Королевство голубых лагун Книга - 1-часть3,4

Королевство голубых лагун Книга - 1-часть3,4

Королевство голубых лагун            Книга - 1-часть3,4***
Замысел Оториброса был грандиозен и коварен. Конечно, захват флагмана флота великанов и «Большого грома» взамен расстрелянного корабля Буки, впечатлял. Но Оторибросу не давала покоя мысль, что кто-то его перещеголял, пусть даже случайно. Да и собственные потери не добавляли хорошего настроения. Потому он и решил захватить… крепость! Да так, чтобы хозяевам оставалось лишь уйти или собственными руками ее уничтожить.
Для этого нужен был постоянный доступ в замок. В любое время. Причем так, чтобы хозяева понятия не имели, как это делается. И хитроумный Оториброс придумал, как это сделать.
Необходимо было прорыть подземный ход во дворец! Вот только кто станет рыть этот ход? Сами пираты для этой цели годились плохо. Одно дело, вырыть небольшую пещеру, чтобы спрятаться и совсем другое, прорыть длинный и удобный ход. Да еще и укрепить его, чтобы случайно не обвалился от шагов великанов.
Но Оториброс нашел блестящее решение и этой проблемы. Пусть роют те, кто умеет это делать. Независимо от собственного желания. Иначе говоря, пленники, превращенные в рабов. Мешала лишь незначительная мелочь, на всем Скалистом острове наберется, едва ли с десяток пленников. Их при нападениях, обычно высаживали на какой-нибудь берег или бросали за борт, пожелав доброго пути.
Если раньше не знали, что с ними делать, то теперь ситуация резко изменилась. Нужны были новые пленники для рытья тоннеля. Да и для других целей. Это вам не маленький Скалистый остров, где и развернуться-то толком негде. Была и еще одна тайная мысль у Оториброса. Стать… королем! Да-да! Не больше и не меньше.
Чихоня правил на Скалистом острове лишь потому, что пиратам больше некуда было деваться. А если Оториброс отвоюет крепость? Чего это ради, станет он делать такие подарки кому-то? Пусть, хоть трижды королю. Сам справится! Ну, а люди? А что люди? Да, как только узнают, что Оториброс стал королем, все пираты с озера к нему сбегутся! Вопрос еще, с кем Чихоня останется!
Подобные мечты значительно улучшили настроение Оториброса. Главное, что все это осуществимо. А самое смешное в том, что Чихоня с удовольствием поможет ему в этом. Откуда ему знать, что он собственными руками, а точнее носом, отдает всю власть более сильному сопернику. И пусть чихает себе на здоровье!
Результатом было то, что с острова пиратов были доставлены первые восемь пленников. Большинство из них уже так давно жили на Скалистом, что считались пленниками условно. Но этого народа было маловато для такой грандиозной задачи. Требовались новые пленники. А где их брать? Правильно, с чужих островов. Следовательно, нужно собирать корабли острова для набега на соседние острова.
Первая партия рабов, или как их там называть, под присмотром пиратов приступила к строительству новой пещеры. Лишнюю землю уносили в лес, где и высыпали среди травы и кустов, чтобы не выдавать место расположения своего тайного укрытия.
Сделали несколько попыток освободить пленников из крепости. Но новая тюрьма, с обожженными стенами и полом, надежно охраняла своих жильцов от непрошеных гостей. Единственным человеком, которого вполне устраивала такая жизнь, был Чавка. Веселый, сытый и умытый, он целыми днями вспоминал свои приключения, завоевывая все больший авторитет среди арестантов.
Неожиданно еще одной «достопримечательностью» тюрьмы стал Чоколо. Свое имя он получил за привычку постоянно переспрашивать и совать свой нос куда попало. На этот раз его знаменитое «ЧО?» сослужило добрую службу. То ли от скуки, то ли из-за своего любопытства, но он начал учить язык великанов.
Через пару дней он уже запомнил некоторые слова. Осталось только еще научиться понимать смысл этих слов. Попытался научить и своих друзей по несчастью, но ничего не получилось. Чавку не интересовало ничего, кроме сна и еды. Дебику, вообще было наплевать на все на свете. Он признавал только силу. А два брата Трын и Дрын были просто неспособны к изучению чего-либо нового, что не связано с драками.

***
Новых следов не появлялось, наблюдатели Оториброса теперь менялись через два дня, со всеми предосторожностями преодолевая остатки коварной контрольно-следовой полосы. Но мальчишки прекрасно понимали, что это – затишье перед бурей. Что-то затевалось. И это настораживало, потому что давно известно, что самое страшное и неприятное, это неизвестность.
Все силы были направлены на то, чтобы сделать крепость неуязвимой. Чего только не напридумывали хозяева замка. Их тоже охватил азарт соревнования.

  • Мы что, дурнее паровоза? – спросил Лешка,
  • И не дурнее парохода! – согласился Андрей,
  • Ну, а тут какие-то дикари. Пришли-и-и, здрасте вам!
  • Я им устрою «Здрасте»,— проворчал Андрей,— Долго помнить будут! Всех переловлю!
  • Слушай,— выпрямился Лешка,— а давай перетащим их на ту сторону дуба.
  • Зачем?
  • Чтобы сбежать не могли. Да и язык попробуем выучить. Дома-то это проще сделать. Посадим в банку и вперед!
  • М-м-м-м, пожалуй, это мысль. Всех сразу будем забирать или по одному?
  • Половину. Чтобы могли и там и здесь учиться.

***
Андрей подошел к дубу и открыл дверь. Лешка поднялся в дупло и протянул руку за банкой, в которой сидели Чавка и Чоколо. Но взять банку… не получилось. Между рукой и банкой возникла невидимая преграда. Озадаченный Андрей спрыгнул на землю и взял банку в руки. Все нормально. Полез вместе с банкой в открытую дверь и снова уперся в невидимую преграду.
Как ни пытались друзья преодолеть этот барьер, ничего не получалось. Кощеево царство не желало выпускать своих жителей на ту сторону дуба. Мальчишек – пожалуйста. Хоть с банкой, хоть без нее. Попробовали передавать пленников по одному. Результат тот же. Бросили ветку. Без проблем.
Около часа экспериментировали. Выяснили, что растения, камни и прочую неживность передавать можно. Но ничего живого перетащить не удастся. Даже комара!

  • Интересное кино, получается,— глубокомысленно произнес Андрей,
  • Цветное и без звука,— добавил Лешка.
  • Что будем делать?
  • Несем назад.
    Кандидаты в путешественники, к удовольствию Чавки, снова были водворены в привычную обстановку, и стеклянная крыша уже была готова занять свое место. Неожиданно Чоколо, задрав голову, прокричал несколько слов. Ребята остолбенели.
  • Ты слышал? – спросил Лешка.
  • А ты? Что он крикнул?
  • По-моему, «давай» и «неси».
  • Это что же получается? Он понимает, о чем мы говорим?
  • Тогда непонятно, чего «давай», «неси».
  • Может его куда-то нести надо?
  • А что давать?
  • Наверное, есть хочет.
    Лешка немного подумал и протянул к Чоколе руку, на которую тот с трудом взобрался.
    Через несколько минут Чоколо тыкал пальцем в сторону королей, панибратски выкрикивая их имена. Делал он это с явным удовольствием. С неменьшим удовольствием позволяли это делать и сами короли.

Часть 4.
Охота за рабами.

Лямик шагал по тропинке к берегу. Каждое утро он проделывал этот путь, чтобы поиграть со своей знакомой рыбкой. Им было весело кувыркаться возле берега. Рыбка, шаля, брызгала хвостом и скрывалась в глубине, а Лямик, смеясь, пытался ее поймать. Оба были довольны этой игрой. Так повторялось почти каждый день.
Наигравшись, Лямик отправился в гости к своему другу Лютику. Его так прозвали за то, что всем цветам на Зеленом острове, он предпочитал именно этот. Нередко он пристраивал его на голове, вместо шляпы.
Настроение было отличное и в голове Лямика сами собой стали складываться слова веселой песенки, которую он и начал распевать:

  • Доброе солнышко, ярче свети.
    Милый цветочек, быстрее расти.
    В озере рыбка красивая есть…
  • Мне бы поймать ее, сжарить и съесть! – внезапно закончил песенку чей-то грубый голос и захохотал.
    Следом из зарослей травы появился человечек. Сразу было видно, что это бывалый путешественник. Он был одет в штаны и куртку из мышиной шкуры. И даже шляпа незнакомца была из той же шкуры. Все на островах знали, что мыши водятся только на Большом берегу. Лямик не знал, где это точно. Наверное, очень далеко. Да и охотой на мышей отваживался заниматься далеко не каждый смельчак.
  • Здравствуйте,— вежливо сказал Лямик,— Вы, наверное, знаменитый путешественник? Может, хотите посмотреть наш остров? Или познакомиться с моими друзьями.
  • Да, я очень знаменитый путешественник,— ответил Чапа,— меня знают на всех островах и на Большом берегу. Вот теперь хочу посмотреть и на ваш остров, который мне хвалили мои друзья.
  • А кто ваши друзья? Я знаю всех путешественников, которые бывали на нашем острове.
    Это было для Чапы неприятной новостью, поскольку ни одного путешественника он не знал вообще, а посетивших этот остров, тем более. Поэтому он поспешил перевести разговор на другую тему.
  • Не помню точно, кто это был. Да и так ли это важно?
  • Конечно, не важно,— легко согласился Лямик.
  • Не согласишься ли ты показать мне ваш остров?
  • Охотно! А можно, я приглашу и Лютика?
  • А Лютик, это кто?
  • Это мой друг.
  • Ну-у-у,— протянул пират,— тогда можно. Да и веселей будет втроем. Если хочешь, то можешь еще кого-нибудь пригласить.
  • Вот здорово! Тогда я приглашу Ромашку,— возбужденно ответил Лямик, к немалому неудовольствию Чапы, который рассчитывал, что новых попутчиков не будет. Но, слово не воробей, вылетит – не поймаешь.

***
Лютик еще спал, когда под окном раздались шаги. Он оторвал голову от подушки, приподнялся и сел. Не пристало встречать гостей лежа, если ты не болен. Открылась дверь и в комнату, поздоровавшись, вошел Лямик. Следом ввалился и Чапа. Лямик познакомил друга со знаменитым путешественником.
Через несколько минут они втроем направились к домику Ромашки. Высокие и стройные ромашки закрывали домик от солнца, качаясь на ветру. Внутри домика на стенах, вместо картин, тоже висели ромашки. И даже постель была из лепестков ромашек. Неудивительно, что поэтому и хозяйку домика прозвали Ромашкой.
Хозяйки дома не оказалось, что обрадовало Чапу, но расстроило Лямика. Поэтому дальше отправились осматривать остров втроем. Двум друзьям было невдомек, что Чапа разведчик с пиратского корабля. Они простодушно рассказывали и показывали ему все, что он желал. Через час лазутчик узнал все, что ему требовалось.
Рассказы Чапы произвели на друзей очень глубокое впечатление, тем более что Чапе, действительно, было о чем рассказать. Он побывал во многих местах на озере. Да и мышь, из шкуры которой была сшита его одежда, тоже убил сам лично. Но пора было возвращаться на корабль.
Пообещав Лютику с Лямиком поговорить с капитаном, чтобы взять их в путешествие, гость попрощался с гостеприимными хозяевами. Но, едва скрывшись из виду, юркнул в заросли травы и помчался в сторону дальней бухты, где на якоре стоял пиратский корабль.

***
Корабль подошел к острову ночью, чтобы никто раньше времени не обратил на него внимания. Эту бухточку, в которой он с трудом помещался, тоже выбрали не случайно. На том конце острова, вообще никто не жил, поэтому можно было не опасаться, что кто-то случайно раскроет тайну.
Таран с нетерпением ожидал возвращения Чапы. Его корабль, так же, как и корабль Бульбуля, был послан королем Чихоней за новыми пленниками для Оториброса. Корабль Бульбуля отправился к Ленивому острову, а корабль Тарана к Зеленому.
Таран и Бульбуль были давними соперниками по набегам. Два этих капитана были самыми знаменитыми на Скалистом острове. Служить на их кораблях считал за честь любой из пиратов. Исключение составляли только Оториброс и его команда.
Вернувшийся Чапа закрылся с Тараном в каюте капитана. Через час вызвали боцмана Тюпку. Спустя полчаса Тюпка собрал всю команду и начал отдавать распоряжения. Два отряда были посланы следить за домиками Лютика и Лямика. Ромашка пиратов не интересовала. Что толку от девчонки в рытье подземного хода?
Еще один отряд был послан к поселку, на «свободную охоту» за одинокими прохожими. Открыто врываться в незнакомый городок Таран не рискнул, понимая, что для этого маловато сил. Поэтому решил, сначала захватить несколько пленников и расспросить их, как следует, чтобы не повторить историю Буки у замка Королевства голубых лагун, где тот лишился своего корабля.
К домику Лямика отправился Клок. Жорал и Церас были в его команде. Филис с Пыхоном и Хланком отправились к домику Лютика. Боцман Тюпка сам возглавил команду свободных охотников из увальня Бобо и кока Компота. Чапа, на зависть всей команде, снова отправился по каким-то своим делам. После Оториброса это был второй человек на острове пиратов в вопросах разведки.

***
Лямик пришел домой под впечатлением рассказов Чапы. Вот было бы здорово тоже отправиться путешествовать! Но как это делается, он не имел понятия. Поэтому было бы неплохо стать попутчиком такого опытного путешественника, как его новый знакомый. И он размечтался.
Радужные картины приключений нарушил Лютик, заявившийся в гости. А через несколько минут друзья уже мечтали вместе. Так получалось даже интереснее. И невдомек им было, что их дальняя дорога с приключениями затаилась за ближними зарослями, где в засаде сидели пираты.
Клок выжидал. Появление Лютика поставило его в трудное положение. Он не знал, есть ли еще кто-то в доме. Да и втроем против двоих могли не справиться. Вдруг кому-то удастся сбежать. Это же целый остров поднимется! Тогда от Тарана пощады не жди. Лучше уж подождать и действовать наверняка.
Филис, Пыхон и Хланк откровенно скучали. Филису нужна была драка, иначе он чувствовал себя неуютно. Пыхон, как всегда, был молчалив и спокойно ожидал команды. Ну, а что касается Хланка, так ему было все равно, что лежать, что бежать. Надо, так надо. А проявлять инициативу было не в его характере.
В конце концов, Филис не выдержал и послал Пыхона на разведку. Пыхон осторожно подкрался к домику и заглянул в окно. Домик был пуст. Обошел все вокруг и внимательно осмотрелся. Никого не обнаружив, подал сигнал оставшимся в засаде. Через минуту вся троица была уже в домике.
Тюпка устроил засаду в густых зарослях травы у тропинки, ведущей к городку. Но, как назло, одиноких путников не было. Либо проходили целые компании, что-то обсуждавшие на ходу, либо вообще не было никого. Компот недовольно ворчал, проклиная всех жителей Зеленого острова вместе и поодиночке. Ему хотелось на корабль, на свой родной камбуз, где все уютно и понятно. Да и поворчать можно вдоволь, а то уже пару подзатыльников за это схлопотал от Тюпки.
Бобо с ленивым интересом разглядывал какую-то букашку, ползущую по стеблю травы, и гадал, упадет или нет. А если упадет, то куда. Вот бы смешно получилось, если бы на Тюпку! Ну, на крайний случай, годится и на Компота. А то ворчит все время, отдыхать мешает. Чего суетиться? Рано или поздно все равно кто-нибудь попадется.
Тюпка подозвал к себе Компота и начал ему что-то объяснять. В этот момент, к удовольствию Бобо, букашка все-таки сорвалась с травинки и упала прямо на спину Компота. Кок от неожиданности дернулся, и лоб в лоб столкнулся с Тюпкой. Букашка тоже решила поближе познакомиться с бравым боцманом и уселась ему на голову, вцепившись всеми лапками.
Бобо от души веселился до тех пор, пока ему не досталось от рассвирепевшего боцмана, который искренне считал, что по любому вопросу существует только два мнения. Его и неправильное. Обучая молодых пиратов, он говорил, что на корабле есть только два обязательных правила. Правило первое – командир всегда прав! Правило второе – Если командир неправ, то учи правило первое.
Пока «свободные охотники» разбирались между собой, от засады остались одни воспоминания. От «воспитательной» деятельности Тюпки окружающие заросли были изрядно переломаны и в качестве укрытия больше не годились. Наоборот, они только привлекали внимание. Тут еще, как назло, на тропинке стали появляться люди.
Жителям Зеленого острова было в диковинку видеть такое количество непонятно зачем переломанной травы. Через десять минут на месте бывшей засады собралась целая толпа. Все обсуждали невиданное зрелище, гадая, кто и зачем это сделал и насколько это опасно. Как известно, у страха глаза велики.
Скрипя зубами от бессильной ярости, Тюпка со своим отрядом отошел подальше. Но вскоре пришлось уходить совсем, потому что жители острова начали осматривать окрестности, пытаясь понять причину разрушений. Поскольку люди все прибывали, приходилось отказаться от затеи «свободной охоты». Как бы на самих охотников не устроили охоту! И Тюпка повел свою команду на корабль.
Филис основательно устроился в доме Лютика, распределив своих людей так, чтобы любой, кто войдет в дом, выйти уже не мог. Пыхон расположился за дверью, Хланк затаился возле дома, чтобы вовремя предупредить о появлении хозяина, а сам Филис улегся на кровати Лютика. Со всеми возможными удобствами.

***
Клок осторожно последовал за друзьями, когда те отправились поделиться новостями к Ромашке. Жорала отправил осмотреть домик, не осталось ли кого-нибудь, приказав потом догонять их. Жорал, убедившись, что домик пуст, решил подкрепиться. В чем-чем, а в еде он толк знал! Догнать же своих он всегда успеет.
Ромашка встретила друзей с радостью. Она любила встречаться со своими соседями. Ну, а если еще и новости интересные были, то она ни за что не могла отказаться от гостей. Восхищенно выслушав рассказ о встрече и о планах друзей самим отправиться посмотреть мир, она пожалела о том, что сама не может составить им компанию.
Когда рассказчики успокоились, то решили все вместе отправиться в гости к Лютику, отведать свежего нектара, который он собрал вчера. Весело переговариваясь, они двинулись в путь. Клок с Церасом незаметно двинулись за ними. Клок был сердит и на отставшего Жорала и на троицу друзей. И чего они толпой бегают? Нет, чтобы поодиночке. Так, незаметно, они подошли к домику Лютика.
Хланк подал сигнал и Филис с облегчением вздохнул. Наконец-то можно будет и кулаками помахать и на корабль вернуться. Разумеется, с трофеями. То, что подходили трое, его не особенно волновало. Он уже успел рассмотреть, что одна из фигурок – девчонка, которую можно в расчет, вообще не принимать. Двое других, тоже не проблема. С одним он и сам справится, ну а Хланк с Пыхоном позаботятся о втором.
Все планы Филиса нарушила Ромашка. Когда Пыхон кинулся на Лямика, она закричала и, схватив подвернувшуюся кочергу, угостила ею Пыхона поперек спины. Продолжая размахивать своим оружием, она выскочила за дверь и налетела на Хланка. Тот, не успев ничего понять, тоже получил от Ромашки по ноге и упал. Крепко сжимая свое оружие, Ромашка бросилась в заросли и помчалась за помощью.
Один Филис не растерялся и, сбив с ног Лямика, начал его связывать. В это время в домик ворвался Клок. Увидев, что схвачен только Лямик, он кинулся искать Лютика. Налетев на хромающего Хланка, он отшвырнул его с дороги и с Церасом занялся поисками беглеца. Никого не обнаружив, он вернулся в дом и устроил трепку Филису.
А Лютик в это время находился на чердаке. Осторожно раздвинув соломинки потолка, он смотрел и думал, как помочь другу. Внизу пираты выясняли, кто виноват. Все были так увлечены этим, что не заметили, как с потолка осторожно выдвинулась соломинка, покачалась и замерла точно над головами спорщиков. В следующий момент из соломинки вырвалось облако пыли, а следом и соломинка начала колотить незваных гостей.
Разумеется, серьезного вреда соломинка причинить не могла, но в облаке пыли ее удары вызвали панику. Неизвестное всегда пугает. Разбойники выскочили из домика и кинулись прятаться. Лютик быстро спустился вниз и, схватив нож, освободил друга. Но уйти они не успели. Опомнившиеся пираты вернулись в дом и, несмотря на отчаянное сопротивление, связали хозяев. После этого начали считать свои потери.
Пыхону требовалась помощь. Он не мог даже разогнуться. Хланк сильно хромал и не мог быстро идти. У Филиса заплыл один глаз. Клок держался за руку, на которую Лютик уронил стол. Жорал пропал неизвестно куда. И только Церас выглядел, как обычно, лишь слегка помятым. Он и сказал, что нужно, как можно быстрей возвращаться на корабль, пока не явились жители острова, за которыми побежала Ромашка.
Отдав должное съестным запасам Лямика и захватив кое-что с собой, Жорал отправился по следам Клока и Цераса. Однако, скоро ему надоело пробираться сквозь заросли и он вышел на тропинку, ведущую к дому Лютика. Так легче и быстрее было догонять своих.
Ромашка мчалась, что было сил. Нужно было срочно предупредить жителей острова о пиратах, да и ее друзья нуждались в помощи. Все еще находясь под впечатлением увиденного и пережитого, она, не раздумывая, огрела верной кочергой ничего не подозревающего Жорала, на голове которого красовалась такая знакомая Ромашке шляпа Лямика, и помчалась дальше.
Оглушенный Жорал на четвереньках забился в заросли и минут пять приходил в себя, пытаясь понять, что это было. После чего пришел к выводу, что к началу главных событий он опоздал. Теперь не имело смысла догонять кого-то. Нужно было возвращаться на корабль, пока Таран не отчалил без него. Поскуливая, он направился к дальней бухте.
Чапа оказался у домика Лютика, когда вся охающая и хромающая процессия двинулась к родному кораблю. Зрелище было смешным и печальным одновременно. Филис помогал идти согнувшемуся Пыхону, а Церас и Клок тащили пленников. Понимая, что в таком виде им не уйти от погони, которая вот-вот начнется, Чапа бегом отправился за подмогой.
Тюпка со своей командой стоял перед Тараном и виновато оправдывался, когда примчался запыхавшийся Чапа. Через минуту провинившиеся, вместе с Чапой, уже бежали навстречу сводному отряду Клока и Филиса.
Едва только на борт доставили пленников и раненых, как Таран дал команду к отплытию. Корабль уже отошел от берега шагов на двадцать, когда на берегу появился шатающийся Жорал. Догонять корабль ему пришлось вплавь, а потом еще и подниматься на борт по канату. Но это было намного лучше, чем оставаться на берегу.
Когда к домику Лютика прибыли спасатели, то они увидели только следы отчаянной борьбы и разбросанные вещи. В сторону дальней бухты вели следы похитителей. Погоня, высланная по следам, увидела только мачты уходящего корабля.
Ромашка плакала. Жители городка успокаивали ее и предлагали перейти к ним жить, так как теперь она осталась одна без своих друзей, но Ромашка не захотела покидать свой домик. Единственное, что она пообещала, что будет каждый день приходить и сообщать, что у нее все в порядке.
На следующий день жители Зеленого острова приняли решение о строительстве наблюдательных вышек по берегу озера. Чтобы незваные гости не могли снова пожаловать тайно. Так на острове была основана первая караульная служба. На вышках должны были по очереди дежурить все жители острова.

***
Лямика с Лютиком заперли в трюме, едва лишь Таран наскоро их допросил. Ничего нового, кроме того, что они рассказали Чапе, капитан не услышал. То ли не знали, то ли не захотели говорить. Пока их решили оставить в покое, так как были дела поважнее. Очередь до них еще дойдет. Так решили Таран с Чапой.
Сидя в трюме, Лямик с Лютиком считали синяки и шишки. Как глупо они попались! Хорошо еще, что Ромашке удалось сбежать. Когда надоело обсуждать то, что произошло, задумались, как быть дальше. Надеяться на то, что пираты их отпустят, не стоило. Жители озера были наслышаны, что пираты почти никогда не берут пленников. Только товары. Но сейчас им зачем-то понадобились люди.
Дверь со скрипом открылась. Пират, по имени Бобо, бросил кусок лягушачьей ноги и поставил кувшин с водой. Внешне это был неторопливый увалень, знающий себе цену лишь наполовину. Дверь закрылась. Переглянувшись, друзья подошли к еде. Лямик взял в руки мясо, повертел его в руках и неожиданно улыбнулся. Потом что-то зашептал на ухо Лютику.
Лютик хмыкнул в ответ и отправился вслед за другом на кучу свернутых запасных парусов. Устроившись поудобнее, друзья принялись за еду. Особое внимание было оказано лягушачьей лапке. Ее тщательно обглодали так, что на ней не осталось даже следов мяса. Запили все это водой, вымыли руки и снова о чем-то зашептались в дальнем углу. Смочив угол одного из парусов, зачем-то тщательно протерли кость.
Через несколько минут они начали перетаскивать паруса в один из углов, складывая их штабелем. В результате получилась горка, поднявшись на которую можно было дотянуться рукой до настила палубы рядом с маленьким иллюминатором под самым потолком. Но все попытки выбраться наружу оказались напрасными. Иллюминатор был слишком мал.
Снова пошептавшись, друзья подошли к двери. Лямик спрятался за углом, а Лютик начал стучать в дверь.

  • Лови! Держи! – выкрикивал он.
  • Кого ловить? – раздался из-за двери голос.
    -Убегает! Быстрее! – не успокаивался Лютик.
    Загремел отодвигаемый засов, и дверь распахнулась. Лютик сделал пару шагов назад, показывая рукой на сложенные под иллюминатором паруса.
  • Чего шумишь? Кто убегает и куда?
  • Вон! Ему хорошо! Он худой, а я не могу пролезть в это окошко! Мне же обидно! Раз я не могу выбраться, то пускай он тоже здесь сидит!
    Бобо от неожиданности раскрыл рот и сделал шаг в сторону сложенных парусов, одновременно вытаскивая кинжал. На его лице читалось откровенное непонимание. Каким бы маленьким не был пленник, он никак не мог протиснуться в иллюминатор.
    Сильный удар по голове прекратил его сомнения. Бобо, как подкошенный, рухнул на пол. За его спиной стоял Лямик, сжимая в руках лягушачью кость. Лютик быстро закрыл дверь и они вдвоем с Лямиком, оттащили своего охранника в дальний угол, закатав его в приготовленный парус.
    Навалив груду парусов на дверь, чтобы ее нельзя было открыть снаружи, друзья снова направились к иллюминатору. В ход пошли два кинжала, отобранных у Бобо. Стараясь шуметь, как можно меньше, стали расширять отверстие. Через пять минут бросили это занятие, поняв, что до темноты не успеют сделать и половины работы.
    Внимательно присмотревшись к борту, решили просто вырезать кусок доски. Это значительно сокращало время. И работа закипела, потому что оба прекрасно понимали, что второго шанса у них может и не быть. Часа через два выломанная доска покинула пределы корабля, оставив на своем месте узкую щель, через которую с трудом можно было протиснуться. Но другого пути на свободу не было.

***
Боцман Тюпка стоял у борта и глазел на озеро, переживая за разгон, полученный от капитана. Услышав треск выломанной доски, он встревожился. Просто так доски с корабля не падают, да еще с таким треском! Получать лишний раз от Тарана внушение охоты не было. А поскольку за сохранность корабля и порядок на нем отвечал боцман, то следовало, как можно быстрей разобраться в причине летающих досок.
Из-за того, что солнце скрылось за горизонтом, сверху нельзя было толком разобрать, что произошло. Увидев проходящего мимо Литяпа, Тюпка приказал ему быстро притащить канат. Когда это было исполнено, то Литяп обвязался канатом и он начал спускаться за борт, чтобы поближе рассмотреть, откуда и почему вывалилась доска. Боцман, уперевшись ногами в палубу, потихоньку вытравливал конец.
Литяп, поравнявшись с пробоиной, удивился, откуда она могла появиться. Да еще и в таком месте. Желая получше разглядеть повреждение, он засунул голову внутрь. Удар сложенным парусом вышиб его назад. Это было настолько неожиданным, что пират не успел ничего сообразить.
Резкий рывок каната был полной неожиданностью и для Тюпки. Не удержавшись на ногах, он перелетел через борт, зацепившись по ходу штанами за какой-то крюк. Штаны затрещали и остались висеть на злополучном крюка, а их хозяин оказался в воде, пытаясь догнать быстро уходящий корабль. Рядом барахтался полуоглушенный Литяп, пытаясь освободиться от каната.
Полуголый боцман прекрасно понимал, что в сгустившихся сумерках их падение с корабля вряд ли было замечено. Ждать помощи оттуда было бессмысленно, если только не произойдет чуда. В чудеса Тюпка не верил. Он слишком долго бороздил воды озера, чтобы быть настолько наивным.
Неожиданно сзади из-под воды его кто-то довольно чувствительно толкнул. Литяп продолжал барахтаться впереди. Значит, это был не он. Боцман оглянулся. Здоровенная коряга собиралась еще раз наехать на него. Но Тюпка оказался проворней и тут же, уцепился за выступающий над водой сук. Через пару секунд, он уже оседлал, так кстати, подвернувшееся плавсредство.
Литяп тоже не заставил себя ждать и вскоре восседал на другом конце коряги. Запутавшийся в обломках веток канат, не пускал его дальше. Наполовину выбравшийся Литяп, старался дотянуться до завязанного на спине узла, пока не сообразил перерезать канат спереди.

***
Утром продрогшие и голодные Тюпка с Литяпом смогли, как следует, рассмотреть свой «корабль». Коряга была достаточно большой, чтобы свободно нести на себе случайных пассажиров. Сухого места было не слишком много, поэтому боцман тут же поделил его на две неравные части, отхватив себе лучшую и большую. От выпутанного каната отрезали кусок и натянули на границе. Попутно боцман прихватил себе и один из кинжалов Литяпа, решив, что так будет более справедливо.
Угрюмый из-за несправедливого раздела территории, Литяп решил просушить свои штаны, чтобы было не так холодно сидеть. Развесив их на выступающих сучках, он повернулся спиной к Тюпке и уставился в воду, пытаясь решить вопрос с пропитанием.
Видимо спасаясь от кого-то в глубине, на корягу из воды вылетела рыба и, забив хвостом, попыталась соскользнуть обратно в воду. Но, не тут-то было! Пираты мигом оказались рядом и в четыре руки вцепились в случайную добычу. Только страх упустить нежданный подарок Водяного удержали их от драки за добычу.
В отличие от боцмана, Литяп был и при оружии, и при прочих нужных вещах. Среди них оказалось и кресало с огнивом. Минут через десять они уже сидели у разведенного из сухих веток костерка, жадно обгрызая полусырые куски рыбы. Кое-как утолив голод, снова разошлись по своим местам.
Пригревшись на солнышке, Литяп слегка задремал. Тюпка осматривал себя и был весьма недоволен. Волосатые ноги без штанов выглядели не так, как полагалось боцманским. Пару раз взглянув, на почти просохшие штаны Литяпа, он принял разумное, с его точки зрения, решение.
Осторожно подкравшись к территории соседа, он протянул руку и взялся за штаны. Потихоньку потянул их на себя. Его затея почти удалась, но подвела одна из веток, неожиданно сломавшись в самый последний момент. Литяп, резко повернувшись, схватился за одну из штанин. Тюпка вцепился во вторую.
Молча, сопя, они пытались отобрать друг у друга такие нужные им штаны. Наконец, те не выдержали, и спорщики разлетелись в разные стороны, держа в руках по одной штанине. Литяп тут же напялил на себя то, что осталось, а Тюпка в отместку, прихватил с собой кусок каната, служивший границей.
Для большей сохранности остатков каната, Литяп обмотал его вокруг себя. Тюпка, сидя на своей половине коряги, мастерил себе штаны. По самой последней робинзоньей моде. Разрезав отвоеванную штанину на две части, он сооружал какое-то подобие шорт. То, что штанины получились разной длины, его ничуть не смущало.
С гордым видом боцман посмотрел на Литяпа и повернулся к нему спиной, выражая, таким образом, свое презрение к соседу. Литяп обиделся, но вида показывать не стал. Его мучил вопрос, как удалось Тюпке сшить штаны, не имея ни ниток, ни иголки.
Новые Тюпкины штаны были до того великолепны, что Литяп готов был поделиться остатками каната, лишь бы узнать секрет. Но боцман надменно молчал, гордо возвышаясь над краем коряги, как гранитный утес над обрывом.
Литяп так старательно разглядывал Тюпкины штаны, а Тюпка так старательно демонстрировал свое безразличие, что оба не заметили, как приютившая их коряга достигла пустынного берега. Обиженная такой неблагодарностью, коряга с налета врезалась в песок, отправив в свободный полет своих случайных пассажиров.
В результате, путешественники оказались на приличном расстоянии от воды. Золотистый песок был везде. В ушах, глазах, на зубах… Про остатки одежды и говорить не приходилось. Казалось, что одежда и песок неотделимы.
Облегченная коряга с королевским достоинством удалилась. Ей не было никакого дела до каких-то там суетящихся человечков. Ее путешествие продолжалось. В гордом одиночестве.

***
Дождавшись темноты, Лямик с Лютиком протиснулись в щель и, помогая друг другу, вскарабкались на палубу. Спрятались в одной из шлюпок и стали ждать, когда экипаж отправится спать.
Ждать пришлось недолго. Утомленные дневной беготней, пираты вскоре разбрелись по каютам. Понимая, что вплавь, не зная даже направления, им до берега не добраться, друзья решили воспользоваться шлюпкой, в которой находились.
Мешали две мелочи. Беглецы понятия не имели, как спускается шлюпка на воду и потому не могли сделать этого, не привлекая внимания часовых. Поэтому и было принято решение, сначала избавиться от них. Опыта в таких делах тоже не было никакого, но нужда всему научит. Когда все затихло, они, взяв по кинжалу, выбрались из своего укрытия. Корабль спал. Лишь часовые на корме и на носу прогуливались взад-вперед, да у штурвала не спал рулевой.
Срезав по пути какой-то канат, беглецы подкрались к первому часовому. Он даже пикнуть не успел, как был связан по рукам и ногам, а в рот ему затолкали его собственную шляпу. Окрыленные успехом, пленники направились в сторону второго часового. Тот оказался менее беспечным, но приставленный к груди кинжал, решил исход схватки. Оставался только рулевой.
Штурвал находился на капитанском мостике, поэтому незаметно добраться до рулевого, было невозможно. Решили пуститься на хитрость. Вырезали кусок парусины и осторожно направились в сторону мостика.
Соблюдая все меры предосторожности, минут десять подкрадывались к рулевому. Корабль качало на волнах, что затрудняло и без того непростую задачу. Не привыкшие к качке, Лютик и Лямик взмокли от напряжения. В последний момент рулевой обернулся и увидел Лямика. Думая, что пришла смена, он спросил:

  • Это ты, Хланк?
  • Угу,— буркнул Лямик и шагнул навстречу.
    Что было дальше, рулевой помнил плохо. На него накинули какую-то тряпку, крепко чем-то стукнули по голове и сбили с ног. Пока рулевой слушал хрустальные колокольчики и любовался разноцветными кругами, его деловито упаковали в парусину и сверху еще обмотали канатом.
    Срезав попутно снасти на парусах, до которых смогли дотянуться, бывшие пленники закрыли снаружи все каюты. Больше всего времени ушло на спуск шлюпки, но и с этой задачей друзья справились. Незаметно для себя, они осваивали азы озерных волков.
    Долго искали весла и продукты. Наконец все было готово, и невольные путешественники тронулись в обратный путь. Корабль пиратов, с незакрепленными парусами, медленно двигался к Скалистому острову, подгоняемый попутным ветерком. Шлюпка с беглецами направилась в противоположную сторону. Как можно дальше от пиратов.

***

205
Комментарии (0)