Йохан Цайтц, CEO Puma: «Мы похожи на диджея»
9 сентября 2011 в 08:04

Йохан Цайтц, CEO Puma: «Мы похожи на диджея»

Йохан Цайтц, CEO Puma: «Мы похожи на диджея»Сейчас мало кто помнит о том, что два десятилетия назад компания Puma не могла похвастать хорошей спортивной формой: начиная с 1986 года она несла убытки, которые с каждым годом лишь нарастали; престиж брэнда тоже был в значительной степени подорван. В 1993 году, когда перспектива банкротства была близка и терять уже было нечего, председателем совета директоров Puma был назначен Йохан Цайтц, которому в тот год исполнилось 30. Цайтц стал самым молодым в истории руководителем немецкой публичной компании и зарекомендовал себя прекрасным антикризисным управляющим: через четыре месяца после его вступления в должность Puma прошла полную реструктуризацию и вновь стала прибыльной. Но это была лишь первая победа Цайтца. Компания продолжала расти и развиваться на протяжении всех 18 лет его руководства, не только восстановив утраченную репутацию марки, но и обретя культовый статус, которого она не имела раньше.

Ниже мы публикуем выдержи из интервью Йохана Цайтца журналу «Свой бизнес».

Вы возглавили Puma в 1993 году. В какой форме была компания в тот момент? Действительно ли она находилась на грани банкротства?

Да. Годовой оборот компании тогда был эквивалентен 200 млн. евро, а размер задолженности – 130 млн. евро. Pumaнаходилась под управлением пула из 13 банков-кредиторов. Одним словом, ситуация была невеселая, и быть частью такой компании для меня тоже было безрадостно. Поэтому мне пришлось без промедления провести программу реструктуризации, чтобы остановить лавину убытков, которые накапливались в течение восьми лет до 1993 года.

Сколько времени прошло с момента вашего назначения на должность СЕО до того как компания вновь стала прибыльной?

Четыре месяца.

А в чем была главная проблема?

Образно говоря, Puma носила костюмчик, который был для нее слишком велик. Мне пришлось радикально сокращать издержки до тех пор, пока бизнес не стал прибыльным – вместо того, чтобы надеяться на рост продаж до того уровня, при котором мы начнем получать прибыль. В той ситуации я выбрал наиболее консервативный подход: найти в компании здоровое ядро и оптимизировать всю структуру бизнеса таким образом, чтобы обеспечить возможность функционирования этого ядра. На первом этапе мы провели реинжиниринг бизнес-процессов, реорганизацию – наняли новых управляющих, отказались от услуг консультантов, доказавших свою бесполезность, встали на путь интернационализации компании. Как только мы избавились от долгов, началась следующая стадия преобразований – мы сфокусировались на выстраивании заново нашего брэнда и росте. Мы начали инвестировать в брэнд, перестали позиционировать Puma как чисто спортивную марку. Было очевидно, что рынок изменился, и стиль стал играть более значительную роль в формировании спроса. Я решил, что Pumaдолжна сделать шаг в сторону модных тенденций и создать новый рынок, который сегодня известен как sport lifestyle.

Каким было самое трудное из принятых вами бизнес-решений?

Несомненно, это было решение о сокращении 50% персонала компании в Германии, принятое мной в начале моей карьеры в Puma. Но с тех пор мы только росли, и штат расширился с нескольких сотен сотрудников до 9 тыс. с лишним.

Кого вам пришлось сократить в период борьбы с убытками?

Во-первых, нам пришлось закрыть производственные мощности в Германии. Во-вторых, мы оптимизировали складскую инфраструктуру – консолидировали несколько складов в один. В третьих, изменения затронули систему управления – мы отказались от одного из уровней топ-менеджмента. Ну и в целом провели сокращения везде, где можно было. Мы также закрывали или реструктурировали наши филиалы. В общем, навели порядок по полной программе.

Можно реструктурировать компанию, сделать ее более эффективной, но как вам удалось поднять престиж марки? Ведь 20 лет назад брэнд Puma находился где-то во втором эшелоне, а сейчас его не брезгуют носить голливудские звезды…

В какой-то момент мы решили, что хотим стать наиболее желанным брэндом в категории sport lifestyle. Это подвигло нас усилить акцент на дизайне, стиле, индивидуализме и модных тенденциях в дополнение с нашим спортивным корням. То, что у нас получилось в результате, всем понравилось. Идея о том, что спортивный брэнд должен производить только спорттовары, изжила себя. Небольшой размер Puma мы превратили в преимущество, сказав своим потребителям следующее: «Мы маленькие, но мы другие, мы культивируем индивидуализм. Мы создаем особый стиль, и для нас это важнее, чем продавать свою продукцию в каждом магазине. Мы более избирательны, чем марки, работающие в сегменте масс-маркет».

Как вам удается поддерживать баланс между разными аспектами брэнда Puma? Вашу марку популяризируют и профессиональные спортсмены, и знаменитости из мира шоу-бизнеса. Не разрушает ли это целостность брэнда?

Нужно просто оставаться самим собой. Это как человек – он сейчас занимается спортом, а после отправляется, например, веселиться в клуб, и каждое из этих занятий является частью его индивидуальности. Примерно так и мы воспринимаем брэнд Puma: чем бы мы ни занимались, мы должны оставаться верными себе. Мы похожи на диджея, который делает микс из разных стилей музыки – брэнд развивается под влиянием спорта, образа жизни и стремления сделать мир лучше. Свой микс мы делаем с радостью. Мы не хотим идти путем крови, пота и слез (blood, sweatandtears– идиоматическое выражение, означающее напряженную работу и сосредоточенное усилие – прим. ред.) и не следуем принципу «победитель получает все».

Полная версия интервью опубликована в журнале «Свой бизнес» (август-сентябрь 2011)

447
Комментарии (3)
  • 9 сентября 2011 в 10:37 • #
    Виктор Спащенко

    Предлагаю Вам партнерство в новой отрасли. Ссылка на проект:
    http://www.fimip.ru/project/1434
    Самолет назовем "Пума" !!!
    И, вложения то нужны - смешные!..
    С уважением, Виктор.

  • 9 сентября 2011 в 10:42 • #
    Юрий Beloyan

    Это у них:
    "Да. Годовой оборот компании тогда был эквивалентен 200 млн. евро, а размер задолженности – 130 млн. евро. Pumaнаходилась под управлением пула из 13 банков-кредиторов"
    А у нас так : Годовой оборот 120 млн рублей , а кредиторская задолженность перед поставщиками 250 млн. И "владельцы собсвенных статусов" у этой компании считают себя крутыми преподнимателями , ездят отдыхать на Марс и спят с Чужими!:))
    И так собой довольны и своей крутизне, что круче только яйцы в крутую или обрыв над Волгой!

  • Полезная статья. Воспользуюсь.
    Экономика, реструктуризация - естественно. Но ни слова о "качестве продукции" (сейчас почитаю интервью целиком), главное - брэнд, лэйбл, позиционирование.


Выберите из списка
2018
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008