Неточности "Дюны" и вообще (5) - скоро дойдем до "Сумерек".

Неточности "Дюны" и вообще (5) - скоро дойдем до "Сумерек".

Неточности «Дюны» и вообще (5) — скоро дойдем до «Сумерек».

Все цитаты взяты из книги Фрэнка Герберта «Дюна» ровно в том объеме, в каком они необходимы для того, чтобы показать обычный уровень качества перевода мирового бестселлера.
Издательство АСТ, 2002 г., «Заметки переводчика», автор заметок П. Вяземский.
Думаю, без «Дюны» лучше не переходить к «Сумеркам», да и участников в группе пока еще совсем немного для начала нашего мастер-класса.

===

неточности, на которые ссылается П. Вяземский.

стр. 727

"
«Этой ночью,— думает Джессика,— лишь тот, кто устроился на ночлег под землей, имеет право хвастать». А у автора все наоборот: «Имеет ли право хвастать тот, кто сегодня забился на ночь под землю?»
"

стр. 727–728 

"
Словом, старая история про то, как «голый кондуктор бежит под вагоном» (сиречь «неизолированный проводник проходит под вагонеткой (крана)»)…
"

стр. 728

"
Коль скоро мне досталась возможность высказать наболевшее, скажу вообще о переводах: не верьте! Если вы видите какую-нибудь нелепость в русском переводе, это еще не значит, что она была и у автора.
Сколько я встречал дичайших ошибок, причем порой даже в довольно хороших переводах!
То в викторианской Англии джентльменов приглашают в публичный дом — а ошибка эта так стара, что ее приводят в пример все, кто пишет об Англии. Речь идет о пабе, то есть пивной (по-английски буквально действительно «public house»).
То описывается военный: сидит этот офицер в ресторане, а «грудь его туники заляпана фруктовым салатом». И этот неряха преспокойно беседует с сенатором и его супругой.
А все потому, что «фруктовым салатом» военные прозвали орденские планки — такие, знаете, пестренькие полосочки, которые носят вместо медалей, чтоб не слишком звенело.
А «туника» — это «мундир» или «китель», и прошу вас, читая переводную литературу, помните об этом…
С военными вообще у переводчиков много хлопот. То они требуют срочно подвезти на позиции аммуницию — хотя зачем в разгар боя нужны ремни и портупеи, неясно: ведь по-английски «ammunition» — «боеприпасы», а русское слово «аммуниция» обозначает все то, что носят военные, кроме непосредственно формы и оружия…
Или вот: «там лежали стволы, набитые порохом». Если бы переводчик смутился нелепостью фразы и посмотрел бьы в словарь, то бочонки с порохом не превратились бы в стволы. А безоткатные пушки не стали бы загадочными безоткатными (и даже в какой-то повести «несжимаемыми») ружьями.
Офицер, услыщав приказ старшего по званию, не заорал бы «ай-яй-яй, сэр!», а ответил бы «Слушаюсь!» или «Есть!», потому что «Aye, aye, sir!» — это именно «Есть!» и есть.
"

218
  • Тема закрыта
Комментарии (0)

Выберите из списка
2018
2018
2017
2012
2011
2010