«В горе и радости…» (Невыдуманная история )
24 апреля 2009 в 21:23

«В горе и радости…» (Невыдуманная история )

Ольга жила в подвале старого дома, с такими же бедолагами, как и она. Ютилась в своем углу вместе с немолодым псом. Соседи по ночлежке были, в общем, неплохими. Но жизнь есть жизнь. Наступала холодная и голодная зима. Безжалостная к таким, как эти люди. Вообще, если честно признаться, у них еще какой-то угол был. Летом они вместе с другими переселялись в лес, где у них есть землянки, заложенные ветвями. Там была своя жизнь. И «благополучные» люди обходили это поселение стороной.

Летом там даже играли свадьбы. И это было удивительное и жуткое зрелище. Как они танцевали! Отчаянно, самозабвенно… Они вбивали ногами в землю всю боль своей непростой судьбы, а руки в полете и в немом крике рвались к небу…
Они смеялись и плакали, как все, но если заглянуть в их лица… то это были совсем не те люди, что можно было представить по их внешнему поведению…
Не имеющие ничего или свободные от всего? Где начало и где конец их горькой свободе? Да и понимают ли они это? Там свое общество, свои кланы, свои законы. Наверное, они другие. Наверное, нам этого не понять. Да и зачем? У каждого свой мир.

Люди, проходя, видели, как женихи, носили своих невест на руках, и порой приходила шальная мысль: а ведь их и вправду ничто не поссорит… ведь у них ничего нет!
А недалеко от их поселения, в лесу, рядами собачье кладбище. Ухоженное, могилки расположены ровными рядами. Памятники, цветы… фотографии. Все как у людей. Все чин-чином. Не могу сдержать горькую иронию, излагая эту невыдуманную историю.

Кладбище собак, свадьбы бомжей, цветущие деревья… Все в этом мире в равновесии. Философия…
Но сейчас наступала зима, и кому повезло найти уголок возле труб центрального отопления, тот мог считать себя счастливчиком. Зима обещала быть очень холодной. Ветки рябины гнулись под тяжестью гроздьев ягод. Зима надвигалась страшная…

            • ***
              Ольга круглая сирота. Когда-то ее, совсем малышку, подбросили возле отделения милиции. В пеленках не было записки. Только тоненькое золотое колечко, с камешком, висело на шее, на веревочке. Вот и все. Дежурный милиционер долго убаюкивал плачущую девочку и думу свою думал. У него своих трое дома, но…
              В общем, не повезло маленькой Оле. Была она отправлена в детский дом. Выросла. Закончила школу, затем училище. Ей, как сироте, со временем, выделили однокомнатную квартиру. Годы шли, а с личной жизнью у нее не ладилось. Ни мужа, ни детей, ни родственников. Одна-одинешенька на свете, так она и жила.

Однажды, когда ей было лет сорок, она все-таки встретила мужчину. Он был моложе ее. Его звали Олег. Приходил, делал мужские дела по дому, приносил гостинцы и рассказывал об их будущей жизни. Он очень хотел собственный дом, но у него тоже была маленькая квартирка, к тому же коммуналка. Вот они и решили: продать обе квартиры да купить себе частный домик. Уже и присмотрели. Олег отнес задаток. И они продали обе квартиры. Потом он поехал оформлять все дела, а Ольге надо было на работу. Олег больше не вернулся. Все деньги остались у него. Как оказалось потом, и задаток он вовсе не давал, даже не появлялся там после их совместного визита.

Такая вот неприглядная история… Жилья нет, близких нет. И закрутила Ольгу жизнь. Бродяжничество, одиночество…

Хорошо, что прибился пес. Примерно три месяца назад, или больше… время уже счета не имело. Это была старая, облезшая овчарка, с порванным ухом и кривым глазом. Кобель. Видимо, он тоже многое узнал в этой жизни. Вот и встретились два горьких одиночества.
И Ольга приняла его.
Он стал ее верным другом. Он следовал за ней повсюду, с любовью заглядывал в ее глаза. Ольга делилась с ним всем, что ей удавалось добыть. А ночью она с ним подолгу разговаривала. Она рассказывала ему о своей немудреной жизни, о своей несложившейся судьбе, о несбывшихся мечтах и о многом другом. Так проходили дни и недели…

У нее было ее место, где она просила подаяние. А еще, как никому другому, ей везло на постоянных клиентов. Две женщины из поселка просили ее иногда помочь по хозяйству: прополоть огород, что-то вскопать, что-то перенести… Они ей давали за это продукты, и кое-что из одежды.

Дня три назад Ольга заболела. Все крутило и ныло. И она не смогла выйти на «работу», она лежала в углу, горячая, и безучастно смотрела в никуда. Пес, она назвала его Аркадием, жалобно скулил и лизал ей лицо…
Ольга закрыла глаза. Ей ничего не было жаль. Можно было бы и уходить. Ее жизнь крутилась перед ней каким-то монотонным черно-белым кино, уныло и безлико… Прохладный язык пса снимал с лица немного жар, и ей становилось легче. К ночи она провалилась в беспамятство.

К удивлению, проснувшись, она чувствовала себя достаточно хорошо. Хотелось есть, ведь вторые сутки она голодная. И Ольга стала одеваться в теплые, хоть и не по размеру одежки…
Что-то встревожило ее. Пес забеспокоился… зарычал. Ольга оглянулась. Опасности не было, соседи ушли.
Аркадий поднялся и пошел к выходу. Затем обернулся и остановился, как бы ожидая Ольгу. Но в его облике было что-то другое, непонятное, и настораживающее. Ольга подошла, опираясь на палку. На улице уже кое-где был гололед.

Пес не двинулся с места. Ольга пыталась обойти его, он дернул зубами ее за юбку, как бы не пуская. Он смотрел ей прямо в глаза. И взгляд был не такой, как всегда. Ольге было некогда разбираться, и она попыталась оттолкнуть пса. Он зарычал. Потом снова ухватив за рукав, стал тянуть ее назад.
Ольга рассердилась: Чего это он? Идти надо… бедного человека ноги кормят. И, не в силах справиться с ним по-хорошему, она ударила его палкой. Пес заскулил, завертелся. Но снова перегородил ей путь. Ольга снова замахнулась на него, но не ударила. Даже ее изболевшее и очерствевшее сердце почувствовало пронизанный болью взгляд Аркадия.

Пес отошел. Затем неохотно, поскуливая и оглядываясь, вышел. Он ушел. Ольга это поняла, когда вышла за ним следом.
Слабая после болезни, она тоскливо сидела на своем, обычном месте, протянув руку. Не было рядом ее друга, и стало совсем холодно во всем мире. Слезы катились по ее изможденному лицу, по бороздкам морщин, зависали каплями на подбородке. Ольга вытирала их рукавом. В эти дни ей лучше подавали. Возможно, трогала ее безысходность.

Ольга прятала под кучей одежек добытое и с надеждой шла «домой», надеясь увидеть пса. Но его не было. И день, и другой… и третий. Она искала его и спрашивала о нем.
Мир опустел. Еда не шла в горло. Она по-прежнему, по привычке, накладывала еду в собачью миску. А ночью от каждого шороха вскакивала и прислушивалась. Ей все время слышалось поскуливание ее Аркадия. Ее обиженного друга. Но его не было.
В эту, третью, ночь у нее особенно остро появлялось чувство, что пес рядом, она явственно слышала его скулеж. Но, выходя в ночь, на темные улицы спящего города, не находила его…

            • ***
              На ее месте сидел какой-то старик. Ольга его не знала. Она подошла и потребовала освободить место. Старик заругался… Откуда-то выскочили два молодых оборванца и стали ее гнать. Она замахнулась на них палкой и стала кричать, что это ее место. Кто-то из нападавших бросил в нее мерзлый ком земли.
              И сразу же откуда-то стрелой выскочил пес и зарычал, заступаясь за свою хозяйку.

Оборванцы, увидев это, стали бросать в собаку мерзлые комья земли. Один попал в Ольгу. Прямо в живот. И она согнулась от боли. Пес Аркадий кинулся на нападавших. Град камней посыпался на женщину с собакой. Пес стал впереди Ольги, ощетинившись и рыча. Было еще рано. Редкие прохожие, спешившие на работу, не вмешивались.
Ледяной камнепад не прекращался. Верный пес отчаянно старался прикрыть свою хозяйку. Его тело, залитое кровью, не хотело сдаваться. Ольга, согнувшись, лежала на земле. А озверевшие дебоширы кидали камни до тех пор, пока пес, практически прикрыв своим телом побирушку, не застыл без движения.

Стало тихо. Стало так тихо во всем мире, что Ольга не слышала даже своего дыхания. Ее друг и единственная душа в мире, которая ее защищала, отдавал ей свое последнее тепло…
Ольга, из последних сил, еле двигаясь, стащила с одеревеневшего пальца колечко, и, раздвинув пальцы (если так можно назвать) передней правой лапы своего Аркадия, надела ему кольцо. Оно легко скользнуло на место…
«В горе и в радости… до самой смерти»,— удалявшимся эхом прозвучали в ушах чьи-то слова…

Эту странную и удивительную историю описывали газеты: «Найдена обледеневшая на морозе пара. Женщина и пес, весь в замерзшей крови… на его лапе было кольцо с камешком. Женщина обнимала собаку…»

Горели разноцветьем огней рождественские елки. Мир переливался яркими праздничными красками и продолжал жить своей жизнью.

181
Комментарии (16)
  • 24 апреля 2009 в 22:57 • #
    Екатерина Каракуц

    невыносимо больно........

  • 25 апреля 2009 в 00:28 • #
    Любовь Кочина

    За этот рассказ, я получила первое место во всеукраинском конкурсе. Мне предложили писать драму или роман. Но...я не выдержу. Из меня это рвалось так, что чуть душу не разворотило...

  • 25 апреля 2009 в 12:01 • #
    Екатерина Каракуц

    Любовь, вот что удивительно, у меня есть рассказ, написанный практически об этой женщине, только от первого лица. Я его не перечитываю, нигде не выкладываю, лежит где-то в тумбочке. Проживать такие образы невыносимо тяжело, я Вас прекрасно понимаю.

  • 25 апреля 2009 в 07:28 • #
    Евгений Заикин

    Да-ааа... Наш мир катится в бездну! Сильно написано, боль и безнадёжность в каждой строке! Прочитав этот рассказ с утра как-то и делать то ничего уже не хочется... Спасибо Вам, Любовь за такие трогательные жизненные описания - я бы Вам не первое место предоставил в этом конкурсе, а напечатал бы огромнейшим тиражом этот рассказ (руководством этого конкурса), чтобы многие смогли его прочитать и в Украине, и в России, и странах СНГ. У нас беда то какая - запустили для отвлечения от проблем для народа эти сериалы и сбили массу народа с пути истинного восприятия действительности (этакая подмена ситуации)! Многие ныне ведь перестали вообще читать - я не говорю о нашей молодёжи, в их среде теперь многих книг и даже наших классиков просто не знают! Какое уж тут сострадание...?

  • 25 апреля 2009 в 07:43 • #
    Евгений Заикин

    Доброе утро, Любовь!
    А давайте разместим Ваш рассказ на портале "Стихи.ру" в моей странице, но соответственно под Вашим именем, чтобы ещё больше людей смогли его прочитать из многих стран, а не только здесь на "Профессионалах" и в Украине!
    Не могу до сих пор успокоиться от впечатления прочитанного!
    С уважением, Евгений!

  • 25 апреля 2009 в 12:16 • #
    Любовь Кочина

    На "Стихи.ру" у меня есть своя страница. Там помещен этот рассказ. Но если, хотите, можете и на своей странице поместить их. Подпишите Любовь Кочироа(Любава)

    Точно не помню, под каким ником я там...
    С уважением

  • 25 апреля 2009 в 16:29 • #
    Евгений Заикин

    Хорошо, Любовь!
    Всё понял...
    Спасибо!

  • 26 апреля 2009 в 00:17 • #
    Владимир Чупов

    Стихи и проза - это хорошо. Но реально то что и как делать? Народ уже как-то притерпелся. Идет по проспекту, бомжи лежат на скамейках или под, грязные, дурно пахнущие. Благополучные граждане проходят мимо, отвернув лицо в сторону. и это в бывшем Советском Союзе. Тем ли мы людям доверили власть в стране?

  • 26 апреля 2009 в 01:31 • #
    Любовь Кочина

    Вести полемику мне бы не хотелось, лишь потому, что это ничего не даст. А вот выбираем мы того...кого выбираем(коррекция этих выборов, к сожалению, присутствует)

    В политику никогда не ввязывалась, так как это не по моим силам и способностям...
    Но, ситуация в стране, конечно...напрягает и очень.
    Думаю, что человек, ни в единственном числе, ни группой, ничего изменить не может , что-то есть свыше.

    Пока, единственно приемлемый выход, развиваться лично самому, находить в изменившихся условиях, новые варианты взаимодействия и творческой адаптации. Пока идешь в группе, получаешь поровну и кнуты и пряники. Есть люди, для которых такой путь приемлем.

    Но быть полностью независимым от системы, это еще более неправильно. Некоторые высказывают мнение,, что систему и ее возможности нужно просто использовать в свою пользу. Думаю, что это мнение не имеет под собой ничего реального.

    Не знаю, насколько я права, но я склоняюсь к той мысли, что с Системой надо взаимодействовать, на партнерских условиях.

    Это может оказаться очень широким и много сторонним вопросом. Строго индивидуальным, для каждого.
    В общем, у каждого свой путь. Особенно в сложное время. Но это совсем не значит, что человек перестает быть человеком, и оставит без помощи другого.

    А вообще все сложно для тех, кто не пытается разобраться. Тогда обыкновенные вопросы, которые надо решать по ходу, превращаются в проблемы...

    Но это, только мое ИМХО. (сори, если кого-то задела)

  • 26 апреля 2009 в 21:37 • #
    Юлия Вдовина

    Я плакала! Очень трогательно, драматично, душещипательно!
    Я очень сочувствую героине, ее нелегкой судьбе и вам, хотя бы за то, что вам довелось наблюдать жизнь бомжей, а писав рассказ, я уверена, и прочувствовать. Этот рассказ еще раз заставил меня вспомнить о том, что животные, звери бывают лучше, справедливее, умнее и преданнее, чем подчас жестокие люди!
    На эту же тему давно я написала небольшую сказку-поэму, если хотите вам вышлю…
    Желаю вам творческих успехов!!! Если вы сомневаетесь писать ли вам роман, драму, то мое мнение: публикуйте пока свои рассказы, а там, когда войдете в ракурс, можно и за роман приняться. )))

  • 26 апреля 2009 в 22:52 • #
    Любовь Кочина

    Юля...а Вы здесь выставьте свой рассказ-сказку. Тема-то общая...

  • 27 апреля 2009 в 22:37 • #
    Юлия Вдовина

    Хорошо, сейчас! ))) Только у меня свободный маневр написания! ))) Надеюсь понравится..

    сердечность волка
    Julina

    Темно. Дорогу освещают звезды,
    Деревьев блики падают на свет.
    Вдали как будто раздаются чьи-то стоны,
    Но это лишь протяжный вой.

    Горят глаза кровавым красным светом,
    Злобное дыхание прерывисто звучит.
    По той дороге давно уже никто не ходит.
    Ветер страха со свистом парит.

    ***
    Однажды по дороге ехал всадник.
    С ним его девушка сидела в телеге.
    Скрипели, раскачиваясь, ветки деревьев,
    Вились по снегу волчьи следы.

    Она вдруг сказала:
    - Любимый, мне страшно и холодно.
    Как странно, что мы сюда забрели.
    Я этого места ни капли не знаю,
    Давай развернемся: здесь злобою воздух пропит!

    Всадник вздохнул:
    - Если мы развернемся,
    то лучшей дороги уже не найти.
    Смотри: здесь светлее и вовсе не страшно!
    Чего ты боишься? Ведь близко уже?!

    Сказал. А меж тем руки тряслись:
    Он тоже предчувствовал что-то плохое!
    Лошади с силой по дороге неслись,
    Гонимые всадника кнутом упорным.

    Чем дальше дорога, тем становилась темней.
    Прозябал душу холод, деревья сгущались,
    И путникам даже немного казалось,
    Что эта дорога несет предзнаменье.

    Когда подзатихли протяжные стоны,
    Рядом с ними раздался кустарника скрип.
    Взбежал на дорогу, испуская рычанье,
    Огромный лохматый озлобленный волк.

    Лошадь взбесилась, опрокинув телегу.
    Поводья порвав, ускакала во тьму.
    Волк подошла, не спеша, к повозке.
    Метнул на добычу пламенный взгляд…
    И прыгнул на всадника,
    Который безмолвно, от наполнявшего страха,
    Смотрел на него.

    Всадник хотел схватиться за саблю –
    Волчьи глаза впились в него.
    Окаменев вдруг руки застыли,
    И волк перевел на девушку взгляд.
    Их взгляды скрестились,
    А сердце забилось …
    От страха волчьею жертвою стать.

    Дрогнули губы, лицо побледнело…
    Но было уж поздно назад отступать.
    Она поняла, что есть в жизни мгновенья,
    Когда нужно с силой оставить свой страх.

    Как после молитвы пришло озаренье,
    Внезапно прошли: немой ужас, желанье бежать.
    И со спокойствием, навеянным близкою смертью,
    Она, чуть дыша, стала тихо шептать:
    - Я знаю: ты – волк. А мы – твои жертвы.
    Ты не пощадишь нас никогда!
    Но я хочу молвить тебе перед смертью.
    И попрошу: послушай меня:
    Есть люди, которые в жизни, как звери,
    Роют могилы-ловушки для тех,
    Для тех, кто не винен, слабей и честнее,
    А совесть свою стараясь забыть!
    Так что смерть от тебя
    Для меня, как награда.
    Я не хочу это видеть и жить!
    Но ты пойми: ведь жестокость пагубна,
    И, я прошу, хоть его отпусти!

    - Будет жить он, и душа моя тоже
    с ним будет вместе делить и радость и грусть.
    После смерти на небе я буду молиться,
    Чтоб с ним душа моя рядом была навсегда!

    Глаза волка сверкнули и сразу потухли.
    Медленным шагом отошел он назад
    И, отвернув лохматую морду,
    Скрылся в освещенных луною кустах.

    Эту дорогу с тех пор все забыли,
    Скрылась в лесных потемках она.
    Только легенду о сердечности волка
    Помнит далекая в небе луна.

  • 27 апреля 2009 в 22:40 • #
    Любовь Кочина

    От души написано

  • 4 мая 2009 в 18:11 • #
    Алексей Корнеев

    "…Ветер парит со свистом…", "…скрип кустарника…", "…скрещенные взгляды…" – круто!
    Кто-нибудь пробовал представить это?
    Скрещенные взгляды – что-то вроде визави, но не видя друг друга?

  • 27 апреля 2009 в 09:50 • #
    Ляззат Сеитова

    Я расплакалась.... очень грустная история про любовь, верность, преданность, предательство родных и любимых.... спасибо, Любовь....

  • 27 апреля 2009 в 22:42 • #
    Любовь Кочина

    Спасибо за оценку Ляззат

  • Желаете ознакомиться с остальными комментариями или оставить свой? в сеть, чтобы получить полный доступ к функционалу Профессионалов.ru! Еще не участник сети?