдания, но они всё равно прорываются наружу.
Сценарист обхватывает руками голову и горько отвечает:
-Если бы я знал, милые… Если бы я знал…
Молчание. Учительница и мать медленно уходят. Сценарист поворачивает голову и видит, что за судейским столом остался судья. Больше никого нет.
-А тебе что? — спрашивает сценарист.— Взятку ждёшь? На-кось, выкуси!
Сценарист показывает судье кукиш.
Судья презрительно смотрит на сценариста:
-Жаль, что суд не настоящий, а только в твоём воображении. А то бы ты ко мне на животе приполз!..
Сценарист вытягивает по направлению к судье руку и произносит:

  • Исчезни!
    Судья исчезает.

Сценарист сидит перед монитором компьютера. На мониторе видна последняя страница законченного сценария. Сценарист набирает клавиатурой последнее слово и произносит это слово вслух:
-Исчезни!

Потом идёт сцена, где сценарист предлагает режиссёру свой законченный сценарий «Суд над сценаристом» При этом, полушутя-полусерьёзно, он грозит режиссёру, что если тот посмеет беспричинно издеваться над его героями, и не дай бог, в угоду конъюнктуре, начнёт заставлять их делать то, чего они сами в жизни никогда бы не сделали, то он, сценарист, напишет новый сценарий под названием «Суд над режиссёром», но отдаст его другому режиссёру.

Затем на улице сценарист долго выбирает в цветочном ряду очень красивый и нежный букет, куда-то едет с букетом на такси.

Потом сценарист стоит перед дверью квартиры, нажимает на кнопку звонка.

Дверь распахивается. Перед сценаристом стоит его жена.
Они долго смотрят друг на друга. Сценарист протягивает жене букет и говорит:
-Прости меня… Я люблю тебя. И не могу без тебя жить…

ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ ПРОДЮСЕРА, РЕЖИССЁРА:

  • Если снимать 1–2 серийный кино/телефильм, тогда выступления основных персонажей на трибуне суда могут сопровождаться показом относительно коротких эпизодов из их жизни.
  • Если снимать многосерийный телефильм, то тогда каждому основному персонажу, выступающему на трибуне суда, может быть посвящена отдельная серия.
244
  • Тема закрыта
Комментарии (20)
  • 27 августа 2011 в 14:02 • #
    Ольга Янаева

    Да, это все ТАК. Причинно - следственные связи. богатство выбора в жизни, светлый луч в конце ... Пока я вижу сколачивание табуреток. И не верю, что таланту дадут просочиться в мясорубку кинопроизводства. "продуктов", и так далее...

  • 27 августа 2011 в 20:15 • #
    Сергей Ильвовский

    Была когда-то в чём-то схожая идея (правда чисто реалистическая - детективная) даже что-то и начал, но бросил.

    Решил, что слишком уж мелкая сошка - сценарист, чтобы о нём ещё и сериал писать.

    ;=))))))

  • 27 августа 2011 в 22:09 • #
    Евгений Подгаевский

    Ну-у, если сериал, и каждая серия посвящена отдельному герою, то это был бы уже рассказ не столько о сценаристе, сколько о социальных "героях" нашего времени..

  • 27 августа 2011 в 22:13 • #
    Сергей Ильвовский

    Я об этом чуть-чуть писал, правда не в форме сценария.

    там другое, но весьма реалистичное

    http://www.proza.ru/2011/04/26/360

  • 27 августа 2011 в 22:40 • #
    Евгений Подгаевский

    Прочитал. Согласен - кто чего стоит.

  • 27 августа 2011 в 21:07 • #
    Игорь Гиндин

    Нет, персонажи должны обижаться, что сценарист выдумал их бездарно. Они вышли плоскими, вторичными. Драматургия скучная. А сценарист станет валить на режиссера и актеров. В конце концов, вину переложат на продюсера. А потом придут зрители и всех линчуют.

  • 27 августа 2011 в 22:44 • #
    Евгений Подгаевский

    Ну, если уж ни режиссёр, ни продюсер не увидели таких "провальных недостатков" в этой истории (какие увидели Вы) и всё-таки связались с ней, то пусть несут солидарную ответственность. Так им и надо.

  • 27 августа 2011 в 22:57 • #
    Игорь Гиндин

    Да я не про ваш сюжет. Я вообще. Понимаете, историй про то, как персонаж спорит с автором о сюжете, через край. А про то, как персонаж обвиняет автора в бездарности, не помню. Скажем, персонаж может оказаться более талантливым драматургом, чем его создатель и начнет переписывать сценарий. И выйдет действительно хорошо. И сценарист прославится. Они начнут работать вместе, тайно. В конце концов, персонаж потребует, чтобы его официально признали соавтором. Сценарист его пошлет подальше и персонаж объявит забастовку. И правда вскроется... Да, стоит покрутить. Покурить и покрутить.

  • 27 августа 2011 в 23:41 • #
    Евгений Подгаевский

    Дошло до меня, наконец! Да, поворотов может быть много. Но здесь-то воображаемая часть заканчивается, как только сценарист поставил точку в своём новом сценарии, далее он действует уже в реальном мире. В том же варианте непонятно, каким образом реальность переплелась с нереальностью и каким образом они "разъедутся" в разные стороны.

  • 27 августа 2011 в 23:48 • #
    Игорь Гиндин

    Главный вопрос не в том, как они разъедутся, а в том, откуда у бездарного сценариста появился талантливый персонаж. А дело-то в том, что сценарист украл его у своей бывшей жены. И дальше возникнет любовный треугольник, сценарит, бывшая жена и их общий персонаж.

  • 27 августа 2011 в 21:12 • #
    Константин Лобанков

    Я предлагаю другой вариант - истцами выступают зрители. разные наивные девочки, которые поверили благодаря стараниям нашего сценариста в сказочную любовь и тд. А персонажи выступают то свидетелями обвинения, то свидетелями защиты. При этом по ходу фильма выясняется. что некоторые персонажи содраны с реальных людей - друзей и близких, самых близких людей сценариста.

  • 27 августа 2011 в 22:11 • #
    Евгений Подгаевский

    Да, интересно. Представляю, какую головомойку они бы ему устроили!

  • 27 августа 2011 в 23:09 • #
    Константин Лобанков

    Не обязательно головомойку. Кто-то может ему и в любви бы объяснился.

  • 27 августа 2011 в 23:46 • #
    Евгений Подгаевский

    Из девочек - да. А из близких... ох, не знаю.

  • 28 августа 2011 в 11:14 • #
    Константин Виткин

    Какому зрителю, Евгений, Вы адресуете это? Очень советую вам посмотреть, кто представляет собой ключевую ТВ аудиторию.

  • 28 августа 2011 в 13:02 • #
    Евгений Подгаевский

    Позволю себе эту дерзость: фестивальному зрителю. Я прежде всего видел это не как телефильм, а как фестивальное кино, не для широкой публики. Конечно, это очень и очень самонадеянно, я понимаю, но может же автор иногда потешить себя иллюзиями.

  • 28 августа 2011 в 13:36 • #
    Константин Виткин

    Тогда мой вопрос снимается.

  • 30 августа 2011 в 10:36 • #
    Анна Верштейн

    Есть такой вот жанр, капустник называется. Вот он у вас и есть. А особенно разыгрывать все это между родными/знакомыми/коллегами по цеху.
    Тогда оправдываются шаблоны и «сценарист» как главный герой. Но в ТВ и кинопроектах лучше заранее начинать избегать подобных тем и все ж таки ориентироваться на зрителя.

  • 2 сентября 2011 в 12:38 • #
    Алексей Декельбаум

    Идея не новая, но все равно с хорошим потенциалом. Здесь представлено одно из решений - по-моему, не самое лучшее, но оценить мешает форма подачи: синоп - не синоп, тритмент - не тритмент. История вязнет в деталях и репликах, да и концовка очаровательно-примитивна. Кстати, посоветовал бы поменять сценариста (абстракция для основной аудитории) на писателя. А вообще историю здесь надо "вылеплять" капитально - без мишуры, но с четким вектором и всеми необходимыми поворотами. Основа есть: конфликт задан изначально, и это хороший двигатель.

  • 3 сентября 2011 в 10:22 • #
    Евгений Подгаевский

    Согласен.

    Спасибо всем участникам обсуждения.


Выберите из списка
2017
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008