Почему терепевтическое

Почему терепевтическое

Многим людям знакомы боевые искусства. В них всегда заложен терапевтический смысл и терапевтические техники. В чем специфика терапевтического фехтования?

В боевом фехтовании смысл ясен, поэтому сосредотачиваются сразу на технике. Например, дистанция. В боевом искусстве понятно зачем держать, устанавливать, рвать дистанцию, что бы бой вести, зачем же еще. А в терапевтическом поединке зачем с дистанцией практиковаться? По разному может быть. Смотря на что направлен смысл конкретного терапевтического поединка. И оказывается, что в терапевтическом фехтовании работа с дистанцией может быть практикой внимательности, уважения, терпения, сдержанности, взрослости и т.д. Технически тоже самое, но тренер должен создавать направленный контекст, всегда достаточно конкретный, хоть и метафорический.

В терапевтическом фехтовании мы исходим из смысла. А смысл меняется. Работаем с конца, с опережением. Этим терапевтическое фехтование и отличается от боевого искусства. В боевом искусстве смысл универсален. В терепевтическом — относителен, субъективен.

480
Комментарии (12)
  • 9 апреля 2009 в 20:21 • #
    Вячеслав Летуновский

    Вот, вот, полностью согласен с Олегом. В начале Мая в Киеве провожу группу "Бытие-вместе" на базе терапевтического фехтования. Почему терапевтическое? Перевод на русский язык иностранного слова терапия - исцеление. Взаимодействие с партнером в терапевтическом фехтовании открывает путь к этой самой целостности, целостности с другим человеком, целостности с миром.

    Несколько случаев из практики:

    После работы в бесконтактном спарринге,
    мужчина сказал, что "теперь как порядочный человек" он обязан жениться".

    Другой случай: даю задачу на чувствование целостности и единства с партнером.
    После работы - разбор. Вопрос: удалось ли ощутить единство?. Молодой человек отвечает: "Удалось, только вот, она сопротивлялась сильно". Девушка: "Никакого единства не было, было ощущение насилия". Оказывается единство достигается не активным внедрением в другого, а совсем другими путями...

    Еще случай: матерый спецназовец и девушка подросток в спарринге, она понимает, что он не сможет использовать свои боевые навыки, а по-другому не умеет, чувствует слабину и безжалостно жалит,
    как ему в этой ситуации поступить, как найти адекватный ответ?

    Один из самых интересных моментов в терапевтическом фехтовании,
    это поиск и обретение адекватности и со-размерности в личных отношениях.
    Отсюда мощный терапевтический эффект.

  • 14 апреля 2009 в 08:50 • #
    Олег Лукьянов

    Может показаться, что в терапевтическом фехтовании мы просто "притягиваем за уши" психологию. Что надо просто заниматься боевым искусством, и нечего добавлять лишних слов. Это не так.
    В боевом искусстве оружие является медиумом (посредником, средством) победы над соперником. В терапевтическом поединке выигрывают оба и медиумом является не оружие, а сам поединок. И фехтование терапевтическое потому, что оно является медиумом, посредником, средством для обнаружения человеком самого себя.
    Раньше человек тоже обнаруживал самого себя, занимаясь боевым искусством. Про это очень много и хорошо написано у мастеров. Но в те времена у людей не было проблем с мотивацией на выживание. Сегодня ситуация сложнее. Жить вроде бы все хотят, но что то непривычное и рискованное для этого делать не всегда. А раньше никто не спрашивал. Теперь спрашивают, но неофициально, как будто это личное дело каждого.
    Люди сегодня склонны похоронить (психологически) проблему, энергию, себя. Боевое искусство необходимо принципиально пересмотреть. Оно должно быть направлено не на адаптивность, а как минимум на сверхадаптивность.

  • 22 апреля 2009 в 18:37 • #
    Наталия Давыдова

    Мне кажется, что эффект терапевтического фехтования еще и в том, что оно формирует способность к символическому мышлению, другими словами способность соотносить события поединка и внутреннее психическое содержание. Именно в этом случае, на мой взгляд, поединок становится "медиумом, посредником, средством для обнаружения человеком самого себя".

  • 23 апреля 2009 в 07:48 • #
    Олег Лукьянов

    Не столько формирует способность к символическому мышлению, сколько, делает его более прагматичным, аутентичным. Современный человек без символического мышления вряд ли вообще может быть мыслящим. Часто оно даже слишком символично. Но в процессе формирования мышления участвует столько факторов, что часто нарушается динамика мышления. символы слишком быстро становятся значениями и перестают служить мышлению. В поединке мышление становится более аутентичным.

  • 14 апреля 2009 в 09:01 • #
    Олег Лукьянов

    Опыт участника недавнего семинара.

    Я не думаю,
    что найдётся очень много людей, способных в короткие сроки получить
    информацию, понять её и сразу осознать. Для этого должно пройти время. Но,
    тем не менее, на мой взгляд, ценность терапевтического фехтования в том, что
    оно помогает реально этим временем . В повседневной жизни, многие люди знают о своих проблемах и думают о них, зачастую на протяжении многих месяцев, или даже лет, а фехтование, как мне показалось, помогает процесс > превратить в процесс , непосредственной работы с проблемой здесь и сейчас.

    Я считаю, что гораздо важнее поспособствовать тому, чтобы не просто решить
    какую-то ситуацию, а подтолкнуть человека к действию, направить его. Иногда,
    может быть, "выбить его из контекста", в котором он пребывает, остановить на
    время его чрезмерную озабоченность проблемой, и помочь ему посмотреть на неё
    с другого угла. В процессе фехтования именно это и происходит, насколько
    я успела почувствовать. Вполне вероятно, что проблема не решится сразу,
    но у человека изменится отношение к этой проблеме, или даже появиться
    желание и душевные силы эту проблему решить самому.

    Хочу поделиться своим наблюдением за самой собой. Когда я прорабатывала
    защиту с Евгением, сначала мне хотелось понять, как он атакует, и я
    наблюдала за его "саблей". Я напрягала руку, стремясь изо всех сил
    защищаться, но пропускала удары. Потом Женя показал мне, как мне будет проще держать , и обратил моё внимание на то, что я сильно напрягаюсь. И тут я вспомнила, как вы сказали, что самое точное и хорошее движение - это движение расслабленное, гармоничное, плавное. И я решила расслабиться и не усложнять процесс защиты. У меня сразу же пропала необходимость наблюдать за "саблей" Жени, я смотрела ему в глаза и пыталась угадать направление его следующего удара. И Женя начал меня хвалить. Теперь я действовала плавно, спокойно, без лишних движений, и весьма успешно защищалась.

    Через некоторое время, уже дома вечером, я соотнесла этот опыт со своими
    жизненными ситуациями, в которых мне приходилось защищаться, и мне стало
    ясно, почему я часто проигрывала. Я делала слишком много резких движений, на
    самом деле, больше сопротивлялась, чем защищалась. Я не чувствовала
    внутреннюю устойчивость, я была напряжена и мои действия были хаотичны.

    Поэтому, мне кажется, очень ценно то, что терапевтическое фехтование
    помогает раскрыть, прежде всего, душевный потенциал, развить , если можно так сказать, и сохранить её даже в ситуациях,
    которые по эмоциональному напряжению напоминают землетрясение.

    Несмотря на то, что семинар продолжался всего два дня, для меня он был
    очень содержательным. Спасибо Вам! Я даже в повседневных ситуациях уже
    наблюдаю эффект!
    Н.

  • 26 мая 2009 в 09:43 • #
    Татьяна Васитинская

    Относительно смысла в терапевтическом фехтовании и его субъективности. Меня поразила глубина психотерапевтического воздействия и возникающая в последствии мощная динамика в психике. Целостность метода позволяет вывести на психический уровень переживания, травмы зафиксированные «в теле» и не доступные прежде для проработки их на сознательном психическом уровне. Поэтому субъективный смысл может не пониматься в процессе фехтования и становится доступным осознанию в процессе последующей аналитической работы.

  • 28 мая 2009 в 19:47 • #
    Олег Лукьянов

    Может. Вообще, момент инициации (импульса для осознания ) в фехтовании теоретически понятен. Но в вехтовании очень широкий спектр травм и переживаний действительно стремительно и очень экологично инициируется. Это уже обнаружено на многих случаях.. Другие способы тоже инициируют, но менее интенсивно. Иногда, это хорошо. Но с точки зрения психоанализа, мне кажется важнее другое: психические защиты не разрушаются, а очень интегрированно преобразуются в стратегии восприятия и мышления. Это очень сильно ускоряет процесс терапии.

    Опыт показывает, что фехтование имеет долгосрочный эффект. На самом занятии действительно не все осознается. Аналитическая работа, в некоторых случаях очень рекомендована, и она при этом оптимизируется опытом обучения фехтованию.

  • 29 мая 2009 в 05:19 • #
    Татьяна Васитинская

    Да, действительно происходит преобразование в процессе получения нового опыта взаимодействия в терапевтическом пространстве фехтования.

  • 1 июня 2009 в 20:35 • #
    Виталий Свиридов

    Сегодня посчастливилось помочь одной девушке:
    20 лет, умна, привлекательна, социально успешна; родители развелись осенью прошлого года, но любовь угасла уже давно; Л. любит обоих, пыталась их примирить, как-то помочь, но безрезультатно; в итоге осталась жить с матерью. С момента развода пространство свободы, которую родители всегда давали Л., начало постепенно сокращаться, и больше всего ограничений стало появляться именно со стороны матери: «ты не справишься, если поедешь одна», «ты всегда так занята – на меня у тебя никогда не хватает времени», «ты меня совсем не ценишь», «здесь нужно делать так-то» и т.п. Л. большинство этих ограничений и наставлений принимает, а когда пытается отстоять право делать по-своему, то чувствует вину перед мамой, а мама обижается. При этом девушка хочет и свободы (к примеру, уехать на время учиться в другую страну), и сохранить отношения с мамой, и не причинить ей боли.
    Всё это можно было узнать из её рассказа на группе и вопросов к ней. Группа была не терапевтическая, а тренинговая; я был участником. Терапевтический поединок состоялся после тренинга, по моей инициативе, в присутствии группы.
    Не вдаваясь подробно во все отвергнутые девушкой до – в процессе группового обсуждения – и частично во время поединка варианты разрешения ситуации (просто делать всё по-своему, поставить границы вмешательства мамы в жизнь девушки, найти маме «нового мужа» или любимое дело и т.п.), скажу, что наиболее конструктивным путём был выбран союз, альянс с мамой – сделать так, чтобы они не противостояли, а были на одной стороне. Для Л. яснее всего это стало именно во время поединка.
    В самом поединке поначалу я играл роль мамы, и атаковал Л., имитируя мамины ограничения, уколы, наставления в отношении девушки в жизни. Л. выбрала пассивную стратегию, и только защищалась, сознательно отказываясь атаковать – чтобы не причинять маме боли. Совсем скоро она приняла задачу заключить мир, союз; испробовала для этого несколько вариантов (попытаться сбежать, отобрать у мамы оружие и др.), но безрезультатно. Это длилось какое-то время, и мы довольно много разговаривали – сбежать сейчас нельзя, отобрать силой не выйдет, т.к. у мамы сейчас больше власти над ней, жёсткая граница требует ответных атак Л., мои просьбы/требования думать и замечать свои чувства и т.д. – но Л. не могла понять, как ей заключить альянс.
    Перелом произошёл, когда я попросил её поменяться «ролями»: она теперь мама, а я – дочь. Буквально через 30 секунд ей захотелось отбросить реплику, которой она била дочь, взять дочь за руку и выкинуть реплику и у неё; оружие стало лишним. И для Л. стало понятно, что мама не может/не способна/боится/не понимает, что можно так поступить, даже если в глубине души хочет; а она, Л., может это сделать, хотя ей и будет сложнее.
    И ей действительно было сложнее, когда мы вернулись в первоначальные «роли» - пройти через уколы мамы, затратить силы чтобы сдержать её оружие, мягко, даже с нежностью, отобрать у неё оружие и создать больше любви.
    После недолгой рефлексии Л. уже более-менее понимала, как может сделать подобное и в жизни; и, зная свою мать, верила, что всё получится.

    Мне здесь кажется важным, что при работе с близкими отношениями помогающим может оказаться момент фехтования не за себя, а за своего близкого человека. Возможность увидеть его глазами и почувствовать его кожей; возможно, даже лучше, чем он сам.
    Хотя до сих пор не знаю, насколько удачный этот вариант союза и удастся ли он у Л.
    А вообще, что радует, фехтовальную метафору сама Л., да и другие участники группы, поняли очень быстро.

    P.S. В последнее время всё больше склоняюсь к мысли, что гораздо важнее не теоретическая ориентация терапевта, или школа, которую он разделяет/практикует, но он сам как человек. Потому что любые его действия/слова будут пронизаны именно его духом, а не духом его школы; и тогда, возможно, даже предельно строгие техники НЛП могут стать экзистенциальными. К примеру, в ТФ используются моменты и бихевиоризма, и когнитивизма, и гуманистической психологии, но оно не становится принадлежащим им (хотя теоретически, думается,

  • 2 июня 2009 в 07:22 • #
    Олег Лукьянов

    Виталий, вы обсуждали с вашей участницей возможность представления ее случая на форуме? Это надо обязательно делать, она может быть против такого использования ее опыта. Если она не в курсе, вам надо с ней это обсудить.

  • 2 июня 2009 в 21:10 • #
    Виталий Свиридов

    Да, Олег Валерьевич, спасибо: она давала согласие. Сказала, что будет рада, если это кому-то поможет.)

  • 3 июня 2009 в 11:05 • #
    Олег Лукьянов

    Думаю, что терапевтическое фехтование вообще не следует рассматривать с точки зрения школ терапии. Это деление уже устарело. Оно удобно для обучающих терапии, но совершенно бессмысленно для работы. Клиенту не важно как учился терапевт. А в фехтовании тренер вообще может не быть по образованию терапевтом, а быть, например, педагогом. Что касается техник, то принцип остается: меньше техник, больше смысла. А НЛП вообще не считается за терапию, как романы Донцовой за литературу.


Выберите из списка
2012
2012
2009