Уличный лохотрон

Действительно, для многих экстремальных ситуаций лучший (а иногда и единственный, как в данном случае) путь защиты — избегать даже начала события. А для этого надо знать, как эта ситуация выглядит.

В отличие от естественных опасностей опасности, создаваемые людьми, постоянно совершенствуются. Это надо иметь в виду, знакомясь с уже существующими механизмами манипуляций человеком. Банальная ситуация 'лохотрон' каждый раз может выглядеть совершенно неожиданно, обещать сверхверную удачу и полную безопасность. Хотя, конечно, в большенстве случаев работает старая проверенная схема.

Разложим все по полочкам:

  • полочка номер один: НЕЗАМЕТНОЕ НАЧАЛО

Для того чтобы лох (как называют своих клиентов мошенники) попался в паутину, нужны как миимум два обстоятельства: неосторожный лох и липкая паутина. Под безобидным предлогом лоха задерживают — якобы на секунду. Наперсточник предлагает просто так, без денег, угадать, где шарик. В уличном 'экспресс-лото' просят крутануть барабан или бросить игральные кости, в карточной игре — 'подснять' колоду, рассудить спор, подержать кнопку и т.д.— нужен якобы 'незаинтересованный прохожий'. В зале ожидания аэропорта, в купе поезда, на пляже — это безобидное предложение от скуки сыграть в 'дурака'. Самые общие признаки начала этой экстремальной ситуации именно в отсутствии всяких признаков опасности, безобидность и случайность. Лоху должно казаться, что он полностью контролирует события и в любую минуту может из них выйти.

  • полочка номер два: УВЯЗАНИЕ В ПАУТИНЕ

Бросив игральные кости. Лох видит, как такой же как он, случайный человек за здорово живешь получил большие деньги. Радостный игрок в благодарность предлагает поставить за лоха на кон деньги, отдает их 'старшему' и уходит. Прохожему дают картинку с цифрами, опять бросают кубики, и — выпадает счастливое число… Вариант для карт — удается выигрыш за выигрышем, при игре в наперстки — 'кто-то посторонний' незаметно подсказал, где шарик, и т.д. Психологическая цель этой части спектакля — убедить лоха в близкой удаче и разбудить в нем алчность.

  • полочка номер три: МАЛЕНЬКОЕ СЛУЧАЙНОЕ ПРЕПЯТСТВИЕ

Деньги почти в руке, лох их уже касается, но тут один из игроков сообщает, что и у него выпало счастливое число. Хозяин говорит, что это очень редкий случай и существуют дополнительные правила. Надо добавить денег на кон и продолжить игру. В случае с наперстком появляется 'правдоискатель' — он видел, как подглядели, и надо переиграть и т.д. Знаменательный момент! На сцене появляются реальные деньги жертвы. В картах это может быть безобидный символический рубль, в наперсточной игре — ставка, в 'экспресс лото' — пустой шар (надо добавить денег) или неожиданное новое правило (выкупить жетон) и т.д. Осторожно трогая эту тонкую паутинку, из лоха вскоре вытянут достаточно денег, чтобы ему их стало жалко здесь оставить, прекратив игру.

  • полочка номер четыре: ПОЛНОЕ ПОТРОШЕНИЕ

Итак, лох и игрок, которому 'выпало' такое же счастливое число, должны повышать ставки ('бороться деньгами', пока у одного не кончится их запас) или заровнять, а потом уже еще раз крутануть барабан. Повышение ставок — тонкий спектакль, в котором лоху должно каждую минуту казаться, что у соперника вот-вот кончится последний рубль. Если жертва начинает колебаться, организатор игры одним из многочисленных невидимых способов качнет колесо фортуны в сторону сомневающегося. Наконец, наступает минута, когда лох замечает, что в игре завязло немало его собственных денег. Главная задача этой фазы лохотрона — максимально оттягивать минуту, когда лох догадается о безвыходности ситуации, и выбить из него не только все деньги, но и часы, и обручальное кольцо. Лоху все время должно казаться, что вот-вот удастся отыграть хотя бы часть. В особенно критическую минуту из 'зрителей' может появиться деятельный помощник лоху, желающий разделить тяжесть борьбы.

  • полочка номер пять: БЫСТРОЕ ПРОЩАНИЕ

Хозяин игры заранее знает, когда наступит ее конец. Он готов к угрозам и необдуманным поступкам клиента. Готовы и все помощники. Последние кубики (шар, карты, наперсток) падают на стол, и выигравший сразу исчезает с деньгами. Но если лох пытается его задержать, то вcтречает мгновенный суровый отпор. Скорее всего сразу же исчезнут игроки и зрители, карты, игральный стол-были и нет. Только тут лох окончательно понимает, что его попросту обокрали-кинули… Схема управления человеком, разумеется, часто отличается от рассмотренной, но в главном вы можете не сомневаться. Вступая в игру, вы оказываетесь внутри хорошо отлаженного механизма, который запускает не менее сработавшийся коллектив. Самым верным будет представить себя картофелиной, брошенной в картофелечистку. Даже в уличном 'экспресс-лото' вас обрабатывают пять-шесть человек (что уж говорить об игорном доме!), среди которых есть 'игроки', 'зрители', 'охранники', а очень часто добавляются карманники или грабители. Чтобы случайный прохожий не заметил, что у стола сменяют друг друга одни и те же люди, они агрессивно прогонят тех, кто долго стоит и не играет. В маленьком городке и тем более — в деревне — 'экспресс-лото' потому и не появляется, что все подставные игроки сразу оказываются на виду. Кстати, если вам вдруг удастся вызвать милицию и поймать за руку мошенника, все остальные пойдут в свидетели того, что это вы пытались обмануть честного крупье…

Технология постоянных 'выигрышей' так же разнообразна, как и сами игры. Например, в экспресс-лотерее ведущий видит номер следующего выигрышного шара (когда возвращает в барабан предыдущий) и сообщает его напарнику условным знаком. Напарник понимает, о какой цифре идет речь и выкупает нужный жетон. При знаменитой игре в наперстки ведущий виртуозно убирает шарик из-под наперстка (или мячик из-под ведерка), а после изумления проигравшего, так же виртуозно показывает шарик в другом месте. При игре в кости вы можете не сомневаться, что если у вас выигрышное число, у другого игрока будет такое же. Есть своя технология и в игре с носовым платком, и в компьютерных тараканьих бегах — обьем страницы не позволяет углубляться в подробности, но вы можете не сомневаться, что каждая новая игра приносит новое мошенничество. На начало 1995 года в Москве было более 100 игорных домов, каждый из которых работал себе не в убыток; за хороший день доход приличного казино составляет несколько сотен тысяч долларов. С точки зрения экономики, любая игра на деньги — это концентрация и перераспределение капитала. Хозяева уличных игр или общенациональных лотерей не любят уточнять — в чью пользу перераспределение. Они как бы скромные посредники между самими играющими. Эту иллюзию развеивает арифметика даже безобидной лотереи. Газета 'Аргументы и факты', представляя своим читателям в 1992 году 'Лотто-миллион', сообщила, что из собранных денег 40% будет идти на выигрышный фонд, 30% — в Олимпийский комитет, 30% — на 'погашение расходов по организации лотореи и ее дольнейшее развитие'. Организаторы лотореи заранее всех обыграли: им достается 60 процентов любой суммы…

fizteh.ru

826
Комментарии (0)